Антимиры

Об отношениях пресс-секретарей и журналистов

Астана. 7 февраля. КазТАГ — Ирина Нос. Оговариваю сразу: заголовок к материалу заимствован у Андрея Вознесенского, как и цитаты, которые намереваюсь использовать далее по тексту. Заимствовано, поскольку это стихотворение мэтра дает самую точную и самую яркую иллюстрацию “взаимодействия” уважаемых пресс-секретарей — из разнообразных государственных и не слишком ведомств — с нашим, журналистским, цехом.

Сосед в кальсонах и воздушные шары пресс-релизов

Итак, приступим. Сразу предупрежу: в стане пресс-секретарей врагов не ищу, профессионалов беру на заметку и стараюсь не терять из вида, но о них должен быть и, наверное, сложится, другой материал.

Здесь плача Ярославны о “потере контакта” не ищите. Будет брутальный наезд на вас, коллеги – пресс-секретари, а также разнокалиберные помощники министров, депутатов и глав банков.

При этом прошу не “включать истеричку” и не спешить обижаться. Воспримите этот материал как мое предложение об искоренении недостатков в работе. Во благо обоих миров – без приставки “анти” — журналистского и ведомственного. С конструктивным настроем, надеюсь, мы вместе сделаем информационное поле страны вменяемым и объективным.

Читаем мэтра: “Живет у нас сосед Букашкин, /в кальсонах цвета промокашки. /Но, как воздушные шары, /над ним горят /Антимиры!”.

Обратимся к нашим реалиям. Уверена, каждый пресс-секретарь назубок знает основное условие, с которым его брали на работу, — взаимодействие с газетами, информагентствами, телеканалами… Уверена также, ночью разбуди — каждый отбарабанит поставленным голосом что-то вроде: “Одним из главных показателей прогрессивного государства является бесперебойно функционирующая система взаимоотношений между государственными органами и средствами массовой информации”. Схожими, если не ошибаюсь, формулировками все это написано в концепции информационной политики.

Но на практике – первый порожек: кто кому сосед. Мой журналистский опыт позволяет утверждать: “бесперебойно функционирующей” обозначенную выше систему взаимоотношений пресс-секретарь назовет исключительно в том случае, если журналисты не мельтешат в пределах видимости Самого Министра, Председателя Правления “Какогототамбанка” или, на худой конец, важного Главы Стопятидесятогопосчету Комитета. Именно с прописной. Иначе в департаментах по связям с общественностью не способны распознать должность руководителя или название своего ведомства.

Согласованными сочтут действия, если “смишники” не задают неправильных (на взгляд облеченного полномочиями государственного мужа) вопросов. А формулировки в своих текстах используют исключительно лояльные к означенным и даже неназванным госмужам. И да, если журналисты послушно топчутся “у парадного подъезда” за визой на гранках интервью, которого, в свою очередь, ожидали в приемной столько, сколько Боссу заблагорассудится. Могу продолжить.

Теперь о воздушных шарах. То бишь, о пресс-релизах “цвета промокашки”, в которых заключается масса информационного хлама и розового сиропа, но нет Содержания. Когда я получаю в рассылке бессмысленный пресс-релиз, делаю вывод: не умеет и боится работать с журналистами оберегаемый пресс-секретарем Сам того ведомства, информационное благополучие которого в руках пресс-службы. А значит, не умеет и боится весь департамент public relations. Стыдно.

Непрофессионализм вышестоящего руководителя — незнание им нормативной базы, регламентирующей порядок и сроки предоставления информации, как и перечень той, которую относят к госсекретам, — ступенчато перерастает в проблему для читающих и думающих сограждан.

В лучшем случае такой пресс-релиз летит в корзину и все глубоко закопанные в инфохламе мысли не становятся ничьим достоянием. А вы, уважаемый коллега – пресс-секретарь, выслушиваете от руководства – “бездельник!”, возможно лелея думку типа “сам такой”. В худшем – бестолково написанный релиз неверно интерпретируется, и вы, коллега, звоните в СМИ с грозной формулировкой на устах: “Требуем опровержения!”.

