Hill: Марат Тажин: Казахстанский путь может служить моделью для других стран

В эпоху, когда темп изменений делается быстрее, чем когда-либо прежде, честолюбивые развивающиеся страны должны готовить себя к тому, чтобы справиться с ситуацией

Издание Hill, являющееся блогом Конгресса США, опубликовало статью Марата Тажина государственного секретаря Республики Казахстан, под названием «Kazakhstan's path can serve as model for other nations — The Hill» — «Казахстанский путь может служить моделью для других стран».

В ней говорится так: «Всего 21 год тому назад Казахстан возник из распадающегося Советского Союза, не имея почти никакого частного сектора. Сейчас он превратился в одну из пяти самых быстрорастущих экономик в мире.

Но прошлые достижения не являются гарантией будущих успехов. В эпоху, когда темп изменений делается быстрее, чем когда-либо прежде, честолюбивые развивающиеся страны должны готовить себя к тому, чтобы справиться с ситуацией. Они должны иметь мужество создать такие социально-экономические и политические условия, которые позволят их народам противостоять вызовам и использовать возможности».

Вопросы развития страны в условиях расширяющейся глобализации занимают государственных мужей Казахстана. В том числе, конечно же, и самого главу нашего государства. И это находит отражение не только в отечественной и российской прессе, но и также в средствах массовой информации дальнего зарубежья. В статье Ричарда Вейтца под названием «Globalization, the Kazakhstan way | Opinion , Commentary» — «Глобализация, казахстанский путь», опубликованной на сайте ливанской англоязычной газеты Daily Star, в этой связи утверждается следующее: «Самая высокая внешнеполитическая цель для казахстанского президента Нурсултана Назарбаева со времени обретения независимости в 1991 году заключается в продвижении интеграции — в рамках Центральной Азии и бывшего Советского Союза, а также с глобальными рынками и институтами. Назарбаев находит широкое одобрение в стране и за рубежом за попытку привнести выгоды глобализации в традиционно изолированную страну. К сожалению, для реализации этих преимуществ различные препятствия должны быть преодолены в Казахстане и по соседству с ним.

Поддержка глобализации Назарбаевым отчасти является результатом его представления о том, что недостаточная интеграция выступает препятствием на пути Казахстана и его окружения к восстановлению своего природного статуса стержня глобальной торговли. В экономической сфере более тесная интеграция позволит Казахстану и его соседям лучше использовать свои природные ресурсы, сравнительные экономические преимущества и ключевое положение».

Казахстан входит в Центральную Азию. А эта часть Евразии является едва ли не самым отдаленным от мирового океана регионом на Земле. Находясь в его составе, трудно надеяться на получение хорошей прибыли от транзита товаров, в том числе и энергоносителей, через свою территорию. Но, с другой стороны, это не значит, что Центральная Азия на веки вечные была и остается обреченной занимать такое крайне невыгодное положение в системе международной торговли. Когда-то она являлась одной из ее самых ключевых узлов.

И в будущем такая позиция может в некотором роде быть восстановлена, если, конечно, удастся добиться пуска хотя бы небольшой части того огромного потока следующих из Юго-Восточной Азии в Европу грузов по континентальному пути – через Китай, Казахстан и Россию. Астана самым серьезным образом обсуждает возможность реализации такого проекта с китайской и российской стороной. Но его выполнимость зависит от множества сложных геополитических факторов. И тут для успеха доброй воли самого Казахстана далеко не достаточно.

Пока у Центральной Азии в целом и у нашей страны, в частности, имеются только те условия, какие есть. И тут уже ничего не сделаешь.

Причем если раньше во всем мире имелась всего одна страна, не имеющая выхода к мировому океану даже через соседние страны, теперь их, благодаря изменениям на политической карте нашего региона, стало две. К княжеству Лихтенштейн, зажатому между границами Австрии и Швейцарии, двух сухопутных государств Европы, присоединился Узбекистан. Он – единственная страна Центральной Азии, которая граничит непосредственно со всеми остальными четырьмя странами региона. Но при этом у него все окружение – Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан, Туркменистан и Казахстан — также не имеет прямого выхода к открытым морским берегам. Мало того, Узбекистан — единственное достаточно крупное государство в мире, которое находится в такой наихудшей геоэкономической (географическо-экономической) ситуации…

У Казахстана положение в этом смысле, конечно же, несколько лучше. Однако он как государство, вошедшее за последние годы в ряды стран, добывающих и экспортирующих значительные объемы нефти, оказывается в еще менее благоприятной для себя ситуации в силу становящейся все более очевидной тенденции увеличения преимуществ танкерных перевозок над сухопутными в общей картине показателей транспортировки.

В условиях открытой рыночной экономики у постсоветских стран, являющихся минеральными экспортерами, шансов на создание диверсифицированной производственной системы объективно мало. Особенно это касается тех из них, которые расположены в Центральной Азии. В том числе, разумеется, — и Казахстана. Прежде всего — в силу максимальной удаленности от моря и близкого соседства с Китаем. Ведь не зря же на Западе про страны, граничащие с Поднебесной, говорят так: «Бедный Вьетнам» (Казахстан, Кыргызстан, Таиланд и т.п.), «столь далекий от Бога и столь близкий к Китаю» (”La Chine rafle tout”, L’Express, №2742, semaine du 19 au 25 janvier 2004 г.)

Тем не менее, тот же Казахстан не собирался и не собирается безропотно смиряться с такой ситуацией. Республика уже достаточно давно предпринимает меры, которые призваны способствовать диверсификации как ее экономики в целом, так и ее экспорта, в частности.

