Министерство регионального развития: реальные шансы и возможные риски

В январе этого года глава государства поручил создать министерство регионального развития

Алматы. 4 марта. КазТАГ – Расул Рысмамбетов. В январе этого года глава государства поручил создать министерство регионального развития.

“Сейчас мы увеличиваем полномочия региональных органов власти — вся работа по управлению переходит непосредственно в регионы, потому нам необходимо и дальше заниматься вопросами развития областей. В этой связи, поддерживаем предложение правительства по созданию министерства регионального развития”, — подчеркнул Нурсултан Назарбаев.

В состав министерства “войдут агентства по земельным ресурсам, строительству и комитет регионального развития”. “Специальное министерство создается, чтобы развивать местное управление и больше передавать полномочия на места”, — отметил президент на заседании партии “Нур Отан”.

Политический срез регионов

Указ президента гласит: “образовать министерство регионального развития РК с передачей ему функций и полномочий министерства экономического развития и торговли РК в области формирования и реализации государственной политики в сфере регионального развития, поддержки предпринимательства, в том числе координации деятельности социально-предпринимательских корпораций”.

Возглавил новое министерство Бахытжан Сагинтаев, который также является первым вице-премьером в новом правительстве. Это показывает значимость, которое придается новому ведомству.

Можно предположить, что создание министерства регионального развития означает делегирование части полномочий президента и его администрации в части координации деятельности областей – напрямую первому вице-премьеру. Очевидно, что Б. Сагинтаев как бывший аким Павлодарской области, замглавы “Нур Отана” и председатель агентства по защите конкуренции, обладает опытом как политического, так и экономического менеджмента.

Не исключаем, что, освобождая руки от областной рутины, президент и часть его администрации смогут вплотную заняться вопросами подготовки к выборам районных акимов в текущем году, президентским выборам 2016 года.

Чем занимаются подобные ведомства?

Помимо Казахстана, в ряде стран существуют и успешно функционируют подобные министерства. Например, в Израиле министерство регионального развития успешно сотрудничает и часто дублирует функции министерства инфраструктуры.

В Польше в обязанности министерства входит координация работы органов местного самоуправления, разработка национальной стратегии в области регионального развития, контроль структурных фондов и фондов сплочения.

В Румынии данному ведомству подчинены национальный центр снижения сейсмического риска, центр документации строительства, архитектуры, градостроительства и планирования, национальный институт исследований и развития строительного хозяйства, национальный научно-исследовательский институт городского и регионального планирования, национальное жилищное агентство, национальная инвестиционная компания.

В целом, общими задачами такого рода ведомств являются развитие инфраструктуры в регионах, объединение административно-территориальных единиц в рамках единой стратегии и совместных проектов. Однородность развития областей и районов, “уровень счастья” простых граждан – как раз зависит от этих министерств в силу их наибольшей осведомленности и представленности во всех населенных пунктах.

В свою очередь, у нас, принимая во внимание социальный аспект деятельности министерства регионального развития, его роль в обеспечении стабильной обстановки в областях может быть больше, чем у силовых структур.

Зачем нам такое министерство?

На первый взгляд, создание министерства в значительной мере дублирует функции областных акиматов, администрации президента, министерств экономического развития, социальной защиты и индустрии, в части региональной работы.

Однако в Казахстане созрела объективная необходимость для работы подобного ведомства. Не только потому, что президент отметил необходимость предотвращения деиндустриализации регионов.

Одним из главных поводов для создания министерства регионального развития, вероятно, стали события в Жанаозене в марте-декабре 2011 года.

Неконтролируемость происходящего заставила центральные органы внимательнее присмотреться к 14 областям нашего унитарного государства и искать причины тут и там вспыхивающих социальных конфликтов. Как ни странно, основным богатством Казахстана являются не месторождения полезных ископаемых, а люди, которые населяют нашу республику – поэтому социальная сфера важнее недропользования и даже финансов.

Данные анализа экономического развития областей свидетельствуют о том, что в каждой из них сформировались 3-5 кланов местной элиты, которые определяют движение бюджетных средств и развитие региона. Эти местечковые бюджетно-промышленные группировки при поддержке своих астанинских покровителей завязывают деловые отношения с областными акиматами, крупными частными компаниям, обладают ресурсом в правоохранительных структурах и дружат с криминальным миром. Именно подобные кланы и являются местными органами реального самоуправления.

Слабость центральных органов власти и управления на местах, невмешательство в дела регионов, отсутствие рычагов влияния на местные кланы и привели к серьезному разложению дисциплины на областном уровне. В нашем случае уместно привести пример отношений столицы и сатрапий в древних империях Востока, где у каждого сатрапа был покровитель из центральных визирей, представляющий интересы субъекта империи и имеющий денежный интерес в сокрытии информации о реальном состоянии дел.