Фантасты и Каракумы

“Да здравствуют Антимиры! /Фантасты — посреди муры. /Без глупых не было бы умных, /оазисов — без Каракумов”, — так у Вознесенского.

А вот как у нас. Национальная компания “Казахстан темир жолы” (КТЖ) проводила коллегию с участием премьер-министра. Журналистов пригласили, но не всех, кто работает в Астане. Наше информагентство не было оповещено ни о дате, ни о месте события. Из полученных тут же, по телефону (ага, я не откладываю “на потом”), пояснений директора департамента общественных связей КТЖ следовало – забыли. Похоже, озвучено что-то из области “надмирной”, фантастической…

Опосредованно узнала, что к проведению той коллегии “в опале” было не единственное наше агентство, не оповестили еще ряд СМИ. Вопрос к руководству КТЖ: для вас не важно, как и кем будет отражена деятельность нацкомпании, или вы просто не любите журналистов? Могу подсказать вариант красивого отступления: конференц-зал не вмещает всех желающих осветить коллегию нацкомпании… Но! Закроем при этом глаза и не станем считать этажи в новом офисе КТЖ, как и вспоминать стоимость этого чуда степной архитектуры.

Кстати, по большей части пресс-секретари мало заботятся об условиях работы журналистов на мероприятиях ведомства. Не так давно состоялась коллегия министерства здравоохранения и, оказалось, в этом ведомстве нисколько не думают о журналистах. Или, что куда хуже, воспринимают их как обслугу в худшем смысле слова. Места для пишущих и снимающих не были предусмотрены, большая часть людей стояла у скрипящих и шепчущих динамиков около часа — все то время, пока с трибуны вещали чиновники от здоровья.

Прошу задуматься вот над чем: журналист идет освещать мероприятие, имея при себе всю необходимую технику: нетбук, диктофон, телефон. А с некоторых пор вынужден носить с собой еще и удлинитель для подключения всего этого к электропитанию! То есть каждый перемещает с собой целый офис. И, прежде чем попасть на анонсированное мероприятие, журналист с некоторых пор обязан (!) знать серийные номера используемой техники и сообщать их в пресс-службу.

Вопрос к руководству министерства здравоохранения: сколь сложно организовать нормальные условия для работы журналистов? Предвижу сентенции типа “а как же – “трое суток не спать, трое суток шагать”, потому скажу – не будем поминать всуе подвиги военных корреспондентов. А заодно не надо превращать рядовое заседание коллегии в место для чьего бы то ни было подвига.

Следующий вопрос к тем ответственным лицам, которые охраняют вход в министерства: чего вы боитесь? Что журналист вдруг украдет некий госсекрет и вынесет его на неучтенной вами флеш-карте? Хотелось бы получить адекватные ответы.

Далее. “Вдруг” в стране возникла тема: предприниматели vs терминалы. Напомню, с 1 января вступили в силу поправки в закон “О платежах и переводах денег РК”, в котором указано: предпринимателям пришла пора установить в местах торговли pos-терминалы для держателей платежных карт.

Обозреватель КазТАГ написал на этот счет материал, агентство его опубликовало, СМИ растиражировали, читатели высказали свои мнения в комментариях… Процесс вполне адекватный. Тем более что тема не ушла, бизнес все еще не знает, что такое платежный терминал, где его взять и куда поставить. Кстати, в законе так и прописано – по месту регистрации юридического лица. Выходит, если индивидуальный предприниматель в качестве юридического указывает адрес проживания и налоговые органы регистрируют (тоже по закону!), то владелец ИП обязан установить pos-терминал у себя дома!

Реакция пресс-секретаря налоговой республиканской службы на острое словцо автора публикации была, мягко говоря, малопонятна. Не буду описывать весь разговор. Замечу, что мое предложение к руководству налоговой службы – дайте интервью с разъяснениями для бизнеса, мы готовы к диалогу — пропало втуне.

Возможно, коллегам стоит понять: побудительный мотив публикаций в СМИ прост. Журналист имеет свое мнение относительно событий и ситуаций. Никто не вправе ограничивать его размышления, изложенные с целью пробудить общий интерес к теме, поданные умно, красиво и даже “с перчиком”.

