Столица РК глазами репортера из National Geographic, 1 часть: Астана является наиболее очевидным примером движения, называемого некоторыми «казахизацией»

Большинство новичков в Астане - этнические казахи. Их преимущество проистекает из того, что государство предпочитает нанимать людей с казахским языком, а это раздражает других граждан

Издание National Geographic France опубликовало объемный репортаж Джона Ланкастера под названием «Le Kazakhstan offre à ses citoyens une capitale synonyme de réussite et excentricité» — «Казахстан предлагает своим гражданам столицу — синоним успеха и эксцентричности».

В предисловии к нему говорится так: «Казахстан перенес свою столицу из Алматы в Астану в 1997 году. Нефть, газ и минеральные месторождения профинансировали переезд, который потряс этот бывший советский форпост. Новый казахский город является противоположностью скромности».

Далее уже в самом репортаже излагается следующее: «В новой столице нет недостатка в экзотических зданиях. Местные непочтительные прозвища иногда их очень хорошо описывают: «Банан» (ярко-желтая офисная башня), «Семь бочек» (жилой комплекс), «Зажигалка» (министерство транспорта и коммуникаций).

Но одному из этих строений, национальному монументу, называемому Байтерек, не дается прозвищ по той простой и разумной причине, что оно не похоже на что-либо другое — по крайне мере, на нашей планете. Байтерек означает «высокий тополь» на казахском языке. Это 97-метровая башня, которая поддерживается стальным экзоскелетом, покрытым белой краской.

На самом верху расположен позолоченный шар. Согласно надписи у его подножия, этот памятник представляет собой казахский миф о Самрук, священной птице, которая каждый год несет золотое яйцо, символ солнца на вершине огромного древа жизни. Кто же его автор?

Сам Нурсултан Назарбаев, бывший металлург, который управляет страной железной рукой с тех пор, как Казахстан стал независимым от Советского Союза в 1991 году. Он, вроде как, накидал на салфетке набросок этого строения.

В восемнадцатом веке царь Петр Великий выбрал болотистую местность на балтийском побережье для оставления своего следа и создал Санкт-Петербург, местонахождение власти имперской России. Таким же образом Назарбаев выбрал отдаленное место для того, чтобы водрузить флаг нового Казахстана.

Для него имело мало значения то, что бывшая столица Алматы являлась благоприятным местом и что мало кто из жителей, кроме него, хотел покидать ее. В конце 1997 года правительство официально обосновалось в ледяной Акмоле, открытой ветрам, расположенной на 1000 километров северней, посреди центрально-азиатской степи, лишенной деревьев.

Потом город был переименован в Астану – «столицу» на казахском языке – это событие отмечается 6 июля, в «день Астаны» и день рождения Назарбаева.

Богатый нефтью и другими полезными ископаемыми Казахстан поглотил миллиарды, чтобы построить свою новую столицу. Ряд величайших архитекторов был приглашен с тем, чтобы они могли выразить свой талант на левом берегу реки Есиль, которая отделяет административный «новый город» от более старой части Астаны на правом берегу, где здания в основном советской постройки. Общий эффект эклектичен, поразителен и не всем по вкусу.

Нравится это или нет, Астана определенно существует. Население города увеличилось с 300 тысяч до свыше 700 тысяч жителей за десять лет. В то же время он сделался гигантской рекламой для казахского национализма и стремлений: символ веры и метрополия.

Схожее происхождение имеют другие столицы – начиная с Санкт-Петербурга. Но эта последняя обрела свою идентичность, продолжала свое существование и процветала. Пойдет ли Астана по тому же пути?

Ернар Жаркешов, к примеру, в этом не сомневается. 24-летний утонченный молодой человек, одетый в рубашку поло и безупречные брюки, встречается со мной за обедом в шикарном ресторане центрально-азиатской кухни, расположенном на бульваре Нуржол – «Лучезарный путь», — который представляет собой своего рода Елисейские поля Астаны.

