Раушан КАРИМОВА: ЕНТ стало своеобразным индикатором психологического здоровья выпускников

“Психофизиологические показатели студентов 1-3 курса говорят о незрелости психофизиологического развития. Их показатели соответствуют более раннему возрасту. Студент - социально по статусу студент, а психофизилогически он - 15-летний подросток”

Алматы. 27 мая. КазТАГ – Анна Шаповалова. Современные дети психологически взрослыми становятся значительно позже, чем мы привыкли считать. Это вызывает много сложностей не только у родителей, но и у самих детей, которые порой не могут справиться со своими проблемами. Иногда, не находя выхода из психологического тупика, подростки совершают необратимые, трагические поступки, сознательно расставаясь с жизнью. К сожалению, в нашей стране были случаи, когда причиной такого трагического решения стал всего лишь невысокий, с точки зрения подростка, балл ЕНТ.

Что происходит в душе подростка в периоды эмоционального, психического напряжения? Почему ЕНТ — по сути, обычный выпускной экзамен – становится для вчерашнего школьника тяжелейшим, иногда судьбоносным рубежом? Заведующая научно-технической лабораторией превентивной суицидологии КазНПУ им. Абая Раушан Каримова рассказала КазТАГ о подростковых психологических проблемах, механизмах формирования и возможностях их преодоления.

***

— Приближается время выпускного тестирования школьников и невольно вспоминается связанный с этим трагический случай – подросток сознательно уходит из жизни из-за нескольких недополученных баллов. Почему это произошло? Это единичный случай или тенденция? Как предостеречь от подобного?

— Официальную статистику по детским суицидам мы имеем только от правоохранительных органов и от агентств по статистике. Точную же цифру назвать невозможно, тем более, проследить связь именно с тестированием, но, среди всех форм деструктивного поведения случаи суицидов увеличиваются. Суицидальное поведение – это, прежде всего шантажное, демонстративное поведение. Дети, при возникающих сложностях и проблемах часто заявляют: “Зарежусь” или “Выпрыгну в окно”. При малейшей трудности у эмоционально неустойчивых детей это первый шаблонный способ ухода от проблемы — угроза уходом из жизни. При этом они почти всегда не осознают, что этот поступок необратим, что им не удастся “посмотреть” со стороны на то, как будут корить себя “виноватые” – родители, учителя, друзья… А ведь, на это, как раз-то подсознательно и рассчитывалось!

В подростковом возрасте попытка суицида возникает, как импульсивное действие – мгновенно решил и, не думая, исполнил. Это демонстративная реакция слабого типа нервной системы.

По случаям несовершенных суицидов можно судить о причинах и мотивах суицида. Есть возрастные особенности. Младшие подростки, в первую очередь девочки, пытаются совершить суицид по причине домашних конфликтов, несогласия с домашним стилем воспитания, гнета, авторитарности со стороны родителей. У мальчиков такое состояние наступает, когда задевается их самолюбие, гордость, их оскорбляют и унижают в среде сверстников, друзей по школе и классу.

Нельзя сказать, что только ЕНТ становится причиной, в большинстве случаев здесь целый спектр проблем и сложностей.

В 10-11 классе и среди студенческой среды у девушек основная причина – несчастная любовь, у мальчиков – жизненные проблемы, связанные с ситуациями, из которых он не может выйти – либо от него требуют денег, либо унижают и притесняют.

Говоря о суициде, мы должны говорить не только о выпускных классах, а обо всем подрастающем поколении. Мировая и наша статистика подтверждает тот факт, что идет омоложение суицидов, так же как и омоложение многих других форм деструктивного поведения: наркомания, алкоголизм, юношеская и подростковая преступность. Сегодня мы говорим уже о 8-9 летних детях. Причем, в этом возрасте часто совершаются групповые суициды, которые зачастую совершаются не просто так, импульсивно, а под чьей-то умелой организацией.

— Что служит причиной формирования именно такого шаблонного мышления, в котором совершение суицида является приемлемым способом “разрешения” конфликта?

— Особенность нашей психики таковы, что психология массового сознания всегда меняется. У нас меняются идеалы, стереотипы и кумиры, герои. Постоянное мелькание в СМИ, по телевидению, Интернету, компьютерным играм суицидальных мыслей закладывается на подсознательном уровне и принимается, как … обычная реакция. Сейчас через социальные сети, новые неформальные уличные группировки, среди детей формируется мнение, что суицид — это всего лишь одна из форм проявления протеста над насилием, борьбы за свою свободу. Все это дети видят и слышат, а особенность нашего мозга такова, что при возникновении сложной ситуации он ищет быстрый способ решения проблемы. Самое простое решение бывает самым примитивным – уход.

