Почему в экономике уходящего года все было вкривь и вкось…

Алматы. 26 декабря. КазТАГ – Тулкин Ташимов. Подытоживая итоги развития экономики страны в 2012-м, можно констатировать одну примечательную особенность: Казахстан в очередной раз (вспомните хотя бы не столь давний астанинский саммит Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе) станет организатором еще одного крупнейшего имиджевого мероприятия – получил право на проведение Expo-2017. На сегодняшний день мы знаем лишь его примерный бюджет – $1,5-2 млрд.

На примере таких мероприятий отчетливо видно, как далека власть от народа, а народ от власти. Руководство страны воспринимает данное мероприятие как еще один неплохой шанс потусоваться с мировой бизнес-элитой и вострубить фанфарами об успехах. Народ же не видит смысла в таких колоссальных расходах. Не до имиджа, когда просто кушать хочется. И потому имеются большие сомнения, что власть сумеет объяснить простым людям необходимость проведения в Казахстане таких расточительных мероприятий.

Кстати, если экономику ассоциировать с автомобилем, то 2012-й показал, что с мотор может и перегреться в силу того, что он неминуемо теряет охлаждающую жидкость.

В свое время Казахстан скопировал с США свою экономическую модель, в основе которой – потребление. Но скопировал, как всегда, лишь частично. Власти просто забыли о другой обязательной стороне вопроса – производстве. А ведь суть американской экономической модели как раз в потреблении именно американского продукта.

Казахстан же в отличие от США тупо потребляет произведенное другими странами, сам не производя практически ничего.

В частности, и поэтому 2012-й сложился так, как сложился. Нас убеждали, что высокие цены на нефть сделают Казахстан богаче. Вот теперь на фоне высоких мировых цен на нефть экономика в третьем квартале, мягко говоря, забуксовала: скромные 3-4% роста в годовом исчислении. Сложно объяснить низкие темпы экономического роста в условиях благоприятной конъюнктуры, тем более, что никто и не пытается.

А происходит все так потому, что власти решили сэкономить. Ранее, особенно в 2010-2011-х, они не жалели госсредств для накачки экономики ликвидностью. Когда же в конце 2012 власти перестали накачивать экономику деньгами, рост стал минимальным. Наша экономика больше напоминает наркомана с большим стажем: дадут хорошую дозу, будет взлет, не дадут – будет ломка.

Обычно, когда все валится из рук, власти выручает сырьевой сектор. Но в 2012-м этот сектор рос весьма вяло, а местами показывал тревожный тренд падения.

Но зависимость экономики от нефтяных доходов ведет к непредсказуемости. Поэтому два года назад власти запустили госпрограмму форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР). И правильно сделали.

Вот только сегодня, когда мы находимся в самой середине исполнения ГПФИИР, рассчитанной на 2010-2014 годы, приходит понимание некоторых тонкостей и предчувствие неприятных выводов. За два года реализации программы мы ничего, кроме радужных отчетов об освоении средств, выделенных в рамках ГПФИИР, не слышим.

Возможно, в разные стороны смотрим: власть – на победные реляции по части освоенных сумм, простые люди – на прилавки магазинов (имею в виду ярлыки с указанием производителя).

Но пока процесс реализации ГПФИИР в самом разгаре: предприятия открываются, ленточки разрезаются, продукция выпускается… Да, в некоторых магазинах появилась местная сметана в упаковке практически без опознавательных знаков, причем, насколько дешевая, настолько и некачественная. Еще одно наблюдение: ломбардов стало больше – в хорошие времена люди свои обручальные кольца в заклад не несут…

Если это и есть результаты реализации ГПФИИР, значит, власти под диверсификацией экономики понимают нечто иное, чем мы, налогоплательщики.

Разговоры о второй волне кризиса уже набили оскомину. Все это больше напоминает дешевые (Хичкок “отдыхает”) голливудские фильмы-ужасы, в процессе просмотра которых, мягко говоря, не страшно. Снова власть и народ смотрят в разные стороны.

Так, чиновники кивают на охватившие Запад развал и панику. В качестве примера они приводят ситуацию в Греции, Испании, Кипре, где имеются вполне очевидные экономические трудности.

Между тем, мы, рядовые граждане, нутром чуем, что “очевидные экономические трудности” в Европе в глобальную стагнацию превратиться вряд ли могут. И потом, никто из еврозоны не бежит, Евросоюз относительно стабилен (судите по курсу евро).

Правда, не далее, как на прошлой неделе французский актер Жерар Депардье сбежал из Франции в Бельгию. Социалисты на его родине решили подоить богатых и ввести 75%-й налог на доходы. Это Депардье, и не только его, нервирует. Не хочет он отдавать ¾ всего заработанного. Слава богу, в Бельгии социалисты еще не победили.

Мы также видим, что больная мировая экономика в 2012-м выросла на 3%. Информация для размышления: почему Депардье не решился сменить медленно растущую европейскую экономику на быстро растущую казахстанскую экономику? Вывод очевиден: налогоплательщики в стагнирующей Европе живут лучше, чем налогоплательщики в благополучном по темпам роста экономики Казахстане.

Информация для особо непонятливых: вторая волна кризиса — это есть падение мирового ВВП.

И еще одно наблюдение. Если вторая волна кризиса подойдет вплотную, то цены на нефть упадут до $50 за баррель и ниже. А между тем ни один авторитетный прогнозист и аналитик не сомневается — цена барреля сейчас выше $100 и не собирается падать. Спрос есть, рост мировой экономики налицо.

2012-й показал, что Казахстан стал иждивенцем. Депутаты и чиновники ждут не дождутся очередных траншей из Нацфонда, чтобы закрыть бюджетные “косяки”. Налогоплательщики тоже ждут денег… Венцом всему по-прежнему же нефтедоллары.

