Казахстан: “народное IPO” – это лицензированное казино

Алматы. 13 мая. КазТАГ – Тулкин Ташимов. “Народное IPO”, о необходимости которого все время говорили казахстанские власти, свершилось. Но достаточно бросить беглый взгляд на произошедшее, чтобы понять: ничего, кроме официальной легализации азартных игр на фондовой бирже не случилось.

***

IPO и казино. В чем разница?

Знаете, меня порой очень поражает непоследовательность властей. Почему, с одной стороны, ведется непримиримая борьба с подпольными казино по всей территории Казахстана, кроме, естественно, Борового и Капшагая, и, с другой стороны, официально разрешены те же самые азартные игры на фондовой бирже? И есть ли какие-то различия между игрой за карточным столом и игрой на фондовой бирже? Теперь попробуем ответить на эти вопросы по порядку.

Итак, еще в феврале 2011 года президент РК Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что народное IPO предоставит сотням тысяч простых казахстанцев возможность владеть акциями крупнейших предприятий, а также появится новый инструмент инвестирования и преумножения сбережений”. Стремление более чем похвальное.

Но какими бы похвальными не были устремления, факт остается фактом. Власти преподносят фондовую игру как занятие, приносящее быструю прибыль. Так, во время встречи с будущими жильцами строящегося в пригороде Астаны жилого комплекса в конце марта 2011 года глава государства по поводу IPO сказал: “В хорошее время ваши деньги в 10-15 раз увеличить и продать, в плохое время держать”.

Это и есть призыв к быстрому обогащению. То же самое может случиться и в карточной игре. Так что особой разницы между игрой в казино и на фондовой бирже нет.

Впрочем, тем самым, мы с вами ответили и на второй вопрос.

Да, признаемся, за карточным столом человек может потерять все, или почти все, если будет следовать исключительно эмоциям и забудет вовремя включить разум. Нельзя не признать, что и на фондовой бирже тот же самый человек может потерять все, или почти все в случае, если забудет о здравом смысле.

Поэтому разница между игрой в казино и на фондовой бирже лишь в том, что деятельность казино власти ограничили географически, тогда как второе власти сами же и стимулируют.

И тогда возникает весьма крамольное предположение: власти преследуют подпольные казино лишь для того, чтобы расчистить поле для игр на фондовой бирже. Вероятно, власти крупно недополучили из-за запрета игорного бизнеса, тогда как здесь, на фондовой бирже – они компенсируют уже понесенные потери.

Эффект медузы по — казахстански

Думаю, все знают, что медуза, работая как насос, втягивает воду в свой зонтик, а затем, сокращаясь, выталкивает ее наружу. Вот примерно так же власти втягивают население в “народное IPO”. Причем, ни для кого не секрет, что такой же метод был использован ими в начале истории с долевым строительством. В свое время правительство призывало население инвестировать средства в долевое строительство. Причем, оно рассматривалось властями как одно из альтернативных путей решения жилищной проблемы.

Люди поверили, деньги понесли. Потом начался кризис: энтузиазму строительных компаний выполнить свои обязательства перед дольщиками пришел конец. В основном стройки остановились из-за отсутствия возможностей кредитоваться в банках. И пошло-поехало… В конечном счете, крайними оказались сами дольщики, которые не получили законное жилье.

В то время, пока они отходили от шока и мысленно прощались с надеждой на более комфортные квадратные метры, власти чтобы их успокоить, пообещали достроить объекты долевого строительства. Может, у властей проснулась совесть? Верится с трудом, так как власть и совесть почти всегда ходят разными тропами. И, кстати, воду они пьют из разных краников. Кое-кто – из золотых.

Надо признать, что в вопросе с дольщиками власти испугались социальных потрясений. А посетившие их благородные позывы имеют под собой вполне понятное объяснение – они признали свою косвенную вину за состояние, в котором оказались дольщики.

И знаете, что более всего обидно? Пока власти не испугаешь, от них ничего не добъёшься. Поэтому в Астане человек вынужден залезать на крышу своего дачного дома, сыпать угрозами облить кое-кого кислотой, чтобы его услышали. Ложиться на рельсы, останавливать движение на трассах, угрожать самоубийством. Без истерик людей власть почему-то не слышит.

Поэтому население если и ждет от властей чего-то позитивного, то только в русле их (властей) собственных интересов. Хорошо, если ваш населенный пункт находится между мегаполисом и местом, где любят отдыхать власть имущие. Тогда и дороги будут, и инфраструктура, и школы, и больницы…

Кстати, и с долевым строительством, и с “народным IPO” власти применяют один и тот же универсальный метод: во что бы то ни стало завлечь население, а потом хоть трава не расти. При этом приемы заманивания не отличаются большой оригинальностью.