ЕНТ, на мой взгляд, само по себе не провоцирует суициды, оно просто оказалось для нас, для нашего общества, своеобразным индикатором психологического здоровья подрастающего поколения. Как в медицине бывают провокационные методы диагностики, так и здесь происходит то же самое. Дается нагрузка на психоэмоциональную сферу, и когда это происходит в массовом порядке, единовременно, это вызывает волну срывов психологической регуляции. Это по существу показывает, что психологическая защищенность или социальный иммунитет у нашего подрастающего поколения очень слабый.

Здоровье наших школьников, постепенно ухудшается и, если в первом классе из 10 детей только 3 ребенка находятся на диспансерном учете, то к выпускным классам только 3 человека остается абсолютно здоровыми. Это подтвердят и данные наших военно-медицинских комиссий. И все эти соматические заболевания обязательно сказываются на психоэмоциональной системе и вызывают такой срыв саморегуляции.

А причин может быть много. В большинстве своем, все начинается с проблем и непонимания в семье, на которые накладываются школьные сложности, проблемы со сверстниками и уже после всего этого — ЕНТ.

— Какие дети наиболее уязвимы и подвержены совершению суицида?

— Среди различных типов личности в психологии и психиатрии есть более подверженные суицидальному риску. Это слабые типы личности: невротический, астенический и истероидный. Истероидный тип чаще всего совершает демонстративно-шантажный суицид – ребенок не хочет сделать это до конца, хочет только попугать, но не всегда правильно рассчитывает силу, обстоятельства и уходит из жизни вопреки первоначальным планам. Кроме того, есть ведомые подростки, которых можно увлечь, которые легко попадают под влияние со стороны.

Количество детей со слабым типом нервной системы, слабым видом ее регуляции встречается все чаще. Это связано не только с чисто биологическими особенностями. Это означает, что где-то мы неправильно воспитываем ребенка, неправильно расставляем воспитательные акценты …

— А с биологической точки зрения, что происходит с психоэмоциональным состоянием подростка?

— С помощью электроэнцефалогрофа мы исследовали биэлектрическую активности мозга. Оказалось, что психофизиологические показатели студентов 1-3 курса говорят о незрелости психофизиологического развития. Их показатели соответствуют более раннему возрасту. Студент — социально по статусу студент, а психофизилогически он — 15-летний подросток.

Это говорит не о болезни, а о слабости регуляторных механизмов — к 18-19 годам механизмы регуляции поведения еще не созрели, как мы того бы хотели. Мы относимся к юношам, как к взрослым, а у них регуляторные механизмы контроля поведения и эмоций соответствуют возрасту 14-15 лет.

Но зато дети опережают нас в познавательной сфере – они знают больше, круг их интересов зачастую шире. А по закону сохранения энергии она никуда не исчезает, а просто преобразуется. Получается, если часть энергии поглощает познавательная сфера человека, то ровно столько ему не хватает на развитие и формирование эмоционально-волевой сферы и, в первую очередь, механизмов регуляции поведения. С учетом этого мы должны иначе строить воспитание и в семье, и школе.

— По каким признакам родители и педагоги могут определить, что ребенок приближается к опасной черте?

— Кризис личности у подростка проявляется, прежде всего, в изменении взаимоотношений с самыми близкими – родителями дома и друзьями в школе. Это сразу видно опытному взгляду. Кризис, прежде всего, проявляется в реакции эмансипации: “Я — взрослый, я сам решу свои проблемы”. Это реакция имитации, когда подросток старается подражать манерам поведения и взрослого, реакции протеста. В этих проявлениях – выраженная форма кризиса личности, это свидетельствует о возникшей проблеме и требует неотложного внимания.

Если кризис личности протекает более спокойно, не резко выражено – происходит просто естественная переоценка ценностей. В норме это обычно внутренний процесс, но если он проявляется в нарушениях взаимоотношений в микросреде – семье, а потом и в школе – это означает, что ребенок вышел за пределы своей нормы и находится в опасном состоянии.

К тому же, родители должны понимать, что если это состояние ребенка возникает еще и на фоне каких-то других конфликтных ситуаций, скажем, внутрисемейных, то эмоциональное напряжение подростка значительно возрастает. Родители должны знать, что даже если где-то в общении с ребенком и нужно бывает ослабить или натянуть вожжи, при этом (самое главное!) никогда нельзя рушить мостик доверия между вами. Ребенок может нагрубить, демонстративно хлопнуть дверью, уйти, но в подсознании всегда должно оставаться, что у него есть поле безопасности – его родители, его дом, его надежная защита. Если доверие между подростком и родителями будет утеряно, подростку будет некуда идти. И в состоянии безвыходности риск для ребенка резко повышается.

Проведенные нами социологические исследования показали, что только 5% детей, у которых есть проблемы во взаимоотношениях с родителями, пойдут к учителю за советом или с просьбой о помощи. Это говорит о том, в учительской среде и самой системе образования нет доверительных отношений между школьниками и педагогами. Кстати, из оставшихся 95 % — почти четверть вообще никому не будут рассказывать о своих проблемах, а попытаются сами решить ее. Как?…

— Есть мнение, что чаще всего трагедия становится полной неожиданностью для близких?