Поэтому у нас есть все основания с опасением ждать коммерческого запуска месторождения Кашаган. Если оттуда пойдет большая нефть, то грандиозные планы индустриализации растают, как прошлогодний снег.

Сегодня стало модным пугать обывателей вступлением Казахстана во Всемирную торговую организацию (ВТО). Мол, агропромышленный комплекс конкуренции не выдержит, его продукция станет невостребованной, а транснациональные корпорации, которые полезут в Казахстан, агропром добьют.

Для начала стоит уточнить, что агропром может погубить не сам факт вступления Казахстана в ВТО, а условия вступления. Если Казахстан, как и Китай, будет долгое время выторговывать преференции для своих производителей, ВТО может дать позитив. Например, усиление конкуренции, стремление казахстанских производителей к лучшим мировым практикам. Если же Казахстан последует кыргызско-таджикскому опыту вступления в ВТО, то в руинах окажется вся экономика, и не только агропром.

Впрочем, проблема отечественного агропрома в неэффективности его структуры: в сельской местности проживает почти половина населения страны, тогда как его доля в ВВП всего 4-5%. Какая яркая картина!

Еще несколько слов о неэффективности. Власти направляют колоссальные средства для развития регионов, а последние никак не могут их освоить. Брать – берут, но освоить не могут.

Это к вопросу о невысоком качестве государственного управления.

Ведь и раньше все это было очевидно. Так, в конце-начале каждого календарного года шустрые представители местных исполнительных органов устраивают охоту за бюджетными средствами. Количество командировок в Астану, где верстается бюджет, резко увеличивается. За бюджет дерутся не на жизнь, а на смерть.

А потом к концу года неожиданно прозревают работники Счетного комитета и с энтузиазмом шерстят бюджеты городских и районных акиматов. Одновременно с работниками Счетного комитета о своих прямых служебных обязанностях вдруг вспоминают и силовики, которые устраивают охоту за теми, кто ранее охотился за траншами из Астаны.

А истина посередине. Акимы на местах заявляют крупные проекты и просят, пробивают мощное финансирование не для того, чтобы простым людям стало комфортнее жить. Они просто хотят выслужиться перед начальством, да и себе что-нибудь на бедность выпросить. В результате чего язык включается раньше, чем мысль.

2012-й еще раз показал, что Астана не всегда адекватно оценивает работу акимов. В зачет идет количество и размеры предложенных проектов, а не качество их осуществления. В результате, на фоне многомиллиардных неосвоенных бюджетных средств идет быстрый карьерный рост тех, кто в погоне за количеством проектов забыл об их осуществлении. Иерархия, где тупой управляет тупым, родить нечто больше, чем дешевый пиар, не способна.

2012-й продемонстрировал, что плохое госуправление никуда не делось: хороший урожай некуда складировать, плохой – поднимает цены, снег – не убирается, дождь – тонем, жара – горим.

Вся финансовая система практически брошена на произвол судьбы. Главная тема – банки сами выберутся из трясины. С началом кризиса правительство и Нацбанк вроде зашевелились. Капитализировали крупные банки, чтобы сохранить устойчивость всей финансовой системы. А потом словно оборвало. Последняя новость – вторая реструктуризация БТА Банка.

По сути, БТА Банк дважды кинул иностранных кредиторов. Опасно, конечно, но пока кредиторы молчат, терпимо. По остальным банкам меры правительства оказались половинчатыми. Сначала в них, как и в БТА, закачали госденег, потом, когда те вдруг заговорили об их частичном возврате, государство про банки моментально забыло.

А выбросить из головы их заставила ситуация второй половины 2009 года, когда цены на сырье вернулись на высокий уровень: бюджет стал легко наполняться, а темпы роста экономики, безусловно, не фонтанировали, но наблюдались. Тогда-то правительство и Нацбанк в полной мере успокоились и теперь действуют по методу Кашпировского: если у вас (БВУ) еще есть рубцы, полученные во время кризиса, то они сами по себе рассосутся.

Между тем главный банк страны ведет себя как игрок за карточным столом, вынужденный блефовать. Сначала, чтобы подчистить кредитные портфели БВУ, обещает создать фонд стрессовых активов, и даже создает его. БВУ – тоже подобные фонды создали. И стоп, приехали.

В теории данная мера оказалась красивой и привлекательной. На практике плохие кредиты в эти фонды так и не попали. Тоже по Кашпировскому: Нацбанк, по всей видимости, решил плохо поступить с плохими кредитами: например, забыть о них, возможно, рассосутся.

В мировой практике рост депозитной базы означает, что население доверяет БВУ и несет туда свои сбережения. Но вот наблюдение. Я деньги в БВУ не понес, друзья, знакомые, одноклассники, насколько знаю, тоже. Но депозитная база растет.

Секрет прост: основная часть депозитов в казахстанской финансовой системе – это деньги нацкомпаний. Самый простой ответ: вероятно, топ-менеджмент нацкомпаний не знает, что с ними делать. А так процент капает.

А между тем правительство устраивает ситуация, когда нацкомпании держат свои деньги на депозитах. Оно, судя по всему, и не способно построить систему, внутри которой нацкомпаниям было бы невыгодно держать деньги на депозитах. Например, стало бы выгодно инвестировать деньги в реальные проекты.

Но одно дело оно научилось делать более чем успешно: бороться и побеждать за право проведения крупных международных саммитов в Казахстане. Expo-2017 в их числе. А может правительство большего и не хочет? Ведь за одной крупной победой и не увидишь тысячи мелких поражений!

С наступающим 2013-м!