Микрокредиты: не в коня корм?

Почему международный опыт поддержки мелкого и мельчайшего бизнеса не приживается в России и Казахстане

В начале 1970-х доктор экономики Мухаммад Юнус вернулся из США на родину в Бангладеш. Там недавно закончилась война, царили разруха и голод. Тысячи людей умирали от истощения.

Как истинный мусульманин, Юнус старался помочь землякам. Однажды он приехал в маленькую деревушку и разговорился с женщиной, которая, чтобы прокормить детей, плела на пороге своей хижины бамбуковые стулья на продажу. Материал она получала в долг от местного богача, ему же отдавала готовый товар. Ростовщик с выгодой продавал стулья. Самой женщине при этом доставались гроши. А почему не покупать сырьё самостоятельно и не продавать стулья на рынке без посредника? Доход увеличится в несколько раз. Проблема, конечно же, была в отсутствии оборотных средств. Мухаммад Юнус узнал, что в таком положении находятся ещё несколько десятков женщин в этой деревне. И он одолжил им денег из своего кармана.

Речь шла о карманных деньгах не в метафорическом, а буквальном смысле: на всех заёмщиц потребовалось меньше 30 долларов. Вот такие удивительные были цены в Бангладеш.

Эксперимент оказался удачным. Большинство селянок успешно обернули полученные деньги, рассчитались с Юнусом (он заработал с каждой заёмщицы ровно по два цента), и дальше покупали бамбук и продавали стулья без грабительских “услуг” местного ростовщика. Постепенно они выбрались из нищеты.

Доктор экономики стал расширять свой эксперимент. Вскоре он раздавал в окрестных деревнях уже сотни кредитов. Опыт показал, что работать надо именно с женщинами. Они более ответственно относятся к деньгам.

Юнус выдавал кредиты без залога, но при этом создал эффективную систему “круговой поруки”. Чтобы получить заём, женщины должны были объединяться в группы по шесть человек. Двое из них получали кредит сразу, а когда полностью рассчитывались, Юнус давал деньги двум их подругам. Затем, если и на этот раз всё происходило без заминок, кредит получали оставшиеся две женщины из группы.

На выстраивание и отлаживание этой системы ушло десять лет. Наконец, в 1983 году Мухаммад Юнус получил лицензию и основал Grameen Bank (“деревенский банк”), специализирующийся на микрокредитах для сельских бедняков под низкий процент.

За последующие двадцать лет Grameen Bank открыл около 1200 отделений, приобрел 3,5 миллиона пайщиков и выдал кредитов на 4,5 млрд. долларов.

При этом средняя сумма займа составляла всего 60 долларов! И лишь 1 процент клиентов не возвращал деньги.

В 2006 году Мухаммад Юнус получил Нобелевскую премию мира. “Прочный мир на Земле не будет достигнут до тех пор, пока большая часть населения планеты не сможет выбраться из нищеты, — говорилось в заявлении комитета по присуждению премии.- Микрокредитование является одним из способов преодоления бедности”. 

В последние десятилетия микрокредитные схемы Юнуса были испробованы более чем в 60 государствах, в том числе в Казахстане и в России. С очень разными результатами. Если говорить о наших двух странах, то успехи в этой сфере близки к нулю.

Шумно презентованная в своё время “Программа микрокредитования наименее обеспеченных граждан Республики Казахстан на 1998-2000 годы” предусматривала раздачу 150 тысяч небольших кредитов под умеренный процент. На самом деле было выдано всего 40 тысяч микрокредитов. Значительная часть из них (по некоторым сведениям – большинство) не были возвращены. Никакого практического влияния на развитие малого бизнеса данное мероприятие не оказало.

Почему так вышло? Ну, сказать по правде, “Программа” с самого начала напоминала автору этой заметки, тогда ещё казахстанскому журналисту, частный случай карго-культа. Это когда жители некоторых островов Тихого океана, увидев, например, самолёт или джип, делают его макет из подручного материала и устраивают вокруг ритуальные танцы.

