Japan Daily Press: Япония и Казахстан достигли соглашения по сделкам относительно природных ресурсов

Теперь японцы хотят получать от казахской стороны уже не ядерное топливо, а углеводородное. То есть - нефть

Издание Japan Daily Press опубликовало репортаж Иды Торрес под названием Japan and Kazakhstan reach agreement on natural resource deals — “Япония и Казахстан достигли соглашения по сделкам относительно природных ресурсов”.

В нем говорится так: “Между Японией и Казахстаном заключено крупное инвестиционное соглашение”, — сообщило в понедельник Министерство иностранных дел. В ходе двухдневной серии переговоров, проходивших в Токио на прошлой неделе, Япония продвигала вопрос своей заинтересованности в том, чтобы помочь Казахстану извлечь выгоду из его богатых запасов редких металлов, редкоземельных элементов, нефти и природного газа.

Министерство иностранных дел также заявило, что соглашение будет теперь способствовать формированию более стабильной правовой среды и повышению возможностей для обмена и торговли с центрально-азиатской страной. В настоящее время Япония в значительной степени зависит от Ближнего Востока по энергоносителям и от Китая по редкоземельным элементам, используемым во многих ее высокотехнологичных производствах. Так как отношения с Пекином ухудшаются из-за того, что две стороны втянуты в разбирательство по поводу группы спорных островов, японское правительство проявляет большую инициативу в попытке диверсифицировать минеральные поставки в страну. Поскольку в Центральной Азии имеется в избытке то, что нужно стране, Япония и даже Китай изучают возможности того, как же можно достичь соглашений с правительствами региона.

Энергетические резервы в Центральной Азии считаются более стабильными, чем на Ближнем Востоке, и это становится все более привлекательным для Японии, так как ее расходы на импорт топлива резко увеличились. Страна бьется с энергетической проблемой в связи с продолжающейся остановкой всех, за исключением лишь двух, ядерных реакторов на ее территории вследствие катастрофы на Фукусиме”.

Что примечательно, Японию Казахстан, прежде всего, заинтересовал как поставщик ядерного топлива. Было это еще до того, как Китай наложил ограничение на экспорт редких металлов и редкоземельных элементов из страны и как случились аварии на японских АЭС вследствие цунами.

В начале 2006 года Национальная компания “Казатомпром” подписала соглашение о совместном предприятии на 100 млн. долларов с “Sumitomo” (25%) и “Kansai” (10%) по разработке уранового рудника в районе Западного Мынкудука. Первая продукция с этого проекта должна была начать поступать в 2008 году. Предполагалось, что на проектную мощность в объеме 1000 тонн в год СП выйдет в 2010 году. Тогда “Sumitomo” как торговый дом проявлял заинтересованность в поставках урана с рудника японским энергетическим установкам.

Новый импульс казахстанско-японскому сотрудничеству в сфере ядерной энергетики дала встреча Президента РК Н.Назарбаева с прежним Премьер-министром Японии Д.Коидзуми. В их совместном заявлении в частности говорилось об “успешной материализации важных проектов в сфере разведки, разработок и производства урановых ресурсов”. В мае 2007 года японская делегация высокого уровня приезжала в Казахстан и подписала 24 соглашения по энергетическому сотрудничеству с казахстанскими компаниями. Они относились главным образом к вопросам разработок урановых рудников в Казахстане.

Одним словом, Япония прежде активно сотрудничала с Казахстаном именно в плане получения отсюда топлива для своих ядерных реакторов. По данным World Nuclear News, 26 декабря 2007 года “Казатомпромом” с одной стороны и “Kansai Electric Power Co”, “Sumitomo” и “Nuclear Fuel Industries”, с другой, подписали меморандум о взаимопонимании. Им предусматривалось производство Ульбинским металлургическим комбинатом, 90 процентов акций которого принадлежат “Казатомпрому”, топливных “компонентов” для использования на 11 реакторах “Kansai Electric Power Co” в Михаме, Охи и Такахаме. Сейчас все это, конечно, уже не актуально.

Осенью 2009 года у Японии резко повысился интерес к возможности поставок редких металлов и редкоземельных элементов из Казахстана. Робин Хардинг в своем материале под названием Toshiba targets metals deal in Kazakhstan — FT.com, опубликованном 29 октября 2009 года в газете Financial Times, писал об этом так: “К концу этого года “Toshiba” ставит себе целью заключение сделки с “Казатомпромом”, национальной урановой компанией Казахстана, для извлечения таких редких металлов, как бериллий и тантал, и таких редкоземельных элементов, как диспрозий и неодимий, на урановых рудниках. Глобальная озабоченность касательно снабжения такими материалами возросла в прошлом месяце после сообщений, что Китай – доминирующий производитель редкоземельных – может запретить экспорт некоторых элементов”. С того времени в направлении Казахстана урановый интерес Японии стал сопровождаться ее же интересом к редким металлам и редкоземельным элементам.

Но последствия катастрофы на Фукусиме обуславливают внесение поправки в эту ситуацию. Так что теперь японцев Казахстан начинает интересовать уже как потенциальный поставщик углеводородного сырья. Правда, не совсем понятно то, как же они могли бы доставлять к себе ту же казахстанскую нефть. Видимо, их расчеты в этом смысле связаны с сетями российской “Транснефти”, которая в конце прошлого года запустила вторую очередь нефтепровода “Восточная Сибирь — Тихий океан”. Напомним, что в 2012 году экспорт нефти по нему осуществлялся главным образом в Японию.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...