Повысить нельзя оставить?

17 апреля 2013 года Мажилис одобрил в первом чтении проект Закона “О пенсионном обеспечении

17 апреля 2013 года Мажилис одобрил в первом чтении проект Закона “О пенсионном обеспечении”. Среди прочих нововведений, предполагается увеличение пенсионного возраста для женщин с 58 лет до 63 лет. Оно будет поэтапным – каждый год, начиная с 2014-го, возраст выхода на пенсию у женщин будет расти на полгода. Таким образом, переход займет 10 лет. Поэтапность стала некоторым компромиссом со стороны властей – ведь еще несколько месяцев назад предполагалась, что пенсионный возраст будет повышен одномоментно, что могло вызвать резкий рост социальной напряженности в обществе.

Основной причиной повышения пенсионного возраста называется нарастание бюджетного дефицита и, соответственно, неспособность бюджета нести расходы по пенсионным выплатам. Называются также и другие причины, местами достаточно абсурдные. Но обо всем по порядку.

Абсурд вместо здравомыслия

К сожалению, мы должны затронуть эту тему, чтобы продемонстрировать качество аргументации в пользу повышения пенсионного возраста. Добавим также, что противоречивость в лоббировании идеи проявилась с самого начала – Нацбанк и Минтруда труда любезно отказывались от авторства, однако, все же в прессе наиболее настойчиво эту идею защищал Нацбанк, тогда как Минтруда еще в первой половине прошлого года отрицало, что пенсионный возраст будет повышаться. Однако, Парламент именно оно, как профильное министерство, внесло проект Закона на рассмотрение, но и то, скорее всего, потому что Нацбанк не обладает правом законодательной инициативы.

Перейдем к аргументам. Наиболее странным из них можно назвать то, что, по мнению главы Нацбанка женщины были инициаторами повышения: “Женщины были инициаторами, писали письма и спрашивали, почему их раньше отправляют на пенсию”. Пока публике не предоставлены эти письма, чтобы была возможность убедиться, что такие письма действительно были и что контекст предполагал именно повышение пенсионного возраста, доверия такие заявления не вызывают. Тем более, что трудовое законодательство не запрещает женщине работать и после выхода на пенсию. Если же обратиться к опросам общественного мнения, то, согласно социологическому исследованию Института политических решений, 81,8% населения не поддерживают инициативу по повышению пенсионного возраста.

Вызывает сомнения в здравомыслии и следующая аргументация: “У вас любого из вас спросить, у того, у кого дети есть, вы к кому его отведете — к  женщине-врачу, которой 57 лет и которая может работать дольше или выпускнице нашего вуза, которая 2 года назад закончила. Кто отведет к выпускнице? Вот и все. И на самом деле, потому что у нас люди того поколения более квалифицированы, потому что они и учились в других учебных заведениях, и имеют большой практический опыт. Мы все, как общество, заинтересованы, чтобы вот эта генерация проработала дольше, потому что, когда они уйдут на пенсию, ситуация сильно изменится”. Непонятно почему надо сравнивать именно эти возраста? Почему бы не сравнить, например, 57-летнюю и 42-летнюю, где вопрос по квалификации уже более спорный? Да и вообще, опытные врачи всегда работают, если им позволяет здоровье – как уже было сказано выше, трудовое законодательство не запрещает продолжать работать. Но главное не это – весьма удивительно то, что решения обосновываются такими “кухонными” доводами без приведения масштабной статистики по стране.

Вызывает сомнения в адекватности и этот аргумент: “У нас в Национальном банке 53% руководящих должностей занимают женщины. И 67% трудового коллектива составляют женщины. И за равную работу женщинам платят равную зарплату. И туалетов в Национальном банке для женщин в 2 раза больше, чем для мужчин. Нужно просто вовремя все делать правильно. И у нас количество женщин беременных и в декретном отпуске в 16 раз больше, чем в среднем по стране именно потому, что к ним нормально относятся и  их работодатели никак не угнетают и не пытаются уволить с работы. У нас в Нацбанке принципы гендерного равенства соблюдаются и уважаются. Поэтому женщины в Нацбанке почему-то поддерживают необходимость выравнивания пенсионного возраста”.

Спрашивается, насколько это правильно обосновывать решения, которые задевают всю страну, кадровой ситуацией в отдельно взятой организации? Насколько справедливо учитывать мнение одних женщин и не спрашивать мнения у других? Неужели, разумным считается мнение только тех, кто согласен с мнением принимающего решения? Да и вообще, насколько это правильно ссылаться на мнение своих подчиненных, особенно тому человеку, который “съел собаку” на таком понятии, как конфликт интересов?

