Реформа “Самрук-Казыны”: из пустого в порожнее

“Самрук-Казына”, в этом нет никаких сомнений, стал самой многочисленной структурой в Казахстане, и это тяготит всех без исключения, особенно главу государства”

Алматы. 27 мая. КазТАГ – Тулкин Ташимов. Отечественных чиновников хлебом не корми, но дай что-нибудь реформировать. И занимаются они этим зачастую от безделья. Поэтому очередная реформа фонда “Самрук-Казына”, согласно которой институты развития покидают его лоно и перебираются в госхолдинг “Байтерек”, вызывает, по крайней мере, подозрения.

Предполагается, что основной деятельностью “Байтерека” будет управление принадлежащими ему на правах собственности и переданными в доверительное управление пакетами акций (долями участия) национальных институтов развития, национальных компаний и других юридических лиц.

И это вновь напоминает переливание из пустого в порожнее.

Для того чтобы в этом убедиться, достаточно вспомнить историю создания “Самрук-Казыны”. Так вот, госхолдинг “Самрук” и госфонд “Казына” были созданы еще в 2006 году. Если в первом были сконцентрированы активы национальных компаний, то во втором – активы институтов развития. Спустя два года, в 2008-м, их объединили под общим брендом “Самрук-Казына”.

Теперь, в 2013-м, институты развития вновь вычленяют из “Самрук-Казыны” и передают госхолдингу “Байтерек”. Значит, Казахстан в вопросе управления госактивами еще раз возвращается на исходную позицию, в 2006-й.

Эффективность ниже плинтуса

В принципе, понять, почему “Самрук-Казыну” разукрупняют, можно. Такая махина не может управляться эффективно априори. Кстати, махина на самом деле приличная. В банковском секторе фонд управляет активами БТА, Альянса и Темира, горно-металлургическом комплексе – Тау-Кен Самрука и Казатомпрома, 10 институтами развития, машиностроительным Казахстан инжиниринг, а также активами в научной сфере, недвижимости, нефтегазовой отрасли, связи, транспорте, фармацевтике, химии, энергетике.

А теперь поясним, почему такие мегаобразования не могут быть эффективными. Для чего, кстати, достаточно бросить взгляд на российского монополиста “Газпром”. Да, он стал крупнейшей газовой компанией мира. Это факт.

Однако, по мнению зарубежных аналитиков, низкое качество управления и коррупция сильно тормозят его развитие. “Газпром полностью соответствует расхожему образу принадлежащей государству монополистической компании, сидящей на огромных богатствах. Он неэффективен, политизирован и коррумпирован”, — писал в 2009 году посол США в Москве Джон Байерли.

Именно неэффективность и привела к тому, что “Газпром” довольно ощутимо пострадал от мирового экономического кризиса: его рыночная капитализация сейчас немногим больше 150 млрд. долларов, в то время как в 2008 году, на пике, она достигала 350 млрд. долларов, то есть была более чем в два раза выше.

Теперь о “Самрук-Казыне”. По форме – это управляющая компания, по сути, как охарактеризовал “Газпром” американский посол, монополистическая компания. Причем, и в российской, и в казахстанской компании особую озабоченность вызывает качество кадровой политики.

В качестве примера можно привести назначение на должность заместителя председателя правления госхолдинга “Самрук-Казына” Елены Бахмутовой. Ведь именно она в бытность главой Агентства финансового надзора (кстати, уже упраздненного за ненадобностью) фактически проморгала и финансовый кризис, и многомиллиардную аферу в БТА банке.

Но это еще цветочки

Время от времени у меня возникает один и тот же вопрос: откуда, по каким критериям, и за какие такие заслуги людей назначают руководить нацкомпаниями. Здесь речь идет о председателе правления АО “Тау-Кен Самрук” Мажите Турмагамбетове.

Именно он в 2002-м занимал пост вице-министра природных ресурсов и охраны окружающей среды. А летом того же года финполиция возбудила против него уголовное дело по статье 308 части 2 УК РК “Превышение власти или должностных полномочий, совершенное лицом, занимающим ответственную государственную должность”.

Суть дела в том, что являясь председателем тендерной комиссии, он необоснованно содействовал вынесению решения в пользу ТОО “Акжол” на строительство водоканала Кентау-Туркестан. Как только уголовное дело завели, Турмагамбетов был отстранен от должности вице-министра на время расследования. Но, это уже факт, подозрения в коррупции никак не повлияли на его дальнейший карьерный рост.

