Business New Europe: Нью-Дели предлагает проложить трубопровод из Шымкента до Индостанского субконтинента

Но индийцы, похоже, предполагают качать по нему не казахскую, а российскую нефть

Издание Business New Europe опубликовало статью под названием India proposes direct hydrocarbons pipeline from Kazakhstan — “Индия предлагает прямой углеводородный продуктопровод из Казахстана”.

В нем говорится так: “Индия предложила строительство трубопровода для осуществления прямых поставок углеводородов из богатого нефтью и газом прикаспийского региона Казахстана. Это предложение является частью более масштабной попытки Нью-Дели углублять сотрудничество с Астаной для содействия обеспечению энергоресурсами, в которых он нуждается для удовлетворения постоянно растущего спроса в Индии.

Идея, как сообщает индийская пресса, была запущена в ходе визита казахского министра иностранных дел Ерлана Идрисова в Нью-Дели 5-6 марта. Однако по сию пору СМИ не уточнили то, импорт чего именно этот план подразумевает – нефти или газа.

Астана заявила, что она станет рассматривать вопрос в течение ближайших 240 дней, а Идрисов и его индийский коллега Салман Хуршид договорились возобновить обсуждения на встречах, которые планируется позже в нынешнем году. У Хуршида запланирована поездка позже в этом году, в то время как пара также должна встретиться в Алматы на региональном совещании по безопасности в Афганистане”.

В ходе последней встречи рассматривается ключевой вопрос. Исследования по предлагаемому трубопроводу, который предположительно протянется примерно на 1500 км в длину и пройдет через пять стран, еще только предстоит начать. Однако на пути усилий по восполнению растущей потребности Индостанского субконтинента в энергоносителях посредством открытия доступа к растущему производству углеводородов Центральной Азии вырисовывается препятствие в виде нестабильности в Афганистане.

Трубопровод возьмет начало в южном казахском городе Шымкенте, неподалеку от узбекской границы, а затем пойдет на юг через Узбекистан. После этого он войдет в Афганистан по маршруту предлагаемого газопровода Туркменистан — Афганистан – Пакистан — Индия (ТАПИ). Вновь предложенный казахский маршрут, как утверждают индийские официальные лица, потенциально может быть протянут дальше на север, чтобы открыть путь для российского экспорта.

Маршрут TAPI рассматривается уже в течение нескольких лет, но привлечение инвестиций оказалось сложным, и оценочная стоимость проекта постоянно растет. Так что план остается на стадии предложения во многом из-за продолжающихся проблем безопасности в Афганистане, хотя закрытый характер Туркменистана также является сдерживающим фактором для некоторых.

Комментируя проектное предложение по трубопроводу Казахстан – Индия, который окажется еще более протяженным, чем TAPI, индийский чиновник заявил газете Hindu, что при нахождении газопровода TAPI на чертежной доске этот трубопровод не кажется политически невозможным.

К слову сказать, пакистанский президент Асеф Али Зардари в ходе своего пребывания в России в середине мая 2011 года обсудил с тогдашним российским президентом Дмитрием Медведевым вопрос возможного вовлечения “Газпрома” в осуществление проекта трубопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан — Индия). Он — и это всегда следует подчеркивать — являлся ключевым вопросом в связанной с Афганистаном политической игре еще с середины 1990-х годов. Но дело не сдвинулось с точки и после той встречи в Москве. Этот проект все еще остается лишь на бумаге. Так же, как и объявленные в 2006 году планы по прокладке газопровода из России в Китай. Зато начатое 31 августа 2007 года строительство газопровода Туркменистан – Китай завершилось. И Россия лишилась монопольного транзитно-трубопроводного права в отношении всей полноты газового экспорта из стран Центральной Азии. Реализация же проекта трубопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан — Индия) гарантирует окончательный подрыв такой монополии у России. Так что тут представляется уместным вопрос: зачем это ей нужно?! А раз так, понятно и то, почему обращение к России со стороны Пакистана по поводу проекта ТАПИ осталось без последствий.

Другой вопрос – Индия. С Нью-Дели у Москвы традиционно куда более тесные отношения, чем с Исламабадом. К тому же предлагаемый индийцами проект “казахского трубопровода” явно учитывает российские интересы. Не зря, надо полагать, Шымкент предусматривается как исходный пункт в начале его маршрута. На заре своей государственной независимости Казахстану доводилось оказывать своему южному соседу Узбекистану транзитные услуги по доставке нефти из третьих стран. В частности – из той же России. В 1992 году, к примеру, Узбекистан ежесуточно производил 66 тыс. баррелей нефти, а потреблял – 190 тыс. То есть почти в 3 раза больше того, что мог добыть сам. В этих условиях Узбекистан нуждался в поставках больших объемов нефти и нефтепродуктов из России и Казахстана. И россияне из Омска доставляли по существующему еще с советских времен трубопроводу туда сырье, необходимое для работы местных нефтеперерабатывающих мощностей. В последующем Узбекистан постарался быстро нарастить собственную нефтедобычу с тем, чтобы избавиться от необходимости импортировать “черное золото”. Это ему удалось. Но трубопровод остался. И проходит он по пути из Омска в Узбекистан через Шымкент. Это – практически готовая транспортная инфраструктура. Если Нью-Дели добьется реализации строительства трубопровода от Шымкента до Индии, он окажется, прежде всего, готов принимать именно российскую, а не казахскую нефть. Потенциально в центр Южно-Казахстанской области можно уже сейчас доставлять нефть из Западного Казахстана, отбирая ее из действующего трубопровода Атасу – Алашанькоу, который пересекает в перпендикулярном направлении проложенный еще раньше нефтепровод Омск – Ташкент. Но Китаю эта нефть нужна самому. Так что все-таки в этом случае больше надежды на российскую нефть. Именно на этот фактор в немалой степени уповают, по-видимому, индийцы.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...