South China Morning Post: Казахская аристократка дает борющемуся за выживание французскому бренду Vionnet новую жизнь

Гога Ашкенази: Я всегда была креативной, и мода мне нравится настолько, что я не считаю ее работой

Газета South China Morning Post опубликовала статью Дивии Харилелы под названием Kazakh aristocrat gives struggling French label Vionnet a new life — “Казахская аристократка дает борющемуся за выживание французскому бренду Vionnet новую жизнь”.

В предисловии к ней говорится так: “Острые инстинкты казахской аристократки вдыхают новую жизнь в бренд, который когда-то соперничал с Chanel”, — пишет Дивиа Харилела”.

Вслед за этим представлен фотоснимок Гоги Ашкенази, сделанный Норой Там. Текстовка к нему дана такая: “У Гоги Ашкенази большие планы для Vionnet”.

Далее уже в самой статье излагается следующее: “На протяжении многих лет индустрия моды управлялась Клубом больших ребят (Big Boys ‘Club), группой влиятельных людей наподобие главы компании LVMH (Moлt Hennessy — Louis Vuitton) Бернара Арно, владельца компании Tod Диего Делла Валле, Ренцо Россо из фирмы Only the Brave и Франсуа-Анри Пино из фирмы Kering.

Но это может измениться с присоединением 33-летней предпринимательницы Гоги Ашкенази вслед за ее недавним приобретением 100-летнего парижского модельного бренда Vionnet.

Несмотря на то, что ее имя (пока) мало что значит в кругах моды, казахская миллиардерша уже является силой, с которой нельзя не считаться в мире бизнеса.

После окончания Оксфордского университета, Ашкенази начала карьеру в инвестиционной банковской сфере”.

Далее у автора следует подробный рассказ о предыдущем этапе жизни и деятельности этой известной за рубежом уроженки Казахстана.

Вслед за этим Дивиа Харилела задает такой вопрос: “Так почему же Ашкенази решила присовокупить только становящийся на ноги дом моды к своему переполненному портфелю активов?”.

И получает от хозяйки этого бренда такой ответ: “Я верю в наследие, я верю в историю. Я верю особенно в Vionnet, потому что инструменты, которыми [дизайнер Мадлэн Вионнэ] одарила мир моды, формируют основу моды. Для меня эта история является чрезвычайно важной”.

Эта история, отмечает Дивиа Харилела, представляется интересной.

“Известная как “архитектор среди портных”, Вионнэ — которая станет одним из крупнейших конкурентов Коко Шанель — основала свой дом моды в 1912 году и пришла к успеху в 1920-х годах с характерными творениями, включая туники и греческие платья”, — пишет она.

Следует отметить, что дом моды или, вернее, тогда лишь ателье Vionnet после своего создания просуществовал или просуществовало менее трех десятилетий. Вторая мировая война подорвала модный бизнес. В 1939 году, когда она началось, ателье госпожи Мадлен Вионнэ закрылось. Ее творения разошлись по всему свету, и на аукционах за них давали большие деньги. Так бренду пришла слава после того, как сам дом моды фактически перестал действовать. Мадлен Вионнэ ушла из жизни в 1975 году. А дом моды продолжал оставаться недействующим. Лишь спустя почти семь десятилетий ситуация изменилась Маттео Марцотто, президент Valentino Fashion Group, решил возродить славу этой марки. Ему взялись помогать Джанни Кастильони и Марко Казони. Вместе они разработали бизнес-план. Ставилась задача триумфальным образом вернуть Vionnet в мир моды. “С помощью Vionnet я хочу вернуть к жизни концепцию моды, которая современна, но не забывает о своей истории, возрождая необычную элегантность, которой бывали отмечены творения Мадлен Вионнэ”, — заявлял Матео Марцотто. Но привнесенные им изменения коснулись не только образцов одежды от этого дома моды, но и также даже его месторасположения. Он передислоцировал Vionnet из Парижа в Милан. Создавать новую коллекцию должен был креативный директор Родольфо Пальялунго, до того являвшийся дизайнером женской линии Prada. В течение двух лет он усиленно трудился над возрождением дома моды, основанного Мадлен Вионнэ в 1912 году, еще перед Первой мировой войной. Но потом он ушел.

И на его место пришли Барбара и Лючия Гроче, которые ранее работали с такими брендами, как Prada, Miu Miu, Gucci, Ter et Bantine, Valentino и Neil Barrett. Потом и они ушли. Это было в прошлом году. Вот как происходили события в течение 2012 года. В мае Гога Ашкенази приобрела 65 процентов акций дома. В августе состоялось увольнение Барбары и Лючии Гроче с поста креативных директоров. В октябре был с размахом отмечен 100-летний юбилей бренда Vionnet. В начале ноября стало известно, что Гога Ашкенази сделалась полноправной владелицей дома, поскольку выкупила остальные акции у Маттео Марзотто и Джанни Кастильони. Бизнес оказался целиком в ее распоряжении. Официально дом моды Vionnet принадлежит компании GoTo Enterprise, которой, как утверждают, отводится роль инвестиционного инструмента. Ее также возглавляет сама эта светская дама родом из Казахстана.

Перед ее приходом дом моды Vionnet едва сводил концы с концами. Идея Матео Марцотто, можно сказать, не сработала. И, передавая дом моды Vionnet, в руки казахской предпринимательницы, которая прежде не занималась этим видом бизнеса, он фактически, можно сказать, признался в этом. Но оказался ли ее приход случайностью, следствием стечения обстоятельств?

Вот что на этот счет говорит сама Гога Ашкенази: “Я чувствую, что будто бы все, что я делала в своей жизни, вело меня к этому моменту. Я всегда была креативной, и мода мне нравится настолько, что я не считаю ее работой. Разумеется, взяться за такое дело было вызовом, но творческий процесс мне подходит. Это — бизнес страсти, вот почему он отличается от других моих проектов”.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...