Его сопровождает красивая молодая женщина, Мишель, приехавшая из своего родного Сингапура, где Ернар недавно завершил обучение в магистратуре по государственной политике. Он заказывает конскую колбасу и кумыс (национальный казахский напиток, ферментированное и имеющее небольшую крепость кобылье молоко). Ернар весело поглядывает на Мишель, которая смело совершает несколько глотков, а потом передает напиток ему.

Вкусы Ернара Жаркешова не поддельные. Сын бывшего чиновника Коммунистической партии, он относится к казахской этнической группе, которая составляет более 60 процентов 16-миллионного населения страны.

Известные своими наездническими качествами казахи практиковали кочевничество на протяжении веков, пока их пустынная родина, сопоставимая по площади с Европой, не была поглощена советской империей.

Шесть лет спустя после ее распада Ернар переехал вместе со своими родителями, а также четырьмя братьями и сестрами в новую столицу. Затем он получил правительственный грант для обучения в Великобритании. Там он получил диплом бакалавра перед тем, как отправиться в Сингапур. Он вернулся в Астану с тем, чтобы найти работу.

Ернар Жаркешов в восторге от новой столицы и от того, что она, кажется, обещает ему, как и стране, которую часто отождествляют с ее нестабильными соседями. Но Астана, утверждает Ернар, представляет новое лицо Казахстана: «Это действительно здорово — участвовать в этой трансформации».

Через несколько дней после нашей встречи он получил желанную работу экономиста в правительстве. Таким образом, он присоединился к тысячам ему подобных молодых людей, для которых Астана стала источником возможностей.

Средний возраст жителей города составляет 32 года. Как и Ернар Жаркешов, большинство новичков являются этническими казахами (остальная часть населения немецкого, русского, украинского и др. происхождения). Их преимущество проистекает из того, что государство предпочитает нанимать владеющих казахским языком людей, что раздражает других граждан.

Значение, придаваемое местному языку, является частью более широкого движения, называемого некоторыми «казахизацией». Астана является наиболее очевидным примером этого, и Назарбаев — его самым страстным сторонником.

Являющийся человеком казахского происхождения 71-летний президент родился в семье пастухов в деревне на юго-востоке страны, недалеко от Кыргызстана. Он работал на сталелитейном заводе до вступления в Коммунистическую партию, где занимал ответственную должность, когда Советский Союз рухнул.

Вскоре после его вступления на пост президента, он начал готовить почву для того, чтобы перенести столицу из Алматы в Акмолу, на стыке Северного и Центрального Казахстана.

Этот выбор оставил многих озадаченными. Основанная в 1830 году как царский форт Акмола стала железнодорожным узлом и приняла название Целиноград в советскую эпоху. В 1950-ых и 1960-ых годах это был центр освоения Целины. Этот проект, инициированный Никитой Хрущевым, имел целью превращение региона в житницу советской империи.

Однако, начиная с 1990-ых годов, город переживал трудные времена, и был особенно известен такими своими «свойствами», как опускающиеся зимой до –51°C температуры, тучи комаров летом и сильные ветра, вызывающие пыльные бури со стороны чрезмерно эксплуатируемых полей.

Айман Мусахаджаева, скрипачка, обучавшаяся в Москве, являлась одним из скептиков. Она выросла в Алматы и встретилась с Назарбаевым после одного из концертов, которые она давала в середине 1990-ых годов. Президент спросил у нее о том, не хочет ли она создать национальную музыкальную академию. Придя в восторг от этого предложения, она думала, что академия будет располагаться в Алматы.

Когда Назарбаев представил свой проект, скрипачка подумала: что такое Акмола? Теперь она там руководит Национальным университетом искусств из офиса в круглом ярко-синем здании, которое иностранцы называют «Собачья миска». В конце нашей беседы она просит меня подождать один момент: «Хотели бы вы посмотреть на скрипку Страдивариуса, на которой я играю?».

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...