Lehighvalleylive: Джон Ордвей: Российский интерес в Казахстане прежде всего является психологическим. Это — так называемый пост-имперский стрессовый синдром

Рассуждения американского дипломата о ситуации в Центральной Азии

Издание Lehighvalleylive опубликовало 7 марта репортаж под названием Former U.S. ambassador John Ordway discusses events in Central Asia — “Бывший посол США Джон Ордвей обсуждает события в Центральной Азии”.

В нем говорится так: “Департамент международных отношений университета Lehigh организовал выступление бывшего посла США в Казахстане и Армении Джона Ордвея с целью обсуждения текущих и важных дел в Центральной Азии”.

Лекция известного нашей стране американского дипломата состоялась там под названием “The Great Game in Central Asia-Revisited” 4 марта. Она была построена на рассмотрении проблематики, связанной с так называемой “большой игрой”.

Ордвей начал свою лекцию с краткого экскурса в историю вопроса.

“Что же теперь?”, — вопрошал он затем.

Далее лектор сосредоточился на вопросе о том, повторяется ли “большая игра” или нет, сфокусировав внимание на пяти основных странах в Центральной Азии – Казахстане, Узбекистане, Кыргызстане, Туркменистане и Таджикистане. Его вопрос обращался к трем крупным державам – России, Китаю и Соединенным Штатам, — и национальным интересам каждой из них в Центральной Азии.

“Я бы сказал, что российский интерес в наибольшей мере является психологическим. Это — так называемый пост-имперский стрессовый синдром”, — сказал Ордвей.

По словам Ордвея, Россия намерена отстаивать интересы в Центральной Азии и доступ к ней путем контролирования магистральных трубопроводов, которые позволяют ресурсам входить в регион и выходить из него. В дополнение к экономическим и трудовым интересам, а также к интересам стабильности, он еще отметил значение российских интересов, связанных с крупными группами русского населения в Казахстане и Туркменистане.

“Китай также имеет экономические интересы в Центральной Азии – в торговле, инвестициях”, — сказал Ордвей. Он приступил к перечислению интересов, заключающихся в доступе к таким ресурсам, как нефть и газ, а также в предотвращении какой-либо антикитайской деятельности поблизости.

Третий крупный игрок в Центральной Азии – это США. Среди американских приоритетов Ордвей назвал энергетику и транспортировку нефти в качестве основного интереса, который потенциально может способствовать экономической стабильности с учетом значительных инвестиций США в три крупные нефтяные компании в Центральной Азии. Он также выделил интересы американцев в продвижении демократии и экономических реформ и в предотвращении терроризма в недемократических государствах Центральной Азии.

Затем Ордвей прокомментировал предыдущие интересы Турции в Центральной Азии в период после “холодной войны”. Упоминая коллапс Советского Союза в 1991 году, Ордвей сказал: “Когда распался Советский Союз, Турция думала, что она станет большим братом и хорошей исламской моделью для новорожденных государств. Турция добилась такого обращения, какого обычно удостаиваются старшие братья”.

Идет ли речь все о той же “большой игре”, у истоков которой когда-то стояли Великобритания и Россия? Ответ на такой вопрос получается неоднозначный. Ордвей указывает на то, что нынче Великобритания не является игроком. Центральная Азия, по его словам, выглядит призом уже сама по себе. Он также сказал, что военный аспект вторичен в сегодняшних делах.

Касаясь американских интересов в Центральной Азии, Ордвей сказал следующее. У американцев есть во многих отношениях законные интересы в этой зоне. В условиях сегодняшней реальности у США и Центральной Азии есть причины взаимодействовать друг с другом.

Но в самой Центральной Азии также имеет место напряженность между странами.

“Узбекистан и Казахстан – у них даже нет взаимопонимания. Они — соперники, — сказал Ордвей. – Руководства двух стран не ладят, и это продолжается в течение 25 лет”.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...