Global Times: В рамках энергетической стратегии “going-out” Китай ускоряет свое нефтегазовое сотрудничество с Казахстаном

При взгляде из Пекина Россия и Казахстан, получается, выглядят конкурентами в качестве поставщиков энергоносителей в Китай

Издание Global Times опубликовало аналитическую статью Лю Руи под названием Russia pressured to lock down energy deals in Asia-Pacific.

В ней говорится так: “Заседание китайско-российского комитета по энергетическому сотрудничеству, состоявшееся в конце февраля, выявило монументальный прорыв, так как две страны достигли консенсуса по вопросу расширения торговли нефтью.

Российский нефтяной гигант “Роснефть” может увеличить поставки нефти в Китай более чем на 9 миллионов тонн, а Россия согласилась поставлять ежегодно 38 миллиардов кубических метров природного газа в Китай. Появились обнадеживающие знаки, знаки того, что десятилетней теперь уже давности переговоры придут к завершению”.

Тут имеется в виду, помимо прочего, объявленные в свое время итоги состоявшихся в Пекине в марте 2006 года китайско-российских переговоров на высшем уровне. Тогда президент РФ Владимир Путин заявил, что Россия будет поставлять в Китай 60-80 млрд. кубометров газа в год. “У нас есть ясность по объемам поставок и на западном, и на восточном направлениях (из Западной и Восточной Сибири) — 30-40 млрд. кубических метров газа в год по одному и по другому направлению”, — сказал он журналистам после переговоров с председателем КНР Ху Цзиньтао. Как известно, в те же времена велись переговоры о налаживании газовых поставок в Китай из центрально-азиатских государств. Когда появилась информация о китайско-российской договоренности по газу, журналисты поспешили заявить о том, что Россия опередила в этом вопросе Центральную Азию.

Однако такие выводы оказались поспешными. Газопровод Китай-Центральная Азия уже проложен и подает на китайский рынок газ. А вот китайско-российские договоренности о газовых поставках так и остались на бумаге. Правда, теперь, как отмечает Лю Руи, на переговорах по таким вопросам наметился прогресс, и появилась надежда на то, что они в скором времени могут завершиться заключением конкретных соглашений. А значит, Москва и Пекин могут скрепить подписями своих представителей новые договора не только по нефти, но и по газу. Такие перспективы имеют большое значение для обеих сторон.

“Россия является крупнейшим производителем нефти и вторым крупнейшим производителем природного газа в мире, тогда как Китай является крупнейшим потребителем энергии и вторым крупнейшим импортером нефти. Тем не менее, переговоры об энергетическом сотрудничестве забуксовали в прошлом”, — отмечает Лю Руи.

Однако, по его словам, теперь ситуация изменилась. Прежде всего, это революция сланцевого газа в США поставила под сомнение доминирующую позицию России в энергетической сфере. Между экспортерами и импортерами природного газа зачастую складываются субтильные политические отношения

“Экспортеры часто используют газ в качестве инструмента преследования геополитических интересов. Россия долгое время пыталась монополизировать рынок и манипулировать ценой на газ. В 2001 году крупные экспортеры природного газа учредили Форум стран-экспортеров газа в надежде на создание организации типа ОПЕК и установление новой монополии. Но сланцевый газ положил конец этому”, — пишет Лю Руи.

В общем, получается, что такое развитие событий делает Россию сговорчивей.

“Если США увеличат свой экспорт, это пошатнет российскую монополию в Евразии, поэтому теперь Россия должна заручиться сделками с такими рынками, как Китай”, — говорит Лю Руи.

Еще одним фактором, о котором Россия должна беспокоиться, является смещение мирового центра потребления нефти и газа на восток. Поставщик должен следовать за потребителем. В этом смысле страны Центральной Азии оказались, получается, более оперативными. Казахстан еще в 2006 году обзавелся нефтепроводом в Китай, а Туркменистан – в 2009 году газопроводом туда же.

Так что, надо полагать, и не удивительно, что на китайско-российских переговорах по вопросу расширения торговли энергоносителями наметился “монументальный прорыв”. Однако китайская сторона явно не обольщается такой трансформацией.

“Хотя Китай и Россия являются соседями, нефть из России не составляет значительную долю нефтяного импорта Китая. Россия изначально хотела создать баланс между такими странами, как Китай, Япония и Южная Корея, поскольку она не хотела сильно зависеть от рынка Китая, — объясняет Лю Руи. — Но в связи с осуществлением Китаем энергетической стратегии “going-out”, Китай ускоряет свое нефтегазовое сотрудничество с такими странами Центральной Азии, как Казахстан, а китайско-бирманские газопроводы и нефтепроводы будут введены в эксплуатацию в ближайшее время. Россия должна убыстрить свой шаг в поисках большей доли рынка в Китае”.

При взгляде из Пекина Россия и Казахстан, получается, выглядят конкурентами в качестве поставщиков энергоносителей в Китай. Как бы то ни было, Астана явно приобретает значение важного партнера Пекина в вопросе обеспечения КНР углеводородами. Англоязычное издание China.org.cn, опубликовавшее со ссылкой на информационное агентство Xinhua репортаж под названием China seeks regional energy cooperationChina.org.cn — “Китай добивается регионального энергетического сотрудничества”, приводит в этой связи следующее высказывание Премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао: “Китай должен строить больше таких энергетических проектов, как газопровод Китай-Центральная Азия и нефтепровод Китай-Казахстан и ускорить создание новых энергетических трубопроводов между Россией и Китаем”.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...