Безвозвратный триллион: цена урока отца НПС

Письмо в редакцию

Одна из наиболее важных новостей последнего времени: Президент РК Н. А. Назарбаев поручил правительству объединить все пенсионные накопления казахстанцев в одном фонде. Это продиктовано необходимостью сократить управленческие расходы и защитить наши вклады.

НПФ богатеют, будущие пенсионеры беднеют

Сегодня сложилось такое положение, когда у будущих пенсионеров нет уверенности в сохранности пенсионных денег. Мы, по сути, доверили свои накопления частным лицам. А наш небольшой опыт строительства капитализма показывает, что частный фонд может разориться или его руководители, обокрав вкладчиков, могут удрать в страну, где беженцев с большими деньгами не выдают. Вроде казахстанских банкиров и бывшего руководителя фонда медицинского страхования (ФОМС). Их, беглых казахов уже так много, что группе товарищей, которые беззаботно проедают украденное в Англии, даже придумали название – “англосаки”.

Но гораздо хуже то, что наши пенсионные накопления обесцениваются. Это происходит по двум причинам.

Во-первых, дешевеет казахстанская валюта. С ноября 1993 года она “полегчала” по отношению к доллару США в тридцать раз. В этот же период банкноты с американскими президентами тоже теряли покупательную способность. Но это некий общий процесс, а если говорить строго по теме, то в 2009 году только в результате одномоментной девальвации тенге, наша валюта потеряла четверть стоимости. С учетом же ежегодной инфляции, деньги на пенсионных счетах обесценились за последние четырнадцать лет на треть. Следовательно, пенсионные накопления не гарантирует нам безбедную старость. Возьмем гипотетический пример. Допустим человеку сегодня двадцать лет. До выхода на пенсию при ежемесячной зарплате 150 тысяч тенге он накопит примерно 6 миллионов тенге. Вопрос в том, что он сможет купить на эти деньги в 2053 году, при ежегодной инфляции в 6 процентов.

Во-вторых, группа наших сограждан “прокручивает” миллиарды тенге пенсионных накоплений не для того, чтобы защитить их от инфляции, а в собственных интересах, в ущерб интересам вкладчиков. Это видно по финансовым отчетам самих пенсионных фондов. Причина узаконенного несправедливого распределения доходов кроется в структуре пенсионной системы, заложниками которой мы стали с легкой руки разработчиков закона. Поэтому считаю, что предложение Главы государства объединить фонды – единственно верное в ситуации, в которой оказались будущие пенсионеры. Если называть вещи своими именами, то за прошедшие годы казахстанцы увидели, что “накопительную пенсионную систему” создавали не для того, чтобы сохранить и приумножить пенсионные накопления. Подробнее об этом я скажу чуть ниже, а вначале нужно кратко остановиться на пенсионном законодательстве.

Основной порок закона заключается в том, что ответственность за отрицательную доходность частных структур перекладывается на государство. Это поощряет безответственность учредителей и менеджеров пенсионных фондов. Если они потеряют наши пенсионные накопления, то отдуваться перед вкладчиками будет государство. То есть, ущерб будет возмещаться, по сути, за счет самих же вкладчиков, которые являются основными налогоплательщиками. Тут надо сделать краткое отступление. Граждане страны платят не только прямые налоги – подоходный, земельный, имущественный и другие. Основную часть налогов они отдают казне косвенным путем, покупая продукты и ширпотреб. Ведь эти, “сидящие” в цене товара налоги (НДС, акцизы, таможенные платежи и т.д.) фактически платит конечный потребитель. А предприятия промышленности и торговли только перечисляют их в казну. И деньги в бюджете, которыми в случае чего запланировано “закрыть недостачу” – это налоги, выплаченные, в основном физическими лицами, то есть теми же вкладчиками пенсионных фондов.

Спрашивается: а зачем тогда нужен такой закон о пенсиях? Кто и, главное, для чего протолкнул в свое время этот законопроект через парламент? Если несовершенства закона видны невооруженным глазом каждому вкладчику, то почему их не увидели разработчики закона, мажилисмены, эксперты и финансовые аналитики? На этот вопрос мы тоже ответим, а сейчас пора от риторики перейти к результатам деятельности пенсионных фондов.

