“Культ личности” как туман над чудовищами

Алматы. 21 января. КазТАГ – Расул Рысмамбетов. В недавнем интервью казахстанским телеканалам президент Казахстана Нурсултан Назарбаев попросил областных акимов соблюдать меру при размещении его портретов.

“Я хочу сказать, у нас доброхотов, из прошлого идущих, очень много, вешают портреты президента где попало, на каждом столбе…Я обращаюсь опять ко всем акимам: нужна, в конце концов, мера, я считаю, что это медвежья услуга мне делается. Не от того, что меня любят, а мне хотят навредить. Прошу успокоиться по этому вопросу”, — подчеркнул Н.Назарбаев.

Данное высказывание президента может свидетельствовать о развитом культе личности президента в Казахстане, который начался не сегодня, однако в последние 2-3 года набрал особую силу.

Попробуем разобраться: кто строит культ личности, какие цели этот культ преследует, и о чем свидетельствует его активное навязывание казахстанскому обществу. И как рассеять морок, наводимый режиссерами этого действа.

Девальвация президентской власти и инфляция поручений Астаны

Для начала выразим мнение, что обилие портретов президента на больших рекламных щитах во всех населенных пунктах, цитирование главы государства по поводу и без – означает девальвацию президентской власти в нашей президентской республике. На каждую очевидную госпрограмму приходится множество высказываний президента, а их выполнение контролируется на всех уровнях – и все равно госпрограммы проваливаются – этот факт неоспоримо доказывает инфляцию поручений Астаны в регионах. Если раньше просьбы руководства страны в областях рассматривали как приказы, то сейчас самые жесткие приказы выполняют по возможности – как просьбы.

Как показывает история, культ личности создается чиновниками, которые не уверены в правильности своих действий. Культ личности не только создает нетипичные отрасли для конкуренции госчиновников (количество портретов, число упоминаний президента в речах), но в большей степени делегирует ответственность за ошибки рядовых исполнителей на одного человека.

Не только за ошибки, но и за правонарушения. Если даже рядовые события объясняются волей свыше, это характеризует культ как оправдательный.

Культ личности или назначение виноватых?

В Казахстане элиты сформировались еще в советское время, поэтому они владеют искусством возведения на пьедестал того, на кого они будут ссылаться в случае неудачи. Во времена КазССР проверка из Москвы, как правило, не вскрывала причин нарушений, а искала одного конкретного виноватого – чтобы не разрушать сложившийся микроклимат в регионе.

Поэтому нынешние элиты все госпрограммы начинают и проваливают от имени президента, а от имени родственников успешно ведут свой частный бизнес. Никто из министров или акимов областей не говорит, что помогают своим родственникам освоить бюджет “по поручению президента”, не так ли?

А вот нарастание превозношений и панегириков должно значить увеличение числа злоупотреблений среди групп элит. Чем гуще и обширнее туман – тем больше чудовищ он может скрывать.

Также следует отметить, что нынешний этап славословий совпадает с выполнением затратных госпрограмм – ГПФИИР и опасной политической акции — повсеместной аттестации силовиков.

В практике администрирования есть золотое правило: если ответственные все, значит, не ответственен никто. Однако для канализирования негативных настроений общества элиты выбирают портреты президента и его публичные выступления. Не справился назначенец с простейшим поручением – значит, виноват тот, кто это поручение ему дал. При этом фигура нерадивого чиновника – и его группы поддержки — отходит на второй план.

Это усиливается регулярными мантрами — “по поручению президента” — чтобы Ак орда видела “верность”, а простые люди знали кого винить за коррупцию и кумовство.

Подобные действия – это почти биологический стадный инстинкт, который сформировался как образ действия для любых формальных или неформальных групп, что знают психологи. Вожаки приходят и уходят, а рядовые бабуины продолжают есть бананы.

Я знаю, что ничего не знаю

Другим эффективным способом клановой борьбы является блокирование доступа президента к информации для облегчения манипулирования его распоряжениями. Розовые очки, мешок на голове, шоры на глазах – все хорошо, лишь бы телега ехала куда надо вознице.

Это не “сказка о добром царе” — это вывод о том, что информационная система в стране испорчена и транслирует лишь те сведения, которые выгодны ее архитекторам. Проблема в том, что вводя в заблуждение президента, – о чем он сам признался после Жанаозена – владыки информации еще и пытаются навязать свои иллюзии простым казахстанцам.

Также блокирование информации на подступах к верхним эшелонам важно для среднего звена – чтобы сохранить свои административные позиции. Поэтому для данных слоев госаппарата выгодно сохранить непрозрачность сбора, анализа и передачи информации.

В свою очередь госаппарат неоднороден и состоит из представителей разных ФПГ. Поэтому прохождение информации через государственные структуры и ее дальнейшее “скармливание” конечным потребителям: правительству и президенту – маскирует неэффективность в республиканских масштабах.

В данных условиях неизбежно формирование культа личности как выпячивание одного ответственного за все неудачи госаппарата. Наивно будет полагать, что принятие решений президентом проходит сколько-нибудь независимо. Решения и нормативные акты президента и правительства основываются на информации, которую поставляет госаппарат.