Было упомянуто среди доводов и гендерное равенство, которое помимо всего затронуло вопрос биологических особенностей женщины: “Если женский организм быстрее истощается, то почему они живут на 10 лет дольше? Вы меня извините, вы немного противоречите биологии и той статистике, которая у нас есть”. Видимо, некоторые люди настолько умны, что их собственных измышлений достаточно, чтобы не читать научные исследования, где убедительно рассказывается, что женщины “живут дольше, но хуже” с точки зрения здоровья. Но даже если соглашаться с идеей гендерного равенства, непонятно только почему, в целях достижениях гендерного равенства не снижают пенсионный возраст мужчин до 58, тем более, что средняя продолжительность жизни составляет всего 64 года. Пока же качество аргументации позволяет говорить о том, что вопрос гендерного равенства в казахстанском исполнении (зарубежный опыт, связанный с пенсионным возрастом, мы приведем ниже) преподносится в очень извращенном виде. Когда-то Алексис де Токвиль, французский гуманист и мыслитель XIX века, сказал: “Есть люди, которые стремятся не только к равенству, но и тождеству мужчины и женщины. Наделяя обоих одними и теми же правами, они возлагают на них одни и те же обязанности. Они хотят, чтобы мужчины и женщины вместе одинаково и трудились, и развлекались. Ясно, что из подобной “уравниловки” ничего хорошего не выйдет, а приведёт всё это к обоюдной деградации”.

Однако, неадекватность не завершается этим. Повышение пенсионного возраста обосновывается еще и тем, что через 60 лет закончится нефть. Это, наверное, прецедент в истории страны, когда решение обосновывается ситуацией, могущей потенциально сложиться через 60 лет. Конечно, нам не достижим такой уровень долгосрочности мышления, пусть и однофакторного. Нам просто интересно, что же делать тем, у кого уже сейчас нет нефти — Германии, Франции, Испании, Италии, Японии, Польше, Австрии, Турции, Израилю, Тайваню где запасов нефти в 100-1000 раз меньше чем в Казахстане?

Приведение такого большого количества неуместных и нелогичных по смыслу доводов свидетельствует либо о том, что не существует серьезных причин для повышения пенсионного возраста, либо эти серьезные причины не могут быть озвучены в силу неизвестных нам обстоятельств.

Ошибки здравомыслия

Среди доводов, которые можно посчитать заслуживающими серьезного анализа, можно выделить следующее:

— достаточный срок дожития у женщин (около 20,5 лет) и зарубежный опыт повышения пенсионного возраста;

дефицит госбюджета и его неспособность нести расходы по пенсиям, что вызывает необходимость в экономии.

Нацбанк ссылался на Всемирный банк в качестве достоверного источника данных – дабы исключить лишние вопросы, уточню, что Всемирный банк не генерирует сам эти статданные, наоборот получает от национальных статистических служб, в нашем случае от Агентства РК по статистике (АСРК). Так вот, в последнем выпуске “Демографического ежегодника” АСРК на странице 277 можно найти данные по средней продолжительности жизни женщин — срок дожития женщин, кому исполнилось 58 лет в 2011 году, составил 20,8 лет.

В 2011 году под эгидой ОЭСР был подготовлен отчет “Пенсионный возраст и продолжительность жизни”. Согласно Таблицы 1, средний срок дожития женщин после выхода на пенсию в странах ОЭСР составляет 23,3 года. При этом, несмотря на инициативы стран по повышению пенсионного возраста в ближайшие 10-20 лет, все планы предполагают сохранение и даже небольшое увеличение срока дожития. Поэтому совершенно непонятна позиция тех чиновников, которые ссылаются на зарубежный опыт, но при этом игнорируют его? Непонятны также доводы о том, что-де срок дожития у женщин в Казахстане после выхода на пенсию очень большой, хотя по факту он меньше чем в среднем по странам ОЭСР – 20,8 лет против 23,3 лет. Добавим, что в случае повышения пенсионного возраста, срок дожития упадет с 20,8 лет до 16,8 лет.