Отметим для себя: и Бахмутову, и Турмагамбетова продвигал председатель правления госхолдинга “Самрук-Казына” Умирзак Шукеев. Но ведь его протеже не просто сидят в теплых креслах, но и успешно продолжают карьеру. Так, с февраля 2013 года Бахмутова, оставаясь на своем посту, получила еще одно назначение — председателем совета директоров АО “БТА Банк”.

Кто-то в сердцах скажет, что с такими людьми кашу не сваришь и эффективность “Самрук-Казыны” не поднимешь. С данным утверждением можно и согласиться, и не согласиться, кому как нравится. Но важнее всего иное: два вышеуказанных персоналия – лишь верхушка огромного айсберга, именуемого “Самрук-Казына”.

А вопрос, может ли быть эффективным госхолдинг под управлением не доказавших свою эффективность менеджеров, оставим властям. Пусть думают, тем более это входит в круг их прямых обязанностей.

Странными бывают девушки, мальчики и время

В Казахстане вообще сложно понять, почему то или иное решение принимается в то или иное время. Уловить логику во всем этом очень даже не просто.

Для контраста возьмем вопрос всеобщего декларирования доходов. Уже и вспомнить не могу, в каком конкретно году его начали обсуждать. А потом откладывали, откладывают и, судя по всему, будут откладывать. Таким же долгоиграющим вопросом является внедрение новых экологических стандартов.

А вот вопрос о разукрупнении “Самрук-Казыны” вроде как с наскока решили. Ну, и самое сложное – это время, когда решение приняли. Оно, мягко говоря, весьма и весьма странное.

Нюанс первый. “Самрук-Казына” сейчас под прицелом снайпера. Как еще можно охарактеризовать его попытки реализовать свои активы в трех казахстанских банках? Не продать нельзя. Именно за счет этой возможной сделки госхолдинг намеревается вернуть в бюджет 10 млрд долларов, о судьбе которых довольно живо интересовался президент Нурсултан Назарбаев.

Но, с другой стороны, как мне представляется, любой финансист так же ясно понимает бесперспективность этого занятия. Во-первых, реализовать активы с непонятным будущим крайне затруднительно, во-вторых, получить 10 млрд. долларов, которыми интересуется глава государства, столь же нелегко. Как мне кажется, чиновники, которые обещали вернуть деньги за счет продажи активов банков, теперь про себя очень сожалеют о сказанном.

Нюанс второй. Фонд “Самрук-Казына” лихорадит изнутри. Там сейчас, и очень некстати, затеяли кадровую революцию. Как заявил недавно его глава Умирзак Шукеев, в обновлении нуждается треть руководящего состава всех компаний. “Мы понимаем, что нам нужно проводить очень большие кадровые реформы. И первая оценка показывает, что мы должны рассмотреть вопрос о квалификации до 30% наших управляющих. Мы должны на это идти, мы должны обновлять руководство, подбирать, привлекать и нанимать самых конкурентоспособных специалистов по всему миру”, — сказал он.

Во-первых, возникает небольшой вопросик, а именно, кто, когда, и почему назначил тех, кого сейчас собираются менять? Наверное, не Шукеев, а кто-то другой. И, во-вторых, это ли не доказательство того, что госхолдинг неэффективно управляется, главной причиной чего являются именно кадры.

И как понимать главу госхолдинга, когда он говорит об обновлении руководящего состава всех компаний. Значит ли это, что каждый третий руководитель просто греет место, ничего не умеет, и получает нескромную по казахстанским меркам зарплату за здорово живешь?

Нюанс третий. “Самрук-Казына”, в этом нет никаких сомнений, стал самой многочисленной структурой в Казахстане, и это тяготит всех без исключения, особенно главу государства. Назарбаев дал разгон, и госхолдинг самосокращается. Согласно планам “Самрук-Казыны”, в 2012-м здесь распрощались с 1173 работниками, в 2013-м планируется сократить еще 2356 работников. Для интереса, хорошо бы 1 января 2014 года пройти по коридорам госхолдинга. Есть подозрение, что людей там меньше не станет.

Нюанс четвертый. С одной стороны, “Самрук-Казына” докладывает о доходах за 2012-й, с другой стороны, деньги госхолдинга активно разворовываются. В частности, как стало известно совсем недавно, в локомотивном депо Атырауской области на железнодорожной станции Макат (структурном подразделении госхолдинга) вскрылись хищения денежных средств на общую сумму 120 млн. тенге. Деньги разворовывались путем липовых командировок.

Чтобы картина стала более объективной, нужно не учитывать доходы “КазМунайГаза”, который сидит на нефтяной трубе, а также монополистов, которые не сидят на нефтяной трубе, так как в наличии имеются наши с вами шеи.