— Конечно, когда так говорят родители после случившегося, они лукавят, чтобы скрыть свою вину. Подспудно каждый родитель понимает, что где-то перегнул палку, где-то не досмотрел. Да, внешне это было спокойно, но волна непонимания в семье росла и в итоге вылилась в такую проблему. Психология личности такова, что человек никогда не хочет признавать себя виновным. На самом деле, в поведении ребенка наверняка были настораживающие признаки, проявления, которые говорили о неблагополучии и необходимости принимать меры, что-то менять во взаимоотношениях, но взрослые этих сигналов попросту не заметили.

— Как должны себя вести родители перед и после ЕНТ, чтобы минимизировать последствия этого стресса? Есть ли какие-то типичные ошибки взрослых, которые ведут к необратимым поступкам детей?

— Мне думается, и детям, и родителям следует изменить философию отношения к ЕНТ, сделать переоценку ценностей, ведь это только одно из многих предстоящих в жизни испытаний, далеко не самое решающее, кстати. В этой проблеме много факторов, один из них, ошибочно утвердившийся в массовом сознании, что дорога в жизнь откроется только после успешной сдачи экзаменов. На самом же деле и родителям, и педагогам, и самим детям очень скоро приходит понимание, что даже низкие результаты ЕНТ еще ничего в судьбе не значат – жизнь продолжается, и профессию и специальность можно получить иным путем. Разве мало примеров из вашей собственной жизни, когда отличники становятся неудачниками, а троечники – успешными и довольными жизнью людьми?

Надо менять общую систему мировоззрения. Родители, естественно, хотят, чтобы ребенок хорошо сдал ЕНТ и в последующем поступил в вуз, для них это почти единственный путь к успеху в жизни их чада. Педагоги нагнетают давление перед тестированием еще и потому, что это и критерий уровня их преподавания, их школы. Сам ребенок, его личность, его психическое состояние учитывать забывают. И если он не справляется с поставленной задачей, под таким всесторонним давлением может и сломаться.

Конечно, готовить детей к ЕНТ надо, но необходимо создать нормальные, прежде всего психологически, условия обучения и не перегибать планку. Невозможно обойтись без срывов, когда дети учатся с 9 утра и до 10 вечера. При таких условиях наступит срыв саморегуляции – у одного быстрее, у другого медленнее — все зависит от биологических особенностей. Срыв наступит быстрее, если дома родители не понимают ребенка и нагружают его дополнительными занятиями. Внимательная мама сама перераспределит нагрузку и постарается снизить давление на школьника.

Спровоцировать срыв могут и учителя, если равнодушным взглядом не видят острого кризиса, когда ребенок дошел до предела и не знает, как выйти из этой ситуации. Взрыв при этом может спровоцировать любой, даже незначительный фактор. Поэтому и учителя и родители должны знать, что нужно найти возможность решения конфликта спокойно, без давления на принцип и авторитарность. Должна быть возможность обсуждения проблемы с подростком, на компромисс нужно идти, прежде всего, взрослому, как более психологически устойчивому человеку.

В первую очередь необходимо остановится, успокоиться и дать своеобразную “точку отсчета”. Надо эту ситуацию осторожно, с точностью наоборот разгрузить и раскрутить, чтобы совместно прийти к истоку – где и когда возник этот конфликт и уже оттуда искать компромиссное решение.

У подростка всегда в сознании остается ясная, критическая оценка происходящего. И в тот момент, когда у него уже недостаточно аргументов – он заявлением о самоубийстве бросает вызов, крик.

— Что должны делать школьные психологи для психологической разгрузки детей во время подготовки к ЕНТ? Есть ли какой-то перечень обязанностей?

— Сейчас в школах активно развивается служба психологической помощи. Руководство школы должно целенаправленно направлять психолога на работу с подростками, организацию тренингов по повышению самооценки, снижению тревожности, повышению коммуникации у школьников. Психолог должен познакомиться со всеми старшеклассниками, особенно с теми, кто готовится к экзаменам. Он должен почувствовать климат в классе и группе, кроме того, психолог должен побывать на родительских собраниях, чтобы понять в какой среде растет ребенок. А после с родителями и педагогами нужно выстраивать защиту ребенка.

К тому же, в детской среде должна быть само- и взаимопомощь – друг, сосед по парте должен быть внимательным и обращаться к психологу или педагогу, если его товарищ замыкается, становится безынициативным, безучастным, если идет его спад настроения. Такую атмосферу в классе, школе вместе с педагогами обязан выстраивать и психолог. Это работа непростая и очень тонкая. Но на чаше весов – судьба, а иногда и жизнь ребенка!

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...