В принципе такого рода задачи заявлялись руководством страны в первый же год ее существования в качестве независимого государства. В сентябре 1992 года в ходе своего визита во Францию президент РК Н.Назарбаев, выступая перед местными промышленниками, заявил: «Мы не собираемся транжирить наши богатства. Мы предпочитаем предлагать на обмен нефтепродукты, а не просто сырую нефть» (Жерар Нико «Франция — Казахстан: договоренность о кооперации», газета «Фигаро», 28.09.1992 г.). Уже тогда было ясно, что Казахстан не хотел бы соглашаться с тем, что ему отводят роль всего лишь окраинного сырьевого придатка развитых экономик.

Однако до тех пор, пока на международных рынках цена на нефть, основной экспортный товар страны, оставалась относительно низкой, с подкреплением такого несогласия конкретными шагами пришлось, по-видимому, подождать. Ситуация эта сохранялась довольно долго. Только во второй половине 1999 года цена поднялась выше уровня 20 долларов за баррель. И с тех пор конъюнктура складывается для Казахстана благоприятно. Соответственно страна предпринимает меры по ослаблению привязанности своей экономики к производству и экспорту энергоносителей.

Но вместе с тем Казахстан в контексте международного нефтегазового бизнеса приобретает все более и более весомую роль. Зона Каспийского моря обрела значение новой «нефтяной провинции». Казахстан же в ее рамках уже давно выдвинулся на позицию страны, добывающей и экспортирующей наибольшие объемы нефти. В качестве же производителя и экспортера газа столь же громко о себе страна еще не заявила. Но сделать это она, судя по всему, будет в состоянии в скором времени.

По данным экспертов, Казахстан в мире по подтвержденным запасам нефти (30 млрд. баррелей) занимает двенадцатое место, а газа (2,407 триллиона кубометров) – пятнадцатое место. Получается, по части как нефтяных, так и газовых резервов он входит в число ведущих государств. Примечательно то, что статистически газовые перспективы страны представляются не менее предпочтительными, чем ее нефтяные. При этом в мире Казахстан известен своей нефтью куда больше, чем газом.

Оно и понятно. Производство газа для инвестиций не столь привлекательно, сколь может быть привлекательно производство нефти. Да, оба этих вида углеводородного сырья из Казахстана могут вывозиться на экспорт по трубопроводам.

Но в случае с газом у его казахстанских производителей до недавнего времени выбор был очень небольшой. То есть — лишь транзит через Россию по системе «Газпрома» на его монопольных условиях. Природный газ в том виде, в каком он добывается, не повезешь, скажем, через Каспий в танкерах и в вагонах-цистернах по железной дороге через Закавказье. Для этого понадобилось бы сжижать его. Но это сложная и, что самое главное, чрезвычайно затратная технология. В тех географических условиях, в которых находится Казахстан, ее внедрение будет не оправданно. Во всяком случае — в обозримом будущем.

Поэтому нет, наверное, ничего удивительного в том, что до недавнего времени в Центральной Азии позицию основных производителей и поставщиков природного газа за пределы региона сохраняли за собой, как и в советское время, Туркменистан и Узбекистан. И в том, что Казахстан, несмотря на то, что ему удалось привлечь в свой энергетический сектор большие инвестиции, в этом направлении продолжал занимать весьма скромное положение.

Правда, за последние годы ситуация стала меняться. Поворотным пунктом явился 2004 год. Тогда Казахстан впервые стал нетто-экспортером газа. В 2005-м производство «голубого топлива» в стране увеличилось на 15% и достигло уровня 22,7 млрд. кубометров. А в 2006 году объем добытого здесь газа возрос примерно на 28% и составил уже 27 млрд. кубометров.

Но поныне Казахстан, невзирая на свое высокое пятнадцатое место в ряду государств и регионов, обладающих крупнейшими в мире запасами природного газа, в сфере добычи «голубого топлива» и его поставок на мировой энергетический рынок проявляет себя довольно скромно. Он все еще не входит в число 15 крупнейших производителей, тогда как Туркменистан и Узбекистан в этом списке по итогам еще 2006 года заняли соответственно 12-ое (58,8 млрд. кубометров) и 13-ое (55,7 млрд.) места. Не числится Казахстан и в ряду 15 крупнейших экспортеров газа.

Совсем другая картина складывается в случае с казахстанской нефтью. Еще по итогам 2004 года Казахстан вошел в число 20 крупнейших нефтедобывающих стран. А пятилетием позже он выдвинулся по этой части уже на 18-позицию. Сейчас Казахстан, возможно, успел переместиться на 17-место по той причине, что за последнее время в Ливии, находившейся прежде впереди него, по известным всем причинам снизился уровень добычи нефти.

Как бы то ни было, считается, что к 2020 году в стране будет добываться 3,5 млн. б/с. В том числе: на Кашагане – 1 млн. б/с, на Тенгизе – 700 тыс. б/с, на Курмангазы – 600 тыс. б/с, на Карачаганаке – 500 тыс. б/с.

Иными словами, Казахстан к тому времени предполагает добывать примерно столько сырья, сколько сейчас его производится в Венесуэле.

Впрочем, уже в настоящее время наша страна дает 1,83 процента мирового производства «черного золота». Что же касается экспорта нефти, она по этой части занимает 16-позицию. Если в 2009 году весь мировой суточный нефтяной экспортный объем составлял 63,760 млн. баррелей, из этого показателя 1,501 млн. приходились на долю нашей страны. За рубежом все больше и больше приходится считаться с Казахстаном.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...