AFP: Водная война в Центральной Азии: узбеки и казахи желают арбитража ООН

К вопросу о том, в чем же заключается разница между позициями Ташкента и Астаны по отношению к гидроэнергетическим проектам Таджикистана и Кыргызстана

Издание Romandie.com со ссылкой на информационное агентство AFP опубликовало репортаж под названием «Guerre de l'eau en Asie centrale: Ouzbèks et Kazakh veulent un arbitrage de l'Onu» — «Водная война в Центральной Азии: узбеки и казахи желают арбитража ООН».

В нем говорится так: «Узбекский и казахский президенты в (прошлую – авт.) пятницу апеллировали к арбитражу Организации Объединенных Наций по поводу гидроэнергетических проектов Таджикистана и Кыргызстана, которые регулярно вызывают конфликты и повышают опасность возникновения водной войны в Центральной Азии.

Узбекистан и Казахстан зависят от Таджикистана и Кыргызстана, двух бывших бедных советских республик Центральной Азии, в плане обеспечения себя водой.

В основе их спора находятся два огромных гидроэнергетических проекта, которые были разработаны десятилетия назад, то есть еще в советские времена, а потом оказались отложены после распада СССР, но обрели второе дыхание за последние годы».

Проблема эта особенно актуальна для Узбекистана, который своего нынешнего уровня социально-экономического развития достиг в значительной мере благодаря водам двух рек. Имеется в виду Амударья, которую у истоков контролирует Таджикистан, и Сырдарья, которую у истоков контролирует Кыргызстан. И опасения у официального Ташкента вызывают не только возможные сейсмические риски, связанные с реализацией вышеупомянутых огромных гидроэнергетических проектов, Рогунской ГЭС и Камбаратинской ГЭС, а еще и то, что их ввод в эксплуатацию еще больше усугубит дефицит воды в стране для полива и потребления.

Несколько меньшей представляется острота этой проблемы для Казахстана. Реализация первой из этих гидроэнергетических проектов, Рогунской ГЭС, ему практически никакими последствиями не угрожает. Потому что воды Амударьи и ее притоков никогда не доходили до Казахстана в его нынешнем виде. Что же касается другого из этих проектов, Камбаратинской ГЭС, он, конечно, нашей страны касается. Потому что возводят его на реке Нарын, которая, сливаясь ниже по теченью с Карадарьей, образует Сырдарью. А Сырдарья протекает через Южно-Казахстанскую и Кызылординскую области нашей республики. Соответственно, водоснабжение этих двух регионов в значительной мере зависит от нее.

В силу вышеизложенного Астана менее остро, чем Ташкент реагирует на ход развития событий, связанных с названными двумя огромными гидроэнергетическими проектами.

И вот что примечательно. Планы по строительству Рогунской ГЭС последовательно и резко критикуются официальным Ташкентом, опасающимся снижения стока Амударьи. То есть Узбекистан в пору существования в условиях государственной независимости двойственного отношения к этому проекту себе ни разу не позволял.

Другое дело – позиция Казахстана касательно планов по строительству Камбаратинской ГЭС. Официальная Астана этот проект с порога не отвергала и не отвергает. Помнится, лет пять назад, тогдашний глава государственного холдинга «Самрук» Сауат Мынбаев публично заявлял, что Казахстан должен принять участие в строительстве этого объекта. Аргументировал он такую позицию необходимостью решить многолетнюю проблему водных ресурсов на юге страны. Правда, тогда ему, вероятно, казалось, что Казахстану с присоединением к этому проекту торопиться не обязательно. Свою точку зрения он пояснял так: «С участием в ТЭО Камбаратинской ГЭС можно было бы и не спешить, но дело в том, что Российская Федерация уже приняла решение о выделении денег из бюджета на проведение технико-экономических исследований».

В ноябре прошлого года кыргызское министерство энергетики заявило, что оно ведет переговоры с Казахстаном и Россией о строительстве Камбаратинской ГЭС-1 — первой из двух гидроэлектростанций, которые Москва согласилась финансировать во время сентябрьского визита президента России Владимира Путина в Бишкек.

Такие сообщения подтверждают уже давно сложившееся мнение о том, что Астана в отношении рассматриваемых гидроэнергетических проектов в действительности была и остается настроенной менее негативно или более конструктивно, чем Ташкент.

Если Узбекистан, используя все возможные средства, стремится не допустить возведения Рогунской ГЭС, Казахстан пытается получить шанс предотвращать или хотя бы смягчать потенциальные негативные последствия для себя от строительства Камбаратинской ГЭС посредством вхождения со своим капиталом в этот проект. Благодаря такому подходу, отношения между Астаной и Бишкеком представляются менее напряженными, чем отношения между Ташкентом и Душанбе.

Казахстану участие в этом проекте очень и очень нужно. Пока казахстанский капитал не станет участвовать в реализации гидроэнергетических проектов в Кыргызстане, у нашей страны не появятся реальные ресурсы для оказания действенного влияния на принятие кыргызской стороной таких решений в своей гидроэнергетической сфере, которые, так или иначе, касаются Казахстана. Увы, такова реальность.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...