Кстати, о доходах. Анализ доходов госхолдинга позволяет говорить о слабой диверсификации источников их поступления. А это всегда высокая степень уязвимости любой структуры. Так, за 2012 год госхолдинг получил чистую прибыль около 700 млрд. тенге. Но вместе с тем большая ее часть добыта не за счет производства, а продажи сырья и сверхдоходов монополистов.

Считайте сами. Чистая прибыль АО “Разведка Добыча “КазМунайГаз” по итогам 2012 года составила 161 млрд. тенге, АО “Самрук-Энерго” — почти 18 млрд. тенге, АО “Казахтелеком” — чуть больше 222 млрд. тенге. Только три указанные мною компании дали больше половины всей прибыли.

Нюанс пятый. Внутри “Самрук-Казыны” идет нескончаемый разбор полетов. В середине мая в Астане начался суд, где госхолдинг выступает в качестве истца. Ответчики — дочерняя компания “СК-Фармация” и еще шесть предприятий. Компании обвиняются в нарушениях при заключении договоров и даже срыве государственной программы индустриального развития.

Ничего не напоминает? Мне — банку с пауками. Если закрыть ее крышкой, то через какое-то время более сильные особи съедят более слабых особей. Такие вот дела.

Нюанс шестой. Кстати, в 2011-м “Самрук-Казына” разработал и принял Стратегию развития фонда до 2020 года. Это и есть концептуальный документ, который дает ответы, чем будет заниматься госхолдинг в обозримой перспективе.

Стратегия – стратегией, но в текущем году “Самрук-Казына” будет делить приданое с “Байтереком”.

Принимая во внимание все эти нюансы, следует констатировать следующее: время для дележа выбрано крайне неудачное. Сейчас руководству “Самрук-Казыны”, которое в поте лица пытается реализовать стратегическому инвестору банковские активы, оптимизирует топ-менеджмент, сокращает штаты, налаживает мониторинг финансовых потоков, судится с “дочками”, думает о реализации стратегии развития, нужно будет очень сильно отвлечься от текущих и будущих дел.

Здесь и ежу понятно, что передача институтов развития с баланса на баланс – дело не одного дня, недели или месяца. И вот теперь начинаешь понимать, что странными бывают не только девушки, и отдельно взятые мальчики, но и время, когда принимают слишком серьезные решения в несерьезные сроки.

А был ли мальчик, и была ли вода?

Как нам представляется, разукрупнение “Самрук-Казыны” нужно воспринимать философски. К примеру, применив на практике закон Мерфи, согласно которому “если есть вероятность того, что какая-нибудь неприятность может случиться, то она обязательно произойдет”. Значит, дележ имущества между “Самрук-Казыной” и “Байтереком” — неприятность.

Если же вернуться к вопросу эффективности госхолдинга, то можно воспользоваться принципом Парето 20/80. Эффективность вышеназванной неприятности может оказаться мизерной, как по Парето: 20% усилий дают 80% результата, а остальные 80% усилий — лишь 20% результата.

Подытоживая вышесказанное, можно вывести определенную цикличность в вопросе управления госактивами. “Самрук” и “Казына” были созданы в 2006-м, объединены в 2008-м, значит, в 2015-м можно ожидать очередного объединения. Очень напоминает сцену из американского фильма “День Сурка”.

Хотя есть еще одна версия. Предположим, руководство госхолдинга исчерпало возможности для безболезненных кадровых сокращений и теперь намеревается провернуть бюрократии сокращаться количественно давным-давно описано в законе Паркинсона. Согласно ему, работа заполняет время, отпущенное на нее. Как еще в середине ХХ века подметил Паркинсон, “если бабушка может писать письмо племяннице год, то она и будет писать его год”. Работа будет заполнять все сроки, на нее отведенные. У этого закона есть две движущие силы: первая — чиновник стремится множить подчиненных, а не соперников, вторая — чиновники создают друг другу работу.

Ничего не напоминает следующую операцию: создаем еще один холдинг и сбрасываем институты развития. В результате, если начальства станет в два раза больше, значит, и работников нужно не меньше. При таком развитии событий нет необходимости сокращать ни топ-работников, все останутся при деле.

Причем, нежелание бюрократии сокращаться количественно давным-давно описано в Законе Паркинсона. Согласно ему, работа заполняет время, отпущенное на нее. Как еще в середине ХХ века подметил Паркинсон, “если бабушка может писать письмо племяннице год, то она и будет писать его год”. Работа будет заполнять все сроки, на нее отведенные. У этого закона есть две движущие силы: первая — чиновник стремится множить подчиненных, а не соперников, вторая — чиновники создают друг другу работу.

Ничего не напоминает?

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...