OilPrice.com: Ложка дегтя в бочке меда Астаны?

«Транснефть» великодушно решила установить Казахстану «внутренние цены» за транзит казахской нефти по своим трубопроводным сетям. В чем причина?

Издание OilPrice.com опубликовало статью Джона Дэйли под названием «China's Energy Policies Unsettle Neighbors Both East and West» — «Энергетическая политика Китая расстраивает соседей с Востока и Запада».

В ней говорится так: «Неустанные действия Китая в поисках глобальных энергетических активов для снабжения своей ненасытной экономики представляют собой одну из самых больших историй десятилетия, с Пекином, готовым заключить контракты в любом месте, в любое время.

Такие поиски зарубежных поставок начинают оборачиваться вторжением в зону, которую Москва ранее рассматривала в качестве своего единоличного домена, в Центральную Азию, — в то время как изыскание Китаем новых возможностей для внутренних энергетических поставок втягивает его в потенциальный конфликт с азиатскими соседями.

Одной константой на этой картине представляется круглосуточное на протяжении семи дней недели постоянство усилий Китая и то, как соседи реагируют.

Российская Федерация явно смущена посягательством Пекина на центрально-азиатские энергетические резервы. В чем это выражается?

Трубопроводная монополия Российской Федерации «Транснефть» великодушно решила установить своему гигантскому восточному соседу Казахстану «внутренние цены» за транзит казахской нефти по своим трубопроводным сетям до российского нефтеналивного порта Новороссийск на Черном море.

Насколько большой представляется эта уступка? Как отмечает американская правительственная структура Energy Information Agency, «Казахстан, производитель нефти с 1911 года, располагает вторыми крупнейшими запасами нефти, а также является второй крупнейшей нефтедобывающей страной среди бывших советских республик после России… В нынешней казахстанской добыче доминирующую роль играют два гигантских месторождения: Тенгиз и Карачаганак, которые дают около половины от общего объема производства Казахстана».

Ложка дегтя в бочке меда Астаны? EIA (Energy Information Agency) сообщает: «Большая часть действующей трубопроводной системы была разработана в рамках советской системы, и ее целью была максимизация транспортировки нефти для России. После распада Советского Союза Казахстан был всецело зависим от России в вопросе вывоза, что, в свою очередь, давало России возможность устанавливать полный контроль над экспортом Казахстана. Однако со временем Казахстан оказался в состоянии снизить свою зависимость от инфраструктуры России посредством использования пересекающих Каспийское море танкеров и железной дороги, а также прокладки трубопровода в Китай. Все же большая часть ее экспорта должна отгружаться по трубопроводам России».

Российская Федерация сохраняет контроль над казахстанским изначальным экспортом нефти, пуская его по трубопроводу Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Маршрут используется для транспортировки каспийской нефти с казахстанского Тенгизского месторождения до Новороссийска, а также является транзитной линией для казахской нефти с месторождений Кашаган и Карачаганак. Примечательная особенность трубопровода КТК заключается в том, что он остается единственным экспортным нефтепроводом на территории России, не полностью принадлежащим «Транснефти». Российский монополист владеет всего 24 процентами права собственности на трубопровод».

Так, в чем же причина российской ценовой уступки? Она, как утверждает автор, проста. Москве предпочтительней пускать большие объемы казахской нефти в западном направлении по КТК, чем видеть, как они уходят в восточном направлении в Китай.

Такая причинно-следственная связь, видимо, все же имеет место, так сказать, быть. Ведь вплоть до относительно недавнего времени все добывающие углеводороды центрально-азиатские государства в плане экспорта были привязаны к российской транспортной сети. Зависимость была настолько полной, что однажды в прошлом В.Черномырдин, тогда председатель правительства РФ, позволил себе, как утверждают российские тележурналисты, выразиться так: если вам не нравятся наши тарифы, возите самолетами. Но прокладка нефтепровода Казахстан – Китай и газопровода Туркменистан – Китай оказались началом прорыва столь полной и безусловной зависимости.

Сейчас уже принято решение о расширении пропускной способности первого из них с 10 млн. тонн до 20 млн. тонн в год.

Несколько ранее была достигнута договоренность по обсуждавшемуся на протяжении многих лет вопросу о расширении пропускной способности трубопровода КТК с 28 млн. тонн до 67 млн. тонн в год. В конце апреля 2007 года президент РФ Владимир Путин подписал указ о передаче в управление «Транснефти» 24 процентов акций Каспийского трубопроводного консорциума. Уже к тому времени вопрос расширения пропускной способности КТК являлся набившей оскомину проблемой. Начавший действовать в 2001 году трубопровод до 2006 года оставался убыточным. Единственным способом вывести его на рентабельность виделось расширение пропускной способности. Но принятие позитивного решения по этому вопросу блокировалось Россией, добивавшейся повышения тарифов КТК.

Задача разрешения этого противоречия была возложена на «Транснефть». Однако в первом квартале 2008 года российские акционеры КТК отвергли предложение корпорации Chevron о начале финансирования проекта расширения КТК. Тем временем добыча на Тенгизском месторождении постепенно начинало превышать пропускную способность трубопровода КТК. Пытаясь найти альтернативный вариант транспортировки нефти Тенгиза, а впоследствии и Кашагана, «Тенгизшевройл», «Казмунайгаз» и Agip KCO (оператор месторождения Кашаган) достигли договоренности о создании Казахстанской каспийской системы транспортировки (ККСТ) с начальной пропускной способностью 25 млн. тонн. Этот проект должен был включать трубопровод Ескене-Курык, систему танкерных поставок из порта Курыка в Баку. И далее нефть предполагалось пустить по трубопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан. Рассматривание такого варианта походило на жест отчаяния.

В декабре 2010 года все же было принято окончательное решение о расширении пропускной способности трубопроводной системы КТК до 67 млн. тонн в год. Соответствующие работы, начатые в 2011 году, должны быть завершены в 2014 году. Выход на проектный уровень пропускной способности в 67 млн. тонн предполагается завершить в 2016 году.

Когда Джон Дэйли говорит о том, что «Транснефть» великодушно решила установить Казахстану «внутренние цены» за транзит казахской нефти по своим трубопроводным сетям до российского нефтеналивного порта Новороссийск на Черном море, он имеет виду лишь тарифы КТК. Ведь этот международный консорциум в основном занимается транспортировкой казахской нефти.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...