Источник: Отчет “Пенсионный возраст и продолжительность жизни”, ОЭСР, 2011; АСРК

Теперь перейдем к доводу к вопросу об экономии бюджетных средств. Согласно Демографического ежегодника АСРК за 2012 год, в 2012 году 58 лет должно было исполниться 78 766 женщинам. Предположим, что такое же количество женщин должно будет выйти на пенсию в 2014 году и что около 10% из них выходит на пенсию раньше в силу многодетности, проживания в экологически неблагополучных районах или же отработав положенный стаж в силовых органах, поэтому на пенсию в 58 лет могут выйти около 70 тыс. человек. Предположим также, что ежегодно в силу смертности численность этого возрастного потока женщин будет сокращаться на 5%.

Средняя пенсия на 2013 год с учетом базовой пенсионной выплаты составит 42 319 тенге. Предположим, что эта пенсия будет ежегодно увеличиваться на 12% в течение 10 лет, как это происходило в предыдущие 10 лет.

Согласно расчетов, файл которых любой желающий может найти онлайн, в 2014 году экономия от повышения пенсионного возраста составит 5 млрд. тенге и вырастет до 249,8 млрд. тенге в 2023 году. В целом, к 2023 году под влияние меры подпадут 316,7 тыс. женщин.

За вычетом дефлятора, который за последние 10 лет составил в среднем 15% ежегодно, в ценах текущего года экономия в 2014 году составит 4,3 млрд. тенге и далее постепенно достигнет 61,7 млрд. тенге в 2023 году – суммарная экономия за 10 лет составит 365,1 млрд. тенге, что является незначительной суммой для бюджета.

Надо отметить, что данные расчеты не включают снижение расходов в связи с естественным сокращением числа “солидарных” получателей пенсий.

Теперь рассмотрим какие же все таки расходы несет госбюджет по пенсионным выплатам. Таблица 3 показывает, что уже в 2013 году расходы бюджета по пенсиям составят 919,5 млрд. тенге, а в следующем году превысит 1 трлн. тенге. В среднем доля расходов на пенсии в госбюджете составит 15-17% — это объясняется внедрением накопительной модели пенсионной системы, когда пенсионные взносы начали поступать не государству, а в НПФ, тогда как выплаты по пенсиям из бюджета продолжились. Очевидно, что созданная нагрузка на бюджет носит искусственный характер — при создании накопительной модели предполагалось снижение нагрузки, но фактически она повысилась. Это будет продолжаться до тех пор, пока количество получателей солидарной пенсии не сократится естественным образом.

Попробуем оценить и объем пенсионных взносов. В 2012 году НПФ получили 467 млрд. тенге пенсионных взносов, а в 2013 году эта сумма, предположительно, увеличится до 530 млрд. тенге. Если бы эта сумма поступила в бюджет, то нагрузка на бюджет сократилась бы с 919,5 млрд. тенге до 390 млрд. тенге, или 6,2%, что является совершенно подъемной суммой.

Оставшуюся разницу тоже можно закрыть. Мы не будем ссылаться на гипотетические сценарии, что у страны большая территория и много ресурсов, могущих легко обеспечить нужды небольшого населения, но обратимся к текущим финансовым возможностям страны.

В 2012 году бюджет закупок центральных госорганов и госучреждений составил в 2012 году около 1,6 трлн. тенге, местных исполнительных органов в 2012 году — 2,7 трлн. тенге. Предположим, что эти цифры вырастут на 10% в 2013 году и увеличится до 1,76 трлн. тенге и 2.97 трлн. тенге соответственно. Добавим к этому объем закупок ФНБ “Самрук-Казына”, который в 2013 году составит 3,5 трлн. тенге. Итого = 1,76+2,97+3,5=8,23 трлн. тенге. 

Если поставить задачу 10% экономии за счет повышения эффективности работы (не говоря уже о возможности снижения за счет борьбы с коррупцией), то высвободятся средства эквивалентные 823 млрд. тенге, с лихвой перекроет нехватку бюджета на социальные расходы.

Вместо заключения

Остается надеяться, что когда проект Закона попадет на подпись главе государства, будет наложено вето. Не только потому, что нет никаких предпосылок для повышения пенсионного возраста, не только потому, что сама идея не получила должного всестороннего анализа, не только потому что, бюджет получит небольшую экономию, а государство максимум социальных протестов. А потому, что не существует систем социального обеспечения, могущих быть бездефицитными – государство всегда покрывает часть затрат за счет других источников дохода, а попытки добиться этого за счет выравнивания притока и оттока по социальным статьям свидетельствует либо о неспособности экономических властей управлять экономикой, либо о непонимании долгосрочных аспектов экономической политики государства. Но в этом случае все предлагаемые ими решения будут лишь бить по авторитету правителя страны.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...