Схема доктора Юнуса, при внешней её простоте, это на самом деле довольно сложный механизм, до миллиметра подогнанный к реалиям конкретной страны Бангладеш. Обдумывая, как обеспечить высокую возвращаемость кредитов и снизить технические издержки, Мухаммад Юнус перебрал не один вариант, прежде чем остановился на “круговой ответственности” сельских подруг. Казахстанская же программа никак не учитывала местные реалии. Правда, она тоже предусматривала создание маленьких групп заёмщиков, но — в сугубо добровольном порядке. То есть стальная жёсткая конструкция заменялась соломенной.

Я уже не говорю о том, что распорядители и потенциальные получатели кредитов, выплачиваемых из государственного бюджета и не очень обязательных к возвращению, сразу же почувствовали сладкий запах халявы и постарались подтянуть к участию в благородном деле развития казахстанского малого бизнеса как можно больше родственников, друзей и хороших знакомых.

За все последующие годы положение не сильно улучшилось. В недавно опубликованном исследовании кандидата экономических наук Д.Тлеужановой из Казахского агротехнического университета имени Сакена Сейфуллина “Микрокредитование в Республике Казахстан: необходимость, проблемы и перспективы развития” отмечается, что к началу текущего десятилетий только 3,7 процента зарегистрированных в Казахстане МКО (микрофинансовых организаций) действовали в сельской местности. При том, что в сёлах и аулах живёт 42 процента населения, и как раз там сосредоточена большая часть бедняков. Кроме того, госпожа Тлеужанова констатирует, что главной проблемой остаётся невозвращаемость микрокредитов.

Вообще, мне довольно трудно представить, что в стране, лопающейся от нефтяных денег и от понтов, кто-то станет возиться с выстраиванием сложных схем социального микрокредитования при рентабельности этого бизнеса сильно пониже десяти процентов. Вот попилить бюджетные миллионы, время от времени выделяемые на борьбу с бедностью — это с удовольствием.

В России идеи Нобелевского лауреата из Бангладеш претерпели ещё более удивительные трансформации. Микрокредитами здесь теперь называют просто маленькие ссуды, выдаваемые на короткий срок под чудовищный процент. Допустим, взяв взаймы у добрых людей из МКО 10 тысяч рублей, надо через две недели вернуть им уже 12,5 тысячи.

Конечно, никто не занимает деньги на таких условиях для создания бизнеса. Микроссуду берёт, допустим, пылкий юноша, чтобы сделать спонтанный подарок любимой. Или просто не очень дальновидный и по жизни невезучий гражданин, которому опять не хватило до получки. Надо сказать, что этот рынок развивается довольно активно, поскольку банкиры наконец-то влезли в тот социальный слой населения, с которым прежде почти не работали. Потянуть ипотеку или покупку машины в рассрочку человек с доходом 15-25 тысяч рублей в месяц не в состоянии. А вот взять взаймы десять тысяч и отдать двенадцать с половиной у него материальных возможностей и, главное, дурости хватает.

Объяснить общественности, при чём тут доктор Юнус и борьба с нищетой очень трудно. Но некоторые российские банкиры объясняют! Дают микрокредиты под 250-400 процентов годовых и рассказывают о социальной роли своего бизнеса.

Тем временем и у лауреата Нобелевской премии начались проблемы. Он, говорят, стал вмешиваться в политическую жизнь Бангладеш, не очень уважительно высказываться о некоторых действиях правительства, давать ему советы – и Юнуса уволили из им же созданного Grameen Bank’а. Подходящий повод нашли без труда. Когда в 1999 году Мухаммад Юнус переизбирался управляющим директором на новый срок, Grameen не запросил соответствующее разрешение у Национального банка Бангладеш. К тому же Юнусу уже исполнилось 60 лет, и власти придрались к этому нарушению пенсионного законодательства.

Как видим, и за границей борьба с нищетой идёт с переменным успехом.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...