Bilan: Лейла Храпунова: Моим слабым местом был мой муж

Жена экс-мэра города Алматы отвечает на вопросы швейцарского журнала

Журнал Bilan опубликовал материал под названием “Leila Khrapunova: “Mon point faible йtait mon mari” — “Лейла Храпунова: Моим слабым местом был мой муж”.

В предисловии к нему говорится так: “Ставшая первой женщиной-руководителем компании в Казахстане, она обосновалась в Женеве в 2007 году. Атакуемая со стороны правосудия своей страны, она идет на откровенный разговор с журналом Bilan”.

Материал представляет собой интервью с женой бывшего мэра крупнейшего города Казахстана. Прежде дается небольшое предисловие: “Мы встречаемся с Лейлой Храпуновой у ее адвоката Сергея Лакутина на набережной Гюстав-Адор, который обслуживает нас в качестве переводчика. После учреждения первого частного телевизионного канала Казахстана она создала бутики одежды, а потом торговые точки по сбыту ювелирных изделий и часов в сотрудничестве с брендами группы Richemont, наряду с другими.

Но с назначением ее мужа мэром главного города страны Алматы, все более настойчивое давление со стороны правящего клана вынудило ее против своей воли продать свои различные бизнесы и покинуть страну”.

Далее следует уже текст самой беседы: “Казахское правосудие, кажется, имеет претензии по отношению к вашей семье? Ваша реакция?

После нашего отъезда из Казахстана некоторые из наших сотрудников были арестованы, в том числе двое из моих бухгалтеров. Власть на месте тщетно ищет основания для обвинения против моего мужа и меня, бросая людей в тюрьму. Бывший коллега моего мужа был приговорен к десяти годам.

Федеральный советник Йоханн Шнайдер-Амманн посетит Казахстан и Азербайджан с 10 по 13 апреля. Есть ли у вас сообщение в его адрес?

Я призываю его не действовать так, как будто ничего не случилось, и поднять вопрос правовой определенности для предпринимателей и прав человека в целом.

Расскажите нам о принудительной продаже ваших компаний в Казахстане?

В то время, когда страна еще являлась частью Советского Союза, я сначала работала на государственном телевидении, прежде чем создать в Казахстане “ТАН ТВ”, первый полностью частный канал на постсоветском пространстве. Спустя восемь лет я была вынуждена с ним расстаться.

Как происходило создание, а потом принудительная продажа ваших магазинов VILED?

В конце ХХ века Казахстан являлся растущим рынком с сильным спросом на предметы роскоши. Но все продавалось контрабандным путем из Турции, Китая и Дубая.

В 1999 году я купила два этажа здания в старой части города Алматы для того, чтобы расположить там VILED (аббревиатура от имен членов семьи: Виктор, Ильяс, Лейла. Эльвира, Даниэль – ред.). То есть бутик, где я продавала различные марки ювелирных изделий и часов, в том числе от группы Richemont. Затем я открыла три других бутика, которые работали с большой нагрузкой. Я выстроила свой бизнес автономным образом, без использования какой-либо поддержки и без какой-либо поблажки и платя свои налоги. Тем не менее, в 2003 году я была вынуждена продать VILED.

Что же произошло?

Моим слабым местом был мой муж, мэр Алматы в то время. Если бы я не уступила давлению правящего клана, мой муж стал бы жертвой возмездия. Однажды само высшее руководство вызвало моего мужа с тем, чтобы сказать ему: “Что происходит с бутиками твоей жены? Есть странные люди, которые делают там покупки. Надо остановить все это”. Вскоре после этого была запущена кампания в средствах массовой информации, контролируемых правящим кланом, утверждающая, что жена мэра Алматы продает бриллианты, тогда как население пребывает в бедности. Сигнал был ясен.

Почему было уступать этим давлениям?

В такой стране, как Казахстан, если вы сопротивляетесь, вас раздавят. Я должна была защитить своего мужа и своих детей. Ко мне направили подставных лиц – Абулгазина и Сулейменова — которым я должна была продать за 6 миллионов долларов бизнес, который стоил в 15 раз дороже”.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...