Toutelatele.com: Прежний портовый город Аральск оказался в 150 километрах от берега

Природный катаклизм в регионе к северу от Аральского моря начинает выливаться во все более усугубляющуюся экологическо-социальную катастрофу

Канал Toutelatele.com передал репортаж под названием Histoire d’un sauvetage — “История одного спасения”.

В нем говорится так: “В прошлом четвертое крупнейшее внутреннее море мира Аральское море стало символом экологической катастрофы при СССР, забиравшем его воды на орошение хлопковых полей Казахстана на протяжении десятилетий. Так было вызвано постепенное высыхание великолепного водоема, который оказался разделенным на два бассейна. Дошло до того, что в северной части местные жители выдвинули идею о плотине. Заем Всемирного банка сделал возможным его возведение в 2005 году на Кок-Арале. Так что воды Сырдарьи впадают снова в маленькое море Арала. Прежний портовый город Аральск оказался в 150 километрах от берега…”.

В свое время многие СМИ обратили внимание на то, какое же большое впечатление произвели на Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна воочию уведенные им последствия связанной с Аральским морем экологической катастрофы в Центральной Азии.

Для Казахстана проблема воды и опустынивания земель куда более актуальна, чем, скажем, для Таджикистана или Турции, не говоря уж о странах Евросоюза. Тем не менее, связанные с ней казахстанские вопросы, на высоком официальном уровне поднимаются не часто. Такое впечатление, что с водой в Казахстане дела обстоят лучше, чем даже в Европе. Однако в действительности это вовсе не так.

ООН неоднократно выражала озабоченность опустыниванием территории Республики Казахстан. Для проявления беспокойства на столь высоком международном уровне, надо признать, есть все основания. В их числе, в первую очередь, принято называть комплекс фактов, связанных с экологической катастрофой на Арале.

Прежний ливийский лидер М. Каддафи еще свыше 10 лет тому назад с трибуны Всемирного саммита говорил о трех самых серьезных для всего человечества экологических проблемах – об озере Чад, о дельте Нила и об Аральском море. Сам он ушел из жизни в 2011 году при общеизвестных обстоятельствах. Но касающаяся Казахстана часть Послания, озвученного им с трибуны Всемирного саммита, оказалась вещей. Ведь он тогда называл 10-летний срок на принятие мер по предотвращению катастрофы и указал на то, что, если ничего не будет сделано, она примет уже непредотвратимый характер, ибо, мол, точка возврата будет пройдена. Период времени, о котором он говорил, истек в августе 2012 года. То есть фактически точка возврата, которую упоминал М. Каддафи, пройдена, и катастрофа, о которой он предупреждал все человечество, уже должна была принять неотвратимый характер. И поскольку речь шла о наших краях, мы в принципе не могли не почувствовать наступление негативных перемен. Но вот что примечательно. Мы уже с мая 2011 года перестали ощущать казавшееся незыблемым в течение многих лет спокойствие. Скажем иначе – вот уже второй год страна то и дело оказывается потрясенной чередующимися громкими событиями чрезвычайного характера. Мы перестали ощущать спокойствие. Да и зарубежные наблюдатели теперь уже наперебой говорят, что Казахстан более не воспринимается как спокойная и умиротворенная страна.

Наибольшее число чрезвычайных событий происходит в наименее населенной ее части – Западном Казахстане, прилегающем с северо-запада, севера и северо-востока к Аралу. Или — к тому, что раньше рассматривалось как его побережье. По сути дела природный катаклизм в том регионе начинается выливаться во все более усугубляющуюся экологическо-социальную катастрофу. Значит, предсказание М. Каддафи все-таки начинает сбываться.

Еще лет 20 назад в регионе насчитывалось около трех десятков больших и малых городов со своими большими и малыми промышленными предприятиями. Сейчас их осталось практически всего 8, по два на каждую область. В Актюбинской области – это Актобе и Хромтау, Западно-Казахстанской – Уральск и Аксай, в Атырауской - Атырау и Кульсары, в Мангыстауской – Актау и Жанаозен. Их вернее было бы называть просто такими нормальными населенными пунктами, где не меньшинство, а большинство трудоспособных людей имеют хоть какую-то постоянную работу. Ибо все остальные населенные пункты представляют собой зону повальной депрессии.

Оттуда население, ясное дело, стремиться перебраться в названные выше восемь городов. 6 из них расположены в бассейне реки Урал, а еще 2 на побережье Каспия. То есть в отдаленных от прилегающих регионов республики (Южного, Центрального или Северного Казахстана) и приближенных к России частях Западного Казахстана.

Одним словом, внутренняя миграция в Западном Казахстане направлена с юга и востока на север и запад. Получается — подальше от Арала. То есть люди перебираются поближе к областным центрам региона, районам разработок нефтегазовых месторождений (Тенгиз, Карачаганак и т.п.) и казахстанско-российскому приграничью, где более благоприятные природно-климатические условия. Но то, что пустеют южные и восточные районы Западного Казахстана, — это, с точки зрения интересов целостности страны, всего лишь полбеды. Подобная же депопуляция происходит и в прилегающих к ним районах Южного, Центрального и Северного Казахстана. Оттуда люди уезжают подальше к югу, центру или северу. Таким образом, на стыке Западного Казахстана с остальной страной образовывается нечто вроде полосы отчуждения шириной в 500-800 км. Продолжающееся опустынивание Приаралья вследствие экологической катастрофы, похоже, довершит этот процесс. Результатом может явиться превращение Южного Казахстана и Средней Азии для Западного Казахстана в подобие того, чем для Северной Африки является Суб-Сахара. Решения властей Казахстана лишь подстегивают развитие процесса опустынивания этой огромной зоны, через которую западный регион связан с остальной страной. Эта реальность пугает многих людей в разных частях Земли.

Речь М. Каддафи на Всемирном саммите, который проходил в южноафриканском городе Йоханнесбурге с 26 августа по 4 сентября 2002 года, произвела в свое время должное впечатление на тех, кто занимается планетарного масштаба проблемами. В начале 2003 года выразила свою озабоченность опустыниванием огромных территорий в Казахстане даже ООН.

А в то же самое время, вернее, в конце ноября 2002 года, когда обсуждался бюджет на 2003 год, казахстанские власти официально объявили, что в отношении населения Приаралья они предполагают лишь переселение в более благополучные районы. Но народ оттуда и без решения вышестоящих органов перебирается в другие края вот уже в течение четверти века. А то, что этим самым вызывается депопуляция огромных пространств, на уровне принятия государственной важности решений, похоже, мало кого волнует. При этом высокопоставленные чиновники убеждают страну в том, что с переселением людей оттуда не следует спешить. В буквальном смысле это означает следующее: мы с вами как с жертвами экологического бедствия больше не будем возиться, так убирайтесь из Приаралья подальше, но при этом также не уповайте на нашу помощь. Но люди это и так поняли уже давно. Они стараются переселиться подальше, северней и западней железнодорожной линии Орск-Кандагач-Атырау. Все более явственно эта линия становится пределом населенной или считающейся подходящей для жизни части Западного Казахстана на юге и востоке. То есть уже сейчас ясно, что в скором времени именно по ней будет проходить граница обитаемой части региона, и огромные пустые пространства будут отделять его от остального Казахстана. Иначе говоря, на юге и на востоке Западный Казахстан фактически будет отрезан от других регионов страны и станет своего рода эксклавом. Типа Калининградской области России.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...