Так, например, бывший премьер-министр РК Карим Масимов еще в 2011 году отметил, что “в прошлые годы мы были в большей мере нацелены на привлечение стратегических инвесторов. Сейчас настало время, когда необходимо привлекать и инвесторов институциональных”.

А ведь все это можно сказать иначе. К примеру, так: мы много крупных проектов инициировали, кредиты привлекать неоткуда, Китай больше не дает, Запад думает, как самому выжить, азиаты, вроде и согласны, но условия слишком жесткие. И продолжить: поэтому и нужны деньги, которые вы, население, прячете в кубышках. Честнее, поди будет.

Порой реклама “народного IPO” напоминала сватовство. Так, в конце октября 2012 года накануне размещения акций “КазТрансОйла”, управляющий директор, член правления АО “Самрук-Казына” Нурлан Рахметов заявил, что “вложение в акции “КазТрансОйл” – это выгодная партия. Как потенциальный инвестор, считаю, что правильно будет, если есть свободные деньги и желание заработать, купить акции “КазТрансОйла”.

Порой реклама напоминает “tourge” в смысле “твердить одно и то же”. Так, управляющий директор фонда недвижимости “Самрук-Казына” Адильбек Кушеров, также накануне размещения “КазТрансОйла”, говорил: “Я готовлюсь, но брокерский счет я еще не открыл. Я знаю эту компанию, она востребованная, прибыльная, постоянная загрузка производства у них есть, потому что объемы нефтедобычи у нас каждый раз растут”.

Кстати, и Рахметов, и Кушеров вроде как собирались приобрести акции “КазТрансОйла”. В данной связи интересно узнать, сделали ли они это на самом деле, и, если все же сделали, держат акции или уже перепродали? Акции населению, как и хотели власти, продали по цене ниже рыночной. Чтобы люди заработали. Они, в принципе, и заработали.

Но это не фондовый рынок, а разовая спекуляция.

Что имеем не храним, а потерявши…

У нас в Казахстане появится не класс инвесторов, а спекулянтов. Вроде, как все элементы налицо: и субъекты, и деньги. Согласно планам властей, размещаться будут компании “Самрук-Энерго”, KEGOC, “Казпочта”, “КазМунайГаз”, “Казахстан темир жолы”, “Казатомпром”, РД “КазМунайГаз”, возможно, “Казахмыс” и ENRC.

Причем, денег у населения все больше. Как сообщила пресс-служба Национального банка РК в начале января 2012 года, объем депозитов резидентов в депозитных организациях за январь-ноябрь 2012 года повысился на 8,3% до 9,085 трлн. тенге. А в феврале 2013 года они повысились еще на 0,6% — до 9,126 трлн. тенге. Но нет как раз самого фондового рынка в том его виде, в котором он должен существовать. В частности, Казахстанская фондовая биржа еще не умеет ни привлекать, ни торговать, ни оказывать посреднические услуги. Нет у нас и регулятора, способного вести независимые расследования и строго следить за тем, чтобы правила соблюдались всеми участниками процесса.

Нет, кстати, и четких правил работы на фондовом рынке, так как есть довольно ощутимые подозрения, что любые сделки с акциями – плод каких-то неведомых разборок внутри финансово-промышленных групп.

Получается, что отечественный инвестор, как правило, получающий лишь ту дозу информации, которая выгодна для властей и стимулирует его покупать акции, находится в полном или частичном неведении. Отсутствие необходимой аналитической информации есть отличительная черта любых казахстанских компаний, в особенности, нацкомпаний.

Поэтому “народное IPO” по сути своей станет обманом населения. И породит оно не класс инвесторов, а класс спекулянтов. Уже сейчас те, кто вложил деньги в акции “КазТрансОйла”, получили спекулятивные прибыли. Дальше – темный лес.

Милые объятия государства

Власти сделали все возможное, чтобы устранить на пути “народного IPO” все препятствия. В первую очередь, они убрали с дороги частные пенсионные фонды, которые с большим подозрением относились к новым инвестиционным продуктам внутри Казахстана. Теперь все активы передаются в Единый накопительный пенсионный фонд под управлением государства.

А ведь частников понять можно. Когда два года назад заместитель председателя правления НПФ Народного банка Алексей Ким осторожно комментировал: “мы сделаем свою оценку, посмотрим, по какой цене нам их (акции нацкомпаний – КазТАГ) предложат”.

Оно и понятно, ведь частные НПФ были сильно зарегулированы властями. Можно вспомнить требования по достаточности капитала К1. Суть требований в том, что приобретение частными НПФ рискового актива автоматически приводило к снижению коэффициента К1. А так как у частных НПФ были хронические проблемы с достаточностью капитала, то им приходилось требовать докапитализацию у своих акционеров. Кому это может понравиться? Никому, ответите вы, и будете правы.

