Смертельно опасные профсоюзы

По количеству избитых, посаженных в тюрьму и погибших профсоюзных активистов современные Россия и Казахстан напоминают США 1930 годов

Недавно коллегия Верховного суда Якутии освободила из-под стражи профсоюзного лидера Валентина Урусова. Он отсидел четыре с половиной года – якобы за хранение наркотиков.

Наркотики у Валентина нашли вскоре после того, как в августе 2008 года он возглавил выступление рабочих одного из подразделений алмазной компании “Алроса” с требованием платить сверхурочные за работу в выходные и праздники. Урусову угрожали какие-то непонятные люди у подъезда и по телефону – мол, не уймёшься, хуже будет. И действительно стало хуже.

Профсоюзному лидеру дали шесть лет, но за него вступились российские и зарубежные правозащитники. Они нашли многочисленные противоречия в материалах уголовного дела. И когда Валентин Урусов уже отсидел большую часть срока, высокий суд отправил его дело на новое рассмотрение. А Валентина пока освободили из колонии. Но могут снова туда отправить.

Подобных историй много и в России, и в Казахстане. Бывают и пострашнее. Профлидера Ачинского глинозёмного комбината Юрия Смоленцева неизвестные люди сначала дважды избили. Сказали, что это только начало и не обманули: вскоре тело Смоленцева нашли в пруду с множественными гематомами и содранными ногтями. А новый владелец комбината сказал в интервью, что невезучий лидер сам утонул. И что он, видимо, перед этим пытался выбраться на берег, поэтому содрал ногти о камни. А потом, наверно, его било волнами о скалы. Никаких скал и камней у пруда нет, но следователи и прокуроры такой версии поверили.

Ничуть не менее драматична судьба одного из лидеров казахстанского профсоюза “Жанарту” Тахира Мухаметзянова. Я уже не говорю о событиях в Жанаозене.

Всё дело в том, что в условиях нашего с вами дикого капитализма настоящий профсоюз это именно то место, где туман вроде бы отвлечённых гуманитарных понятий “права человека” и “борьба за социальную справедливость” сгущается до грозовой свинцовой тучи.

Российский и казахстанский рабочий класс сейчас заново проходит драматический путь, который в течение всего XX века проходили работяги Европы и Северной Америке. Они учились классовой солидарности, заставляли буржуев считаться со своими интересами – и научились, и заставили. А наши в 1917 году сорвали резьбу. И остались на второй год, точнее, на второй век.

Дурной русский и казахский капитализм тоже проходит школу. И плохо успевает, потому что у него никак не закончится пубертатный период, он думает, что всё может – и через свою глупую жадность опять готовит себе могильщика в лице пролетариата.

Хотя надежда на то, что наши буржуи в этот раз поумнеют быстрее, все-таки остаётся. Уже есть примеры, когда российским профсоюзам удается выстроить взаимно приемлемые отношения пролетариата и капиталистов.

Вот, допустим, на автозаводе “Форд” в Ленинградской области рабочие получали 800 долларов в месяц, а их коллеги в США, выполняя те же операции на конвейере – 4 400 долларов. В пять с половиной раз больше. При том, что цены на продукты, одежду, бытовую технику и на те же автомашины в России и Америке одинаковые, а жильё у нас и подороже.

Откуда же бралась такая разница в зарплатах? Оттуда, что Россия для хозяев завода страна третьего мира. Больше ниоткуда.

По этому поводу можно было сильно переживать, пить горькую от безнадёги и ждать пролетарской революции. Но среди питерских рабочих нашлись грамотные и боевые ребята, которые подучили материальную часть, съездили по профсоюзной линии за рубеж – кстати, не в Германию или Канаду, а в Бразилию — посмотрели, как там рабочие борются за свои права. А затем начали планомерно и последовательно, без экстремизма, в рамках российских законов применять этот опыт у себя на заводе.

За десять лет они провели восемь успешных акций протеста. В 2007 году на российском “Форде” состоялась, наверно, самая крупная в новейшей российской истории стачка. Она продлилась 25 дней. Постепенно и последовательно, и, самое главное — мирно — потомки питерских революционных пролетариев “отжали” у капиталистов часть прибыли себе на зарплаты и добились увеличения отпусков.

В ходе этой борьбы на лидера фордовского профсоюза Алексея Этманова было совершено два “предупредительных” нападения. Его пытались запугать, но не сумели. “Мне прямым текстом было сказано, — говорит Алексей: — если не прекратите активничать, убьём. Вернее, там была такая формулировка: “Тогда мы вас всех поубиваем”.

Однако в этот раз угроза не была исполнена. Может, сказалась близость Европы? Или поддержка со стороны рабочих была более серьёзной и массовой, чем в Ачинске?

А совсем недавно, в начале мая нынешнего года, профсоюзные активисты с российского “Форда” большой делегацией ездили делиться опытом в Калугу. Там на заводе российского “Фольксвагена” рабочим не платят сверхурочных, заставляют летом работать без отпусков. Калужане хотели по примеру питерских коллег организовать большую забастовку и заставить немецких хозяев завода считаться с правами русских рабочих.

В своих блогах некоторые калужские активисты полушутливо написали, что хорошо бы решить вопрос к 9 мая. Но то ли немцы прочитали и сильно обиделись, то ли ещё что, но калужский областной суд признал намеченную акцию протеста незаконной. А значит, владельцы завода имели право уволить бунтовщиков. Забастовку отменили. В общем, пока подвинуться пришлось не буржуазии, а рабочему классу. Раз на раз не приходится.

Как дальше будет развиваться российское, а следом за ним казахстанское профсоюзное движение пока сказать трудно. Сейчас ситуация по-прежнему напоминает 1920-30 годы в США, когда владельцы предприятий с помощью мафии запугивали самых активных рабочих лидеров. А если не удавалось запугать, убивали. При этом и сами американские профсоюзы были не свободны от мафиозного влияния. Например, на тему “мафия и профсоюзы киноработников Голливуда” позднее был написан не один увлекательный сценарий.

Ничто не ново под луной. 80 лет назад, в точности как у нас с вами сегодня, американские власти создавали ручные профсоюзы, чтобы внести раскол в рабочее движение. У них тогда был широко известен Сэм Гомперс, руководитель Американской федерации труда, у нас сейчас на этом месте широко известный товарищ Шмаков. У вас тоже есть соответствующие товарищи. И вообще, довольно занятно, когда на первое мая по всему миру рабочие проводят массовые акции протеста, а в Москве и Астане некоторые профсоюзные лидеры с широкими улыбками идут под руку с начальством, демонстрируя классовый мир, который затем непонятно почему перерастает у нас в беспощадную пролетарскую революцию.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...