Созданный год назад при Нацбанке РК “Фонд проблемных кредитов” не работает, утверждает банкир

Алматы. 15 мая. КазТАГ – Асхат Ахметбеков. Созданный год назад при Национальном банке РК АО “Фонд проблемных кредитов” не работает, считает управляющий директор по риск менеджменту АО “Альянс банк” Жайдаржан Затаев.

“К сожалению, “Фонд проблемных кредитов” не работает. Вот многие банки открыли ОУСА (организации по управлению стрессовыми активами — КазТАГ), так называемые SPV, но опять же механизма, как передавать туда – за счет списания по балансовой стоимости, по чистой стоимости за минусом провизии – довольно много вопросов. И опять же очень много вопросов пересекается с налоговым кодексом, то есть очень тяжело”, — заявил Ж. Затаев на VII ежегодной конференции Fitch Ratings по Казахстану во вторник.

При этом, по его мнению, каких-либо подвижек в решении вопроса с проблемными активами в банках до конца этого года также ожидать не стоит.

“К сожалению, мое видение, что нет. В конце 2012 года мы были в такой же ситуации, что и в начале года, — реальных инструментов, чтобы эти инструменты заработали, мы не видим. Институты только на бумаге организованы, все это изложено, вопросы, сами механизмы не проработаны и инструменты передачи не отработаны”, — подчеркнул банкир.

“Все мероприятия хороши, которые государство нам сейчас оказывает, но это предприятия для оживления работающих компаний”, — добавил Ж. Затаев.

Вопрос, почему банки не списывают кредиты, по его словам, состоит в том, что, “к сожалению, бремя очистки лежит полностью на плечах банков”. При этом следует учесть, что, к примеру, процесс банкротства компаний “идет очень долго — как минимум 2-3 года, плюс компания защищается, вводятся процедуры реабилитации”.

“Банк, в принципе, может списать кредиты и до банкротства, но это обходится в дополнительные деньги, то есть мы должны заплатить еще за налог. Чтобы списать $1 тыс., надо сначала еще $100 заработать, потом провизии создать и привести это в ноль. Еще нужно по текущей ставке подоходного налога 20%, то есть $20 нужно еще заплатить за то, чтобы признать долг неработающим. То есть, довольно жесткая система, очень сильно зарегулированная”, — пояснил банкир.

Другой “большой проблемой” для казахстанских банков, по его мнению, являются физические лица-должники, в отношении которых до сих пор нет закона о банкротстве, а “также нет закона о коллекторах”. Помимо этого, у казахстанских банков имеются вопросы к деятельности института государственных судебных исполнителей.

“Он работает по своим законам, которые непрозрачны и эффективность которых очень плохая. Мы проанализировали государственных судебных исполнителей в 2010 году, в 2011-м и в 2012-м. Представляете, что от всего объема переданных им дел — уже решения суда есть — их эффективность была 1-2%! То есть у них на столе лежат решения судов, например, на 100 млрд тенге – их эффективность 1 млрд тенге в год! То есть, чтобы получить 100 млрд тенге назад банку или банкам вместе, надо 100 лет, но чтобы с такой эффективностью работать”, — обратил внимание Ж. Затаев.

“Мы научились выдавать кредит, но до сих пор слабо работает взыскание, (…) и это, к сожалению, больная тема почти у всех банков”, — добавил он далее.

Между тем, по его словам, “чем больше процент невозврата, тем больше будет ставка, чем меньше процент невозврата, тем будет меньше ставка”.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...