И все знают о войнах, которые ведут высшие чиновники за возможность доложить информацию президенту первыми.

Поэтому правомерно будет сделать вывод, что суета с портретами и памятниками президента имеет лишь внешние черты культа личности. Как говорят про Сталина? “Был культ, но была и личность”.

Будь в Казахстане реальный культ личности – чиновники нижнего, среднего и высшего звена не могли бы игнорировать социальные поручения Ак орды. Настоящий культ личности характеризуется беспрекословным выполнением функций государства или из патриотизма или под угрозой неминуемого наказания за ошибки в работе.

Нынешние же попытки демонстрации культа личности – это манипуляции фокусников флажком, который отвлекает внимание зрителя от другой руки.

Шкала оценки госорганов

Решением данной информационной и психологической проблемы может быть только максимально допустимая открытость, создание шкалы эффективности для каждой государственной должности в отдельности. А самое главное – демонстрация четкой, ясной, однозначной связи между эффективностью каждого чиновника и его карьерой. Это не так зрелищно, как обещание отрубить голову за срыв госпрограммы по индустриализации, но более эффективно. Госпрограммы регулярно проваливают одни и те же головы.

Создавать отдельные государственные ведомства для прозрачности работы правительства – это только усложнять ситуацию. Поэтому контроль за исполнением функций государства госаппаратом должен лежать вне госорганов. Это единственный способ добиться прозрачности госаппарата для простых людей.

Подрывает эффективность именно то, что исполняют поручения и проверяют одни и те же органы. Такая ситуация довела до того, что госаппарат уже превратился в государство в государстве. Сами для себя поработали, сами себя оценили, сами себе понравились.

Шкала эффективности должностей, начиная с акимов городов, может быть открыта на сайте агентства по делам госслужбы, правительства или президента. Должности меньше – на сайтах областных акиматов. Оценки не будут зависеть от личности оценщика, а от выполнения конкретных заданий и программ.

Шкала может выглядеть как таблица – порученные задачи, функциональные обязанности и их выполнение. При выполнении, например, менее 60% задач, чиновник опускается на позицию ниже, отправляется на переподготовку или увольняется. Мониторингом исполнения поручений может также заниматься агентство по делам госслужбы и счетный комитет в открытом режиме.

Например, при нормативно установленном пребывании на должности акима района – срок может сокращаться по положительным или отрицательным причинам. Чиновник сам сможет отслеживать свои рейтинги по данному сайту и вносить коррективы в свою деятельность. В случае если аким области лично рекомендовал акима города или района, то рейтинги нижестоящего автоматически идут в зачет вышестоящему – положительно или отрицательно.

Если мы говорим об оценке деятельности акима области – то в зачет могут идти начатые производства, привлеченные инвестиции, уровень безработицы, собранные налоги, как и сейчас, делает администрация президента, однако информация должна быть общедоступна, чтобы мы, простые люди, внятно представляли себе – за что к нам пришел тот или иной аким и что от него ожидать.

Этот вариант оценки работы продолжает мысль, что государство должно стать единой бизнес-корпорацией, где управлять должны самые эффективные – как и предлагалось в предвыборной платформе Ли Мен Бака, который до своего избрания президентом Южной Кореи, был не только мэром Сеула, но еще раньше – главой корпорации Hyundai.

Например, главой минздрава может стать только глава областного департамента здравоохранения с самыми низкими показателями смертности среди рожениц, высокой доступностью медпомощи на тысячу жителей – пропорционально выделенному бюджету. Главой министерства индустрии и новых технологий – только чиновник, добившийся наибольшего роста промышленности за время своей работы в каком-то регионе. Акимом области – только успешный аким района или министр с высокими показателями.

Однообразная и беспристрастная система оценки работы всех уровней власти будет являться гарантией прозрачности кадровой структуры госвласти и поможет придать ей корпоративную структуру. Если уподобить исполнение чиновниками своих обязанностей бизнес-процессам – это даст стимул развитию госаппарата. Чиновник будет заинтересован развивать подконтрольную сферу, а не искать поддержки среди неформальных лидеров и финансово-промышленных группировок. Также в шкале можно предусмотреть минимальные и максимальные показатели, а также нормативный срок пребывания чиновника на какой-либо должности. Данная инициатива позволит обеспечить ротацию кадров, свежую кровь и молодые мозги – что чрезвычайно важно в стремительно развивающемся мире.

Это снимет проблему “культа личности” – и чиновникам будет в чем соревноваться кроме количества портретов президента и перестрелок компроматами. И пора чиновникам признать: от десятков тысяч госслужащих и сотен высоких бонз в Казахстане зависит гораздо больше, чем от одного президента. Иначе это большой соблазн – выдавать себя за марионетку вышестоящих. Марионетки так много не воруют в свои марионеточные карманы.

Очевидно, что отбрыкиваясь этим самым “культом личности” от персональной ответственности, сегодняшняя элита пытается проложить мост в будущее при втором президенте, мало задумываясь о будущем страны. А предложенная схема оценки работы при условии ее открытости любому гражданину Казахстана — мы ведь тут все свои! – всего за несколько лет сможет многое изменить и улучшить. Самое время начинать культ интересов народа.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается ссылка на материал в виде гиперссылки.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...