Если коротко, то все эти годы пенсионные вклады обесценивались, а акционеры пенсионных фондов стабильно получали комиссионные в размере 15% от инвестиционного дохода. Попросту говоря, учредители НПФ получали необоснованно высокие доходы, в то время когда все будущие пенсионеры ежегодно теряли деньги за счет снижения их покупательской способности.

Интересен и другой вопрос: откуда, каким образом фонды получали доходы? За весь период работы инвестиционный доход всех НПФ составил 600,0 миллиардов тенге. И не случайно совпадение этой суммы с выплатами из республиканского бюджета в пользу НПФ. Другими словами, практически весь “навар” был выкачан из бюджета страны, за счет оплачиваемых нами прямых и косвенных налогов. Другую часть инвестиций фонды вложили в “нужные предприятия”, которые у нас красиво называют аффилированными. Но об этом – чуть ниже.

Что же сделали с бюджетными деньгами, полученными в виде инвестиционных доходов, руководители фондов? Взяли из них себе комиссионные или премии, о которых говорилось выше. Это составило 90,0 миллиардов тенге (15% от 600 миллиарда), которые поделили между собой 11 НПФ. Возникает вопрос: не слишком ли дорого будущим пенсионерам обходится содержание группы товарищей, основавших фонды? Ведь их владельцы, прямо скажем, не перенапрягали интеллект, проводя незатейливые финансовые операции. Именно, по инвестициям в государственные ценные бумаги НПФ получают гарантированные казной реальные доходы, которые делят между фондом и вкладчиками.

Еще интереснее узнать, в каком соотношении НПФ делят доходы, заработанные непосильным трудом. По 0,17 тенге дохода в расчете на один тенге накоплений вкладчиков, и по 33 тенге на каждый тенге уставного фонда НПФ. Таким образом, фондам обеспечивается доходность, которая в 190 раз (!) выше, чем у вкладчиков! В результате НПФ за прошедшие годы получили в среднем по 8,2 миллиарда тенге дохода. И, если сравнивать с первоначальным уставным капиталом фондов в размере 250 миллионов тенге, то каждый из НПФ увеличил капитал более чем в 30 раз – на 3000%! Как видим, хозяева частных фирм, именуемых НПФ, неплохо защитили свои деньги от инфляции! А 8,5 миллионам вкладчиков, чей суммарный капитал на сегодня превышает 3 триллиона тенге, за этот же период досталось всего 510 миллиардов тенге инвестиционного дохода. Или чуть более 4 тысяч тенге на каждого вкладчика в год. Вот эти 17,0 % доходности при накопленной инфляции более 60% и есть зримый окончательный результат деятельности пенсионных фондов. И, что интересно, все это сделано в соответствии с пенсионным законом.

Но это лишь часть финансовой деятельности НПФ, так как более половины пенсионных активов, размещенных в негосударственном секторе, не дали дохода вовсе. А ведь это 1,6 триллионов тенге! Если просто положить наши пенсионные накопления на депозиты банков, при существовавших ставках за прошедшие годы вклады удвоились бы! На самом деле эти 1,6 триллиона тенге действительно удвоились. Только достались они не будущим пенсионерам, а хозяевам НПФ в лице коммерческих банков. Вот и весь секрет банкиров, который завуалирован в законе о пенсионном обеспечении: ведь разработан он в Национальном банке, который лоббирует интересы только банкиров!

Единый ПФ банкам не выгоден

Если бы изначально ставилась цель сохранить и приумножить пенсионные накопления граждан, то для этого есть много путей. Но закон “перекрывает кислород” будущим пенсионерам по всем каналам: их деньги не позволяется переводить в твердую валюту, покупать на них золото, заключать напрямую с банками второго уровня депозитные договора и т. д.

Следовательно, цель создания накопительной пенсионной системы иная. И мы наглядно видим, что сегодня НПФ работают в интересах своих учредителей и акционеров – коммерческих банков. Какие бы ценные бумаги резидентов РК не покупались, денежные средства остаются на корреспондентских счетах банков второго уровня, пополняя ссудный портфель. Если отбросить всю схему движения денег, то в конечном итоге наши пенсионные накопления выдают нам же в виде кредитов. Вот кому был нужен и выгоден закон о накопительной пенсионной системе.

Против этого и выступил Президент, который увидел, что из-за низкой доходности тают наши пенсионные накопления, что разработчики заложили в законодательство интересы только управляющих компаний.

