В Конгрессе США говорят о том, что Китай не хотел бы получения Индией доступа к центрально-азиатскому газу

Для Китая важна сеть трубопроводов из ЦА, включая нефтепровод из Западного Казахстана и газопроводы из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан

Индийская газета Economic Times опубликовала переданный из Вашингтона репортаж под названием «China would not like India to gain access to Central Asian gas» — «Китай не хотел бы получения Индией доступа к центрально-азиатскому газу».

В нем говорится так: «Китай не хотел бы получения Индией доступа к центрально-азиатскому газу посредством трубопровода ТАПИ, так как у двух стран конфликтные интересы относительно природных ресурсов в этом регионе», — заявили американские законодатели.

«Я думаю, что такое уместно предположить, — сказал Эдвард Чоу, старший научный сотрудник программы энергетики и безопасности при Центре стратегических и международных исследований, в ходе слушаний в Конгрессе. Таким был его ответ на вопрос конгрессмена Даны Рорабахера о том, хотел бы Китай получения Индией доступа к центрально-азиатскому газу».

Тут уместным представляется спросить еще вот что: какой может быть в этом интерес со стороны Конгресса США, если речь идет о китайско-индийском конфликте интересов в отношении природных ресурсов Центральной Азии? Дело тут, как нам представляется, вот в чем. Вашингтон уже давно прилагает немалые усилия тому, чтобы Индия и Пакистан отказались от намерения покупать газ у Ирана, предлагая в качестве альтернативы получение «голубого топлива» из Центральной Азии.

Конкретно же им имеется в виду давний по времени возникновения, но до сих пор не реализованный газопроводный проект ТАПИ. Его история тянется уже долго. Дело в том, что Туркменистан в середине 90-ых годов прошлого века после долгих поисков альтернативных путей для своего газа остановил наконец-то выбор на маршруте к порту Карачи через Афганистан и Пакистан. Строить газопровод взялась аргентинская фирма Bridas. Это был кратчайший из возможных путей – всего 1400 км. Стоимость проекта составляла 2,5 млрд. долларов. Газопровод должен был пройти по западной части Афганистана (на основе договоренности с фактическими правителями здешних провинций). Когда работы уже должны были начаться, на политической арене соседней страны появилась новая сила – движение Талибан. Его отряды в течение всего двух недель заняли практически весь запад Афганистана. А главное, они захватили ближайшую к Туркменистану провинцию Герат, где должны были начаться работы на афганском участке. Губернатор провинции Исмаил Хан, который был одним из местных гарантов газопровода, бежал в Иