Выгоды третейского суда

Мажилис парламента рассмотрел в первом чтении законопроект “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования деятельности арбитража и третейского суда”

В среду мажилис парламента рассмотрел в первом чтении законопроект “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования деятельности арбитража и третейского суда”.

По словам министра юстиции РК Берика Имашева, несмотря на то, что законы “О третейских судах” и “О международном коммерческом арбитраже” были приняты еще в 2004 году, они не смогли дать достаточный импульс широкому применению данных институтов в нашей стране.

Между тем сегодня в развитых государствах от 70 до 90 процентов экономических и международно-правовых споров решаются именно в рамках третейского судопроизводства. Почему же этот институт плохо “прижился” в Казахстане, хотя преимущества его очевидны?

В частности, это, прежде всего, значительно сокращенные сроки рассмотрения дел – максимально в течение одного месяца, в то время, как рассмотрение дел в государственных судах может длиться годами.

Кроме того, решение третейского суда является окончательным и вступает в силу немедленно, то есть без обжалования его в апелляционном и кассационном порядке, если это условие предусмотрено в третейском соглашении.

Обращение в третейский суд чрезвычайно выгодно отечественному бизнес-сообществу еще и потому, что его решение гораздо легче исполнить даже за пределами нашей страны, так как решения третейских судов регулируется Нью-Йоркской конвенцией “О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений”, которая ратифицирована более чем 100 странами и к которой Казахстан присоединился в 1995 году.

Для исполнения решения государственного суда необходимо наличие двустороннего договора о правовой помощи между странами, которые с рядом стран Казахстаном не заключены, что делает исполнение решений наших государственных судов в данных странах, практически невозможным.

Третейские суды выгодны еще и потому, что отсутствие апелляционной, кассационной и надзорной инстанций минимизирует расходы на услуги представителя, возможные командировки, оплату государственной пошлины и т.д. А в случае удовлетворения исковых требований сумма третейского сбора взыскивается с ответчика в пользу истца.

Казахстан сегодня равноправный член мирового сообщества с рыночной экономикой. “Эти положительные тенденции способствуют активизации деятельности предпринимателей и, как следствие, увеличению количества споров. Как показывает международный опыт, такие споры между хозяйствующими субъектами лучше решать в третейских (арбитражных) судах”, — считает Берик Имашев.

Разработчики законопроекта предлагают следующие новшества.

Расширить компетенцию третейского суда и арбитража, наделив их правом рассматривать споры, возникающие из гражданско-правовых отношений, а не из гражданско-правовых договоров, как это предусмотрено действующим законодательством.

В то же время законодательно закрепить норму о том, что арбитраж и третейский суд не вправе рассматривать отдельные споры неимущественного характера, а именно, связанные с жизнью и здоровьем, неприкосновенностью частной жизни, личной и семейной тайной, правом на имя человека. “Это обусловлено тем, что указанные правовые споры в наибольшей степени находятся на стыке с публичным правом”, — пояснил мажилисменам министр юстиции.

Разработчик законопроекта также предлагает изменить название закона “О международном коммерческом арбитраже”, исключив из него слово “коммерческий”, так как к компетенции арбитража будет отнесено достаточное большое число споров, связанных с личными неимущественными правами. К примеру, споры, возникшие в результате создания изобретений, промышленных образцов, иных результатов интеллектуальной деятельности, а также вследствие причинения материального вреда другому лицу и другие.

“Вопрос изменения названия закона не является концептуальным. Здесь для нас главное сохранить расширение компетенции арбитража по рассмотрению споров, вытекающих из гражданско-правовых отношений”, — говорит министр.

Он привел статистику рассмотрения судами гражданских дел за последние три года. Так, в 2012 году судами рассмотрено более 500 тыс. гражданских дел. Из них 70% составляют дела искового производства. В то же время, например, в 2011 году третейскими судами рассмотрено всего 22 дела, арбитражем – 3.

Следовательно, расширение компетенций третейских судов и арбитража позволит значительно снизить нагрузку на государственные суды.

Далее, для большей информирования населения разработчик предлагает ввести в закон “О третейских судах” норму, согласно которой постоянно действующий третейский суд ведет реестр своих судей. Информация о постоянно действующем третейском суде, включая его юридический адрес, регламент работы, о реестре третейских судей будет размещаться в сетях телекоммуникаций общего пользования и в средствах массовой информации. Эта норма будет способствовать повышению информированности населения о наличии третейских судей, и, как следствие, повышению их правовой грамотности в вопросах альтернативного разрешения споров.

К сказанному министром юстиции и в поддержку этой позиции хотелось бы добавить: население нашей страны крайне слабо информировано о существовании института арбитража и третейского суда. Причину следует искать, наверное, и в правовой инертности бизнес-сообщества и трудно объяснимом нежелании самих третейских судей популяризировать свою деятельность через СМИ. Так, за 8 лет, о которых говорил Берик Имашев, в корпункт нашего Интернет-издания “ZONA.kz” с жалобой на попытку незаконного обжалования ответчиком решения третейского судьи обратился лишь один предприниматель.

Кроме того, на сайтах министерства юстиции и Верховного суда информация об арбитраже и третейских судах крайне скудная, а информации о контактах и составе арбитражных судов и вовсе нет. В связи с этим депутат мажилиса из фракции КНПК Омирзак Турсынбеков считает, что в развитии третейских судов, прежде всего, должны быть заинтересованы государственные органы, в том числе Верховный суд, тем более на фоне огромной загруженности государственных судов.

“Моя позиция — это вопрос не только государственных органов. В первую очередь, самих предпринимателей. Кроме того, чтобы было доверие к альтернативному суду, конечно, нужна правовая культура”, — сказал министр, отвечая на вопросы мажилисменов.

По мнению депутата Рамазана Сарпекова, другая причина того, что закон об арбитраже и третейских судах работает плохо, в том, что нет системности в их практике, каждый работает по своему наитию.

— Закон позволит предпринимателям решать споры между собой самостоятельно, без вмешательства госорганов. Снизит нагрузку на государственные суды. Вместе с тем мы все становимся свидетелями того, как стремительно развиваются международные торговые отношения с Казахстаном. Зарубежные партнеры при возникновении спорных вопросов предпочтение отдают внесудебным формам разрешения. Поэтому совершенствование деятельности арбитража и третейского суда имеет важное значение для имиджа страны, — уверен депутат Мейрам Бегентаев.

“Бизнес-структуры тоже должны учиться правильно составлять договоры, чтобы знать и для себя же сократить риск для возникновения споров. Они должны идти в арбитражные суды. Бизнес-структуры и третейские и арбитражные суды должны продвигать себя.

Не только предприниматели и граждане нашей страны, но и иностранные граждане и государства тоже должны подчиняться законам РК и рассматривать возникающие споры в судах – третейских и арбитражных в том числе. Инвесторы, иностранные и отечественные, должны понимать, что этот закон – благо для них”, — поддержала министра депутат Загипа Балиева.

Мажилис парламента одобрил законопроект в первом чтении.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...