Редакция может быть согласна или не согласна с точкой зрения автора публикации, но почему другой стороной считается легитимным предложить убрать из текста не понравившийся министру, его помощнику или пресс-секретарю абзац? Пожалуйста, коллеги, обозначьте свою позицию и на этот счет также.

Если не состоится, сочту, что Каракумы в информационном поле страны ширятся.

Антиголова сияющая

“Люблю я критиков моих. /На шее одного из них, /благоуханна и гола, /сияет антиголова!..” — вновь цитирую Вознесенского. С антиголовами сияющими связана масса журналистских баек. И все они основаны на реальных событиях.

Одно из таковых я недавно запостила в социальной сети Facebook. Суть: в офис в Астане поступил звонок от помощницы депутата сената (имя и помощницы, и сенатора записано). В повелительной интонации девушка указала мне, чтобы в новостной ленте КазТАГ был помещен отчет о поездке сенатора в регионы, где он “разъяснял послание главы государства населению”.

Мои слова о том, что отчетов о деятельности депутатов парламента мы не публикуем, помощницей уважаемого сенатора восприняты не были. Думаю, не были даже поняты, поскольку сенаторская помощница безапелляционно распорядилась поставить “готовый текст, а нам отправить ссылку на сайт”. Мое сопротивление девушка восприняла, видимо, как нежелание исполнять обязанности, поскольку последовало обещание: “позвоним вашему руководству”.

Не могу не задать вопрос уважаемому сенатору, который может узнать себя в этом натурном наброске, а равно и всем его коллегам: почему вы и ваши помощники уверены — СМИ обязаны опубликовать то, что покажет вас радетелями за благо народа? И еще вопрос. Почему в адрес журналистов часты нарекания: гонятся за “жареным”, поддевают за слова и даже “не уважают парламент”?

Ответственно заявляю — уважение к парламенту никоим образом не связано с удовлетворением чьих бы то ни было амбиций. А если журналист вцепляется в неудачное, на ваш взгляд, господа парламентарии, высказывание, помните: “Слово — не воробей, вылетит — не поймаешь”.

И опять не я — Вознесенский. “Им не понять и пары фраз. /Их первый раз — последний раз! /Сидят, забывши про бонтон, /ведь будут мучиться потом! /И уши красные горят, /как будто бабочки сидят…”.

Верю в разум

Социальные сети поневоле знакомят журналиста с массой народа, равно как и учат его выискивать информационные поводы даже в твитах или записях FB-хроник. На мои слова о вере в разум один из моих FB-друзей пошутил: веришь в небывалое.

Но я все же попробую достучаться до разума. В антиголовах в том числе. Есть несколько несложных правил, соблюдая которые, мы с вами, господа, придем к взаимопониманию.

Первое. Подавать стоит социально значимые новости, а не камуфлировать ими личный или ведомственный пиар.

Второе. Меньше официоза и упоминаний о том, что конкретное дело сделано “по поручению главы государства”. Спрошу сразу, если бы президент не поручил, то дело так бы и заглохло?

Третье. Больше живого и эмоционального слова. И пусть журналист от вас, парламентарии, министры, пресс-секретари, получит умный и к месту комментарий без погонь по коридорам власти, без ваших увиливаний и брошенных на ходу заявлений типа: “ничего не говорил, все извратили”.

Четвертое. Не говорить лишнего и не врать, чтобы потом не пришлось дезавуировать ляпы.

Пятое, особо важное и адресованное всем сторонам, формирующим информационное поле. Не трусить.

А завершить все сказанное хочу перефразированной казахской пословицей: “Жақсы әйел жаман еркекті хан қылады”, то бишь, “хорошая женщина плохого мужчину сделает ханом”. В нашем случае предлагаю вот так: “Хороший журналист плохого спикера сделает”.

Кстати, примерно о том же есть и у Вознесенского. “…Знакомый лектор мне вчера /сказал: “Антимиры? Мура!” /Я сплю, ворочаюсь спросонок, /наверно, прав научный хмырь. /Мой кот, как радиоприемник, /зеленым глазом ловит мир”.

Мир, коллеги! Всех благ!

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...