“Asia Society”: Посол РК в Южной Корее Дулат Бакишев: Связи между казахами и корейцами восходят своими корнями ко временам династий Силла и Когуре

Издание “Asia Society” опубликовало репортаж под названием Kazakh Ambassador PromotesPartnership’ with Korea.

В нем говорится так: “Его превосходительство Дулат Бакишев, посол Республики Казахстан в Корее, рассказал о партнерстве между двумя странами на обеденной презентации здесь, в “Asia Society Korea Center”. Хотя у Кореи и Казахстана имеются только дипломатические отношения друг с другом на протяжении 20 лет, посол Бакишев отметил, что связи между двумя странами уходят корнями далеко в историю династий Силла и Когуре в начале нашей эры.

До азиатского финансового кризиса 1997 года Корея являлась третьим крупнейшим инвестором в Казахстане с преимущественным интересом в горнодобывающей промышленности и энергетике. Корейские инвестиции возвращаются в Казахстан после отката в результате кризиса. Посол отметил листинг “Казахмыса”, горнорудной компании, которая теперь является “глобальным игроком”, на Лондонской фондовой бирже с помощью группы “Samsung” в качестве одного успешного примера, вытекающего из партнерства между Казахстаном и Кореей”.

Политические и экономические отношения между государствами Юго-Восточной Азии и странами нашего региона за годы, прошедшие со времени обретения ими полноценной независимости, стартовав практически с нулевого уровня, ушли далеко вперед. Соответственно, разительно изменилась геополитическая среда, в которой находится Центральная Азия.

Для нашей же страны важно то, что стремительное экономическое развитие государств Юго-Восточной Азии и усиление их веса в системе межрегиональных и международных взаимоотношений сопровождается столь же впечатляющей интенсификацией их связей с Казахстаном. Но речь в данном случае все же, по-видимому, должна вестись не столько о формировании непосредственных отношений между казахскими степями и Дальним Востоком на целинной основе, сколько об их восстановлении после длительного перерыва.

История полна примечательных фактов. Даже сейчас, когда в любой конец земного шара можно добраться в течение, по крайней мере, суток, для человека, живущего в Казахстане, Дальний Восток выглядит очень далеким регионом. Настолько далеким, что наличие в прошлом контактов с ним у жителей Центральной Азии представляется, на первый взгляд, весьма и весьма сомнительным.

А между тем история свидетельствует о том, что еще в средние века связи, скажем, между Кореей, находящейся на самом дальнем краю того самого Дальнего Востока, и нашим регионом были довольно интенсивными. Более того, бывало так, что одни и те же племена оставляли практически в одно и то же время неизгладимый след в истории казахов и корейцев. Похоже, в те далекие времена то огромное расстояние, которое отделяет Корею от территории современного Казахстана, вовсе не представлялось непреодолимым.

А если взять по большому счету, конечно же, казахи и корейцы – исторически родственные народы. Причем можно предположить, что когда-то в далеком прошлом они жили недалеко друг от друга. Корни казахского сознания надо искать не на Западе и не на Юге, а на Востоке. Оттуда происходят кочевые тюрки. Там живут народы, чей образ мышления и чьи поведенческие стереотипы схожи с нашим мышлением и нашими поведенческими стереотипами. Имеются в виду те же корейцы, а также японцы.

Пару лет назад довелось смотреть телевизионный репортаж о южно-корейских студентах, приезжавших для стажировки в Казахстан и уже отбывавших обратно к себе на родину. За те несколько месяцев, что они находились у нас в республике, им удалось вполне сносно освоить казахский язык. Молодые корейцы и кореянки из “страны утренней свежести” охотно продемонстрировали на камеру свое умение говорить по-казахски. И то, что им удалось за столь непродолжительный срок вполне сносно освоить казахскую устную речь, представлялось бы неправдоподобным, если бы… Если бы они сами не признались, что государственный язык РК им довольно легко дается постольку, поскольку он, оказывается, имеет немало общего с корейским.

Такая же близость обнаруживается и у японского и казахского языков. Вот пример из выпущенного Московским государственным институтом международных отношений “Самоучителя японского языка” (Б.П.Лаврентьев, издательство “Наука”, М., 1982 г.): “Например, русское предложение: “Я недавно читал роман японского писателя о жизни трудящихся” согласно японскому порядку слов приняло бы следующий вид: “Я недавно трудящихся жизнь о японского писателя роман читал” (стр. 17). Если вы, читатель, японский порядок слов, ничего не меняя, переложите на казахский язык, получится настоящее казахское предложение: “Мен (Я) жақында (недавно) еңбекшілер (трудящихся) өмірі (жизнь) туралы (о) жапон (японского) жазушысының (писателя) романын (роман) оқыдым (читал)”.

Все это свидетельствует о том, что образ мышления у корейцев и японцев точно такой же, как у казахов.

Получается, казахи и корейцы как народы являются, хоть и дальними, но родственниками. Истоки их родства определяются их изначальной принадлежностью дальневосточной цивилизации.

Что же касается конкретных исторических свидетельств, надо сказать, что они зафиксированы со второй половины I тысячелетия нашей эры. Представитель Когурё (Кореи) изображен на одной из композиций, относящейся к VII веку монументальной живописи дворцового комплекса Афрасиаб. Там запечатлены сцены приема послов в Самарканде правителем Согдианы Вархумаком. В ту эпоху, когда Поднебесная империя и арабы вступили в открытое противостояние в борьбе за распространение своей власти в Средней Азии, во главе китайского экспедиционного корпуса, отправленного на штурм Чача (Ташкента) в 749 году, стоял корейский генерал Гао Сянь-Чжи. А после поражения китайских войск от арабов в 751 году на реке Талас, на территории современного Казахстана, один из потомков древней корейской династии Чао совершил поездку по городам нашего региона.

А в далеком прошлом предки корейцев жили, по всей видимости, в близком соседстве с предками казахов. Антропологические и лингвистические данные позволяют предполагать, что этнические корни корейцев связаны с Центральной Азией и Алтаем. То есть они у них такие же, какие есть у казахов.

Казахскому сознанию свойственна тяга к поиску родственников. Обнаружение удалившихся и поэтому почти позабытых родных, хоть дальних уже, и возрождение былых связей с ними – это для него всегда событие большой, даже исторической важности. А история восстановления былых связей нашего региона и нашей страны с Дальним Востоком совершается прямо сейчас, на наших глазах.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...