Очевидно, что когда у регионалов есть лоббисты высшего уровня – правительство и его министры не обладают никаким авторитетом в регионах. В государственной сфере вообще авторитет не завоевывают, а вырабатывают. Так как многие региональные программы принимаются при одном правительстве и акиме, начинают реализовываться при втором, а отчитываются за них третьи – преемственность региональной госполитики существует лишь на бумаге.

Поэтому, на наш взгляд, создание министерства регионального развития является проектом последнего шанса и давно назрело.

Что предстоит сделать минрегионразвития?

Создание министерства — это в первую очередь возможность консолидации областей в рамках единой стратегии развития, а также выравнивания уровня жизни по республике. Как мы видим, госпрограммы редко одинаково вовлекают в себя все регионы нашей страны, что вносит расслоение между областями. Даже согласно официальной статистике, переезжая из депрессивного района Казахстана в Астану, рядовой казахстанец по ряду параметров совершает как бы переезд из джунглей Африки в Западную Европу.

Казахская поговорка гласит: “көш жүре түзеледі – кочевка выправляется на ходу”. В поговорке подразумевается, что все идут в одну сторону с одинаковой скоростью. Так вот это и есть, на наш взгляд, задача министерства регионального развития.

Преимущество министерства в том, что оно будет видеть целостную картину развития страны. Если, к примеру, администрация президента объективно видит и реально контролирует политическую мозаику, то у нового министерства в руках оказывается самый сложный сегмент – развитие регионов, которым, откровенно говоря, никто и не занимался вплотную. У министерств и акиматов были фрагментарные задачи реагирования на обстановку, а у нового ведомства основной задачей будет формирование среды, в которой надлежит отныне функционировать местным исполнительным органам.

На наш взгляд, все нити управления межрегиональными инфраструктурными проектами в обязательном порядке должны быть собраны в руках ведомства Б. Сагинтаева. Если крупные проекты будут осуществляться силами нескольких областей – это укрепит горизонтальные связи регионов и придаст суммирующий эффект взаимодействию.

И чем больше будет осуществляться межрегиональных проектов, чем теснее области будут сотрудничать, тем более монолитной будет наша государственная структура и меньше останется пространства для коррупции, когда один аким, министр или чиновник решает все вопросы, прежде всего – финансовые.

Имеет ли координатор регионов риски в будущем?

Однако, учитывая масштабность замыслов, должность министра регионального развития и функции ведомства несут в себе значительные риски, наивысшие среди госаппарата.

В первую очередь это долгосрочность и тяжесть работы. Разница в развитии между областями была очевидна еще в советское время. А за более чем 20 лет мало было сделано, чтобы выправить ситуацию. Опыта в региональном управлении мы накопили мало, поэтому первые реальные успехи ведомства будут явно не скоро.

Основной же риск – это возможность саботажа. Опасность есть – ведь работа в регионах будет нередко расцениваться как вмешательство, а не координация взаимодействия. У каждого областного акима есть прямой доступ к президенту или главе его администрации и большой соблазн заблокировать работу министерства. А попытки министра навязывать межрегиональные проекты областному акиму будут расцениваться как покушение на местный бюджет.

Поэтому должность главы министерства регионального развития – большой вызов не только для Бахытжана Сагинтаева. Вот почему он сейчас находится между молотом и наковальней.

У него два выбора. Выполнять поручение президента по активизации и синхронизации развития регионов — значит заставлять акимов работать интенсивнее, подгонять их. Это приведет к появлению у него оппонентов не только в областях, но и среди астанинских покровителей акимов. Позволить руководителям регионов работать по старинке и оставить все как есть – значит не справиться с поручением президента.

Минрегионразвития и его чиновники сейчас стоят перед горой накопленных неформальных традиций в казахстанском госуправлении. Им предстоит перелопатить этот горный массив, выровнять площадку и построить новый дом там, где пока еще правят суровые обычаи. Эти горы видны всем, мешают обзору и выгодны только проводникам, знающим тропы. Не скроем, что в этих горах часто проходят камнепады, под один из которых может угодить новое министерство.

Очевидно, что региональные кланы с их покровителями уже осознают опасность новой структуры и предпримут попытки по его нейтрализации. Согласно нашим политическим традициям, чтобы сместить деятельных новичков их обычно публично начинают прочить в преемники, вносить их имена в рейтинги и обзоры, а также обсуждать на круглых столах с негативным оттенком. А спустя полгода-год работы министерство регионального развития будут обвинять во всех грехах. Готовая схема есть и удивляться тут нечему: мы — республика с богатыми традициями подковерных интриг.

Перелопатить гору, камень за камнем

Вот почему, на наш взгляд, создание министерства регионального развития может стать самым важным проектом Астаны. Логично, что для координации акиматов потребуется не только поддержка президента, но и доступ к объективной информации на местах и аналитическим ресурсам.