Что делают с нашими пенсионными накоплениями предприятия негосударственного сектора, не знает ни один рядовой вкладчик. Я безрезультатно пытался выяснить это в своем пенсионном фонде. Тогда я обратился в Агентство финансового надзора. И получил ответ за №08-02-13/597/2193 от 04.02.09 года: “…в обязанности НПФ не входит предоставление запрашиваемой Вами информации относительно доходности ценных бумаг негосударственных организаций РК и иностранных эмитентов, в акции и облигации которых инвестированы пенсионные накопления вкладчиков”. В отличие от государственных ценных бумаг с известной всем фиксированной ставкой доходности, негосударственные организации самостоятельно регулируют размер выплат в пользу НПФ. Судя по опубликованным данным, в совокупности частные фирмы никакой пользы фондам не принесли. А что остается думать, если общий инвестиционный доход, полученный всеми фондами равен сумме дохода по государственным ценным бумагам.

Во все времена концентрация денег, капитала – синоним могущества. Сегодня миллионы людей передают нескольким частным организациям на хранение десятую часть своих доходов. И дают право распоряжаться этими деньгами. НПФ, по сути, получив огромный беспроцентный кредит от бесправных и разрозненных сограждан, работает с этими средствами без четких обязательств, закрепленных законодательно.

Создавая дочерние НПФ, банковские структуры не скупились обещать баснословные доходы, помнится даже одно из ранних интервью главы Нацбанка Г. Марченко, который убеждал сограждан о достаточности накоплений в сумме 2 миллиона тенге, после чего вкладчик мог быть спокоен за свою безбедную старость. Сейчас он же эту сумму увеличил впятеро. Но суть не в этом. Нас обманывали, подменяя понятия. Предлагали выбрать свой пенсионный фонд, навязывая мысль, что это действительно фонд вкладчика. А на самом деле фонды были и остаются собственностью лишь учредителей и акционеров.

Следовательно, нужно внести изменения в закон и создать систему, повышающую ответственность тех, кто управляет пенсионными деньгами. Форма организации может быть любой. Например, все будущие пенсионеры-вкладчики автоматически становятся совладельцами единого пенсионного фонда по принципу: чьи деньги – тот и хозяин. Представители вкладчиков выбирают и назначают органы управления фондом, как структурой, учреждением. Раз в году или поквартально администраторы отчитываются перед собранием вкладчиков. В этой ситуации все будет поставлено с головы на ноги. Гражданин-совладелец пенсионного фонда становится начальником для нанятых управляющих. Он ревизирует, требует отчета, поручает и приказывает. Он больше всех заинтересован в том, чтобы его деньги к моменту выхода на пенсию не превратилась в ноль. В отличие от владельцев частных фондов, наживающих состояния на наших вкладах. Представители вкладчиков пенсионных фондов в лице нескольких сотен выборных и должны решать, куда вкладывать пенсионные деньги.

Орган, форма управления могут быть любыми. Но собрание представителей должно быть достаточно большим, чтобы исключить возможность принятия невыгодных для всех вкладчиков решения. Грубо говоря, следует за счет массовости участия вкладчиков, сменяемости руководства и других мер не допускать коррупционных и финансовых злоупотреблений.

В создавшейся ситуации акционеры НПФ должны добровольно отказаться от нажитого капитала в пользу вкладчиков и взять ответственность за отрицательную доходность приобретенных ценных бумаг частников. К сожалению, не все что по совести – у нас по закону!..

Решение о том, что управлять единым ГНПФ будет Национальный банк РК, на мой взгляд, временное, мотивированное необходимостью выяснить, где осели не только пенсионные, но и государственные инвестиции из Национального фонда, которые были влиты в банковскую сферу. Но в дальнейшем недопустимо передавать управление пенсионными вкладами национальному финансовому регулятору. Получается, что Нацбанк будет и управлять, и сам же себя проверять. К тому же, Нацбанк возглавляет “отец накопительной пенсионной системы”, как именуют в прессе Григория Марченко. По его же предложению было создано Агентство финансового надзора, обязанное контролировать работу НПФ. Результаты деятельности фондов и Агентства всем известны. Не напоминает ли складывающаяся ситуация ходьбу по граблям?

***

Письмо получено по электронной почте 14 фв в 12-08 с адреса Мурат Алейбеков mi_bank@mail.ru

Новости партнеров

Загрузка...