Diplomatic Courier: Рогунская ГЭС: Выжидательная игра

Государства Центральной Азии вовлекаются во все более ожесточенное противостояние по вопросу водных ресурсов

Издание Diplomatic Courier опубликовало статью Александера Боттинга под названием Rogun Dam: The Waiting Game — “Рогунская плотина: Выжидательная игра”.

В ней говорится о проблематике, связанной с проектом Рогунской ГЭС. Это была одна из множества гидроэлектростанций советской эпохи, которая, впрочем, не была в свое время доведена до сдачи в эксплуатацию. Ведение строительных работ по проекту было остановлено в начале 1990-х годов вслед за распадом Советского Союза. В недавнем прошлом рассматривались планы получения финансирования со стороны России для проекта, однако они оказались расстроены. Таджикское правительство решило диверсифицировать принадлежность своей гидроэнергетической промышленности и отойти от российского инвестирования.

В настоящее время строительство Рогунской ГЭС приостановлено. Между тем проводятся финансируемые Всемирным банком исследования на предмет выявления потенциальных экологических и социально-экономических последствий реализации этого проекта для региона. Они были заказаны по просьбе таджикского правительства, которое хотело получить “объективного арбитра для оценки жизнеспособности проекта”. Ведь возражения против него очень сильны и настойчивы. Узбекистан в лице его руководства, к примеру, указывает на опасность прорыва плотины в случае землетрясения. Поэтому официальному Душанбе понадобилась такая экспертная оценка, которую трудно было бы другим заподозрить или, скажем, обвинить в пристрастности.

Первоначально планировалось, что исследования, проводимые на средства Всемирного банка, завершатся в феврале 2012 года. Теперь же ожидается, что они будут закончены летом нынешнего года.

Промежуточные же выводы таковы, что складывается впечатление о нежелании Всемирного банка стоять на пути реализации проекта. Хотя по итогам проводимых на его средства исследований, будут, наверное, даны рекомендации о внесении в него некоторых изменений, призванных несколько успокоить противников возведения Рогунской ГЭС. Если руководители проекта Рогунской ГЭС продолжат работать в тесном контакте со стороной, проводящей исследования, итогом, по словам Александера Боттинга, может явиться публичное выступление в поддержку проекта со стороны Всемирного банка, правительства США и ряда стран НАТО. Однако все это едва ли повлияет на позицию официального Ташкента по отношению к нему. Остается вопрос: причем тут НАТО? Дело вот в чем. Интерес стран НАТО к реализации этого проекта вызван тем, что Рогунская ГЭС в случае ее сдачи в эксплуатации окажется в состоянии поставлять 2 400 мегаватт электроэнергии в Афганистан и Пакистан. А это больше, чем вся выработка с Гуверовской плотины в США. Хотя НАТО уходит из региона в 2014 году, Запад предполагает продолжать там деятельность по “строительству нации”. А для этого требуется дешевый источник энергии, которой бы обеспечивались школы и больницы.

Рогунская ГЭС, высота плотины которой составит 335 метров, спроектирована с тем, чтобы вырабатывать 3,6 млн. киловатт-часов электроэнергии. Реализация этого проекта, по утверждению таджикского правительства, позволит вывести республику из энергетического кризиса. Однако не все с ним так просто.

“Крупнейшая из потенциальных препятствий, которые стоят на пути Рогунской ГЭС, — политическая”, — отмечает Александер Боттинг. Такие проекты сталкиваются с возражениями со стороны Узбекистана (в большей мере) и Казахстана (в меньшей мере).

Для официальной Астаны больше головной боли составляет строительство Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане.

Но в противостоянии центрально-азиатских государств по водно-энергетическим вопросам Казахстан вместе с Узбекистаном находятся по одну сторону. А Таджкистан с Кыргызстаном – по другую. Так они и спорят парами.

Узбекистан и Казахстан хотят, чтобы выпуск воды по руслам рек, берущих начало высоко в горах Таджикистана и Кыргызстана, в зимнее время сокращался, а летом – увеличивался. Так выгодно им. Но, как утверждают в Душанбе и Бишкеке, не выгодно Таджикистану и Кыргызстану. А у Ташкента и Астаны имеются свои аргументы. Они ссылаются на конвенцию Организации Объединенных Наций от 1997 года, которая устанавливает правила по совместному использованию водных ресурсов. Однако сторонам трудно найти общий язык.

Такая ситуация является, прежде всего, следствием отсутствия полноценной и всеобъемлющей нормативно-правовой базы по регламентации межгосударственного использования водных ресурсов в Центральной Азии. А в результате? Вот что говорит на этом счет автор статьи Water tensions overflow in ex-Soviet State из австралийской газеты Daily Telegraph: “Бывшие советские республики Центральной Азии вовлекаются во все более ожесточенное противостояние по вопросу водных ресурсов, добавляя дополнительный элемент нестабильности в волатильный регион, соседствующий с Афганистаном”.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...