Авария на шахте в Тибете “демонстрирует провал политики ресурсов во благо” таких этнических меньшинств, как уйгуры, монголы, казахи и тибетцы

Но едва ли китайцы достойны упреков в том, что на опасных производствах в основном работают и гибнут при авариях они сами, а не представители нацменьшинств

Газета South China Morning Post со ссылкой на информационное агентство AFP опубликовала статью под названием “Tibet mine disaster ‘shows failure of resources policy to benefit minorities” — “Авария на шахте в Тибете “демонстрирует провал политики ресурсов во благо этнических меньшинств”. К ней предпослан еще подзаголовок: “Ethnic minorities are not sharing in the benefits of a boom in the mining sector, analysts say” – “Этнические меньшинства не участвуют в разделении выгод от бума в горнодобывающем секторе”, — считают аналитики”.

В статье речь ведется о сходе массивного оползня на золотом руднике недалеко от Лхасы, тибетской столицы. Трагедия произошла 29 марта в уезде Мэджокунггар, где действуют шахты Китайской корпорации золота. 83 шахтера были похоронены заживо. По меньшей мере, 36 тел погибших были обнаружены, по сообщению агентства Xinhua, в результате проводившихся 1 апреля поисков. Едва ли, казалось бы, найдется человек, который пожелал бы кому-либо оказаться среди тех заблокированных оползнем в золотодобывающем руднике шахтеров. Но не надо спешить с выводами.

В вышеназванной статье говорится так: “Почти все из 83 рабочих, погибших в катастрофе, были представителями ханьского этнического большинства и со всей страны, это является иллюстрацией того, как этническим меньшинствам редко достаются плоды подземных богатств — даже опасные работы”.

Своеобразные, надо сказать, рассуждения. Но давайте поинтересуемся, о каких меньшинствах идет у автора речь. Об этом он пишет следующее: “Около 91 процента 1,35-миллиардного населения классифицируются как этнические ханьцы, остальная его часть рассеяна среди 55 других этнических групп, включая уйгуров, маньчжуров, монголов, корейцев, казахов, а также тибетцев”.

Получается вышеизложенная, с позволения сказать, “забота” касается также живущих в КНР сородичей представителей титульной нации Республики Казахстан.

И вот что в связи с этим представляется примечательным. Аналогичные обвинения в западных публикациях адресовались в советский период и русскому большинству в части, касающейся процесса индустриализации национальных окраин СССР. В том числе – Казахстана. За примерами далеко ходить не надо. После декабрьских событий 1986 года притчей во языцех стала так называемая процентомания. Власти провели проверку состава рабочего класса по Казахстану и обнародовали ее результаты в прессе, по телевидению и радио. По их данным на период перед распадом Советского Союза, получалось, что достаточно многочисленный казахский национальный индустриальный рабочий класс сформировался в нефтедобывающей отрасли в Западном Казахстане и железнодорожной системе по всей республике. А вот среди квалифицированного рабочего персонала индустриальных гигантов в северном, центральном, восточном и южном регионах Казахской ССР доля лиц казахской национальности оказалась тогда весьма незначительной.

Одним словом, казахи даже в поздний советский период за пределами аграрного сектора экономики своей республики составляли меньшинство. Причем даже среди коренных народов в Центральной Азии они были по этой части на последнем месте. К примеру, в 1987 году узбеки в Узбекистане и туркмены в Туркменистане составляли 53% трудящихся в промышленности, таджики в Таджикистане – 48%, кыргызы в Кыргызстане – 25%, а казахи в Казахстане – всего 21%.

Соответствующий показатель в России – 83%. (С.Байзаков и Н.Багисов “Факторный анализ причин внутриреспубликанской миграции сельского населения в Казахстане и предложения по ее регулированию”, взято из материалов семинара “Миграция в Казахстане – настоящее и будущее”, Астана, 26-27 января 2000 г.). А в аграрном секторе, по данным названных авторов, статус рабочего получали, не имея соответствующей подготовки, и работники совхозов. Но в действительности так называемый “рабочий класс” на селе по своим квалификациям и трудовым навыкам оставался крестьянином, не расставшимся с родоплеменным характером труда и отдыха. Поэтому, по определению ученых-экономистов С.Байзакова и Н.Багисова, “отставание квалифицированного уровня “рабочих” сельских районов от своих коллег, работающих в городах, возрастало из года в год. Сближение характера труда сельского населения с трудом индустриальным в советское время происходило только теоретически, превращение сельского труда в агропромышленный, имеющее место во многих странах, пренебрегалось в стране Советов. В результате Средняя Азия и Казахстан, имеющие одну пятую часть активного населения бывшего СССР, в рынок вошли неподготовленными. С другой стороны, при огромном избытке трудовых ресурсов в сельской местности промышленные предприятия нередко страдали от нехватки рабочей силы, в особенности квалифицированных кадров индустриального труда”.

Со схожей ситуацией сейчас, надо полагать, сталкивается официальный Пекин, осуществляющий “крупномасштабное освоение западных районов Китая”. Да, коренное отличие Поднебесной от прежнего СССР заключается в том, что там самые развитые регионы располагаются в восточной, а не в западной части. А вот большинство месторождений полезных ископаемых, лесных и гидроэнергетических ресурсов сосредоточено на западе страны. Если в рамках прежней царской России и последующего Советского Союза так называемые малые народы или нацменьшинства большей частью располагались на востоке и юге страны, то в Китае такие, напротив, находятся главным образом на западе и севере государства. Другими словами, там в этом смысле все как бы наоборот. В царской России и Советском Союзе вектор экономического развития шел с запада на восток. В сегодняшнем Китае он идет с востока на запад.

В остальном же у этих двух держав в их деятельности по индустриализации своих заселенных нацменьшинствами окраин, получается, много общего. Вот и китайцев теперь, как русских в 1960-1980-х годах, упрекают в том, что у них даже в национальных окраинах очень низка доля представителей коренных этносов среди индустриальных рабочих.

Но, с другой стороны, те самые китайские шахты считаются одними из самых опасных шахт в мире, и на них ежегодно находят гибель тысячи людей. И едва ли китайцы достойны упреков в том, что там в основном работают и, соответственно, гибнут при авариях они сами, а не представители нацменьшинств Китая.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...