Кстати, и нацкомпании не виноваты в том, что они такие непрозрачные и мутные.

Большинство крупных международных рейтинговых компаний считает, что казахстанские власти имеют сильное влияние на компании и могут оказывать давление для обеспечения поддержки социальных и национальных проектов в ущерб их корпоративным интересам.

Безусловно, такая высокая степень зависимости от властей весьма негативно влияет на оценку стоимости компаний и делает непонятным потенциал роста акций. Сегодня вообще нереально понять, когда мажоритарный акционер в лице государства может попросить компанию инвестировать средства в тот или иной проект. Как такие инвестиции могут сказаться на денежных потоках, тоже никто не знает.

Большинство компаний, задействованных в “народном IPO”, монополисты. И их стоимость, давайте будем честны перед собой, во многом зависит от того, какую прибыль им позволит иметь регулятор. Сегодня, когда население покупает акции в рамках “народного IPO”, высокую, завтра – низкую. Не угадаешь.

Есть еще и психологический фактор. А именно, готовы ли на сегодняшний день власти видеть в приватизируемых компаниях корпорации, а не кошелек для решения социальных и национальных задач.

Слишком хорошо, чтобы быть правдой

Слишком хорошо, чтобы быть правдой – так называлась пьеса английского драматурга и публициста Джорджа Бернарда Шоу. Как поясняет сайт “Академик”, данное выражение служит осторожно-ироническим комментарием к слишком (непривычно, подозрительно и т. п.) хорошо складывающимся обстоятельствам. То же самое и с “народным IPO”.

Так, накануне размещения IPO финансовые результаты “КазТансОйла” были просто потрясающими. “Если смотреть финансовые результаты с 2009 по 2011 годы, то прибыль увеличилась почти на 10 млрд тенге. В 2009 году она составляла 15 млрд тенге, а в 2011 году — уже 25 млрд тенге”, — заявил генеральный директор “КазТрансОйл” Кайргельды Кабылдин.

Но чтобы анализ был более взвешенным, нужно рассматривать финансовые результаты в более глубокой перспективе. Или обратить взор на уже имеющийся у Казахстана опыт размещений.

В данной связи можно глянуть на итоги IPO 2006-го и 2008-го годов, когда власти предложили населению акции “Казахтелекома” и Мангистауской РЭК.

Тогда акции “Казахтелекома” купили 6,5 тыс. человек, МРЭК – 113 человек. Так вот сразу после размещения цены на акции МРЭК начали снижаться, однако доходность для тех, кто приобрел акции на первом этапе, превышала доходность по 10%-му депозиту до осени 2009 года, после чего цена акций резко обвалилась.

Примерно то же самое случилось и акциями “Казахтелекома”. В ближайшие месяцы этот же сценарий может сработать и с акциями “КазТрансОйла”.

Это ли не повод для беспокойства?

Тень Пола, нашего Гетти в Казахстане

Вообще, фондовый рынок может работать только на долгосрочную перспективу. Короткие сделки, безусловно, возможны, но они не являются основополагающими. Так, американский промышленник Дж. Пол Гетти уверял, что схемы быстрого обогащения (на фондовом рынке – КазТАГ) просто не работают. “Если бы они работали, каждый человек на земле был бы миллионером. Это столь же истинно для рыночных операций на фондовом рынке, сколь для любой другой формы предпринимательской деятельности”, — продолжил он.

Да, Гетти знал, что на фондовом рынке можно сделать много денег, но считал, что “их нельзя сделать одним махом или в результате случайной покупки и продажи. Большая прибыль приходит разумному, осторожному и терпеливому инвестору, а не опрометчивому и чрезмерно жаждущему спекулянту. Наоборот, именно спекулянт терпит убытки, когда рынок внезапно начинает падать. Закаленный инвестор покупает его акции, когда они дешевые, и держит их, пока они повышаются в течение длительного времени, переживая по ходу большого движения отдельные падения и резкие спады”, — считал он.

Покупайте, когда цены акций низкие — чем ниже, тем лучше, — и держите свои ценные бумаги. Опирайтесь на тренды и не беспокойтесь о сотрясениях. Думайте о долгосрочных циклах и игнорируйте спорадические взлеты и падения… — вот и весь секрет фондового рынка по Гетти. Одновременно легко, и одновременно сложно.

В нашем случае все слишком легко. Так не бывает. У нас это не больше, чем обычная спекуляция. За это, конечно, давно не сажают, но и удовлетворения люди однозначно не получат.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...