Ведь помимо выравнивания развития регионов, в задачи министерства входит и укрепление вертикального контроля столицы над областями в свете грядущих выборов районных акимов.

Как выполнить поручения президента без конфликтов с астанинскими покровителями и областными акимами?

Задача видится масштабной и творческой. Для переработки плотно слежавшейся горы надо в первую очередь измерить ее, очертить рельеф и прикинуть объем работ. А самый эффективный путь для министерства – это мотивировать созидательную работу акимов регулярно публикуемыми наглядными аналитическими данными, а также разработать и принять дополнительные нормативные акты, развязывающие руки для движения вперед.

Поэтому, на наш взгляд, необходимо строить и текущую, и перспективную работу министерства в плотном взаимодействии с деятельностью Счетного комитета и агентства по статистике. Хоть нынешний глава Счетного комитета и обладает богатым политическим и управленческим опытом, но сам комитет, к сожалению, не уполномочен реализовывать свою информацию.

А вот статагентство у нас связано по рукам и ногам законодательством. Да-да, именно депутаты, которые во всем обвиняют агентство, проголосовали за нищенские минимальный прожиточный минимум и потребительскую корзину, которые предложило когда-то родное правительство. Но даже при серьезных ограничениях, статагентство собирает данные, которые при их базовой интерпретации, тем не менее, показывают картину во многих отраслях и сферах.

Вот почему министерству понадобится свой департамент, который будет анализировать данные мониторинга регионов. И не только официальную статистику, но и создавать свои параметры оценки развития региона. Слабость неизменных критериев в их стационарном подходе, тогда как все знают, что косые лучи из множества точек создают более объемную картину рельефа препятствий – которые придется устранять министерству регионального развития.

Беспристрастные цифры — реальная жизнь

Создание множества нетипичных критериев для всех регионов и их регулярное сравнение друг с другом создаст условия конкуренции для акимов областей. Беспристрастные цифры – размеры реальной зарплаты учителя, врача, предпринимателя, продолжительность жизни и причины смертности в отдельных районах, средний возраст учителей или врачей, а также сотни других показателей – скажут о ситуации в стране нагляднее, чем закоснелые таблицы, параметры которых не меняются из года в год.

Приведение всех наших областей к единым показателям по предъявляемым критериям будет одной из основных целей министерства. Ликвидация пропасти в развитии регионов параметр за параметром, цифра за цифрой и выявит истинную картину развития страны.

Агентство КазТАГ готово публиковать сведения о развитии регионов, которые будут доступны министерству и даже начать совместный проект – “3D Казахстан” — где будут предлагаться параметры, по которым гражданское общество любого региона сможет сравнить себя с другими областями. Официальная статистика, между тем не всегда может отразить реальную общую картину.

Поэтому, как и в кинематографическом формате 3D, где мы видим объемную картинку, мы тоже можем внедрить всеобъемлющий формат статистики с участием гражданского общества и информационных структур. И уж точно мы не будем сковывать себя косными рамками устаревших методов оценки реальной картины.

Без согласованных действий не обойтись

Со стороны легко советовать, однако проблема развития Казахстана не только в акимах, но и в отсутствии координации их деятельности. Поэтому главное – убедить региональных руководителей в необходимости согласованных действий. И чем больше будет проектов, которые вовлекают две-три и более областей, тем четче будут акимы осознавать, что они части единого целого.

Получается, что задача которая стоит перед министерством — возглавить развитие страны и координировать его. Проблема крайне тяжелая, но и интересная.

Кстати, часто мы слышим вовсе неглупые мысли по развитию отраслей и регионов от бывших чиновников, которые они когда-то по разным причинам не смогли внедрить будучи при должности. Почему бы также не создать при новом министерстве координационный совет из бывших чиновников – министров и акимов. Встречаясь периодически, они смогут реанимировать рациональные предложения, помочь стране своим практическим опытом.

А еще есть одна идея – проводить заседания министерства и координационного совета в регионах, что и предлагал КазТАГ еще в июле 2011, когда советовал провести выездное заседание правительства и фонда “Самрук-Казына” в Жанаозене. Услышали бы тогда нас – возможно и избежали бы многих социальных потрясений.

Вообще, если посмотреть на проблему шире, в регионах стоит время от времени заседать не только новому минрегионразвития, но и другим ведомствам.

Убежден, что только решительно меняя не оправдавшие себя конструкции, заменяя их на эффективные и открытые всему обществу, мы сообща решим кучу проблем по дороге к лучшей жизни и выстроим страну, которой будем гордиться заслуженно, а не фарисейски прикрывая выбитые стекла нарисованными яркими фасадами. И пусть это будет при нашей жизни, чтобы и мы смогли пожить, как люди, и оставили бы сильный и процветающий Казахстан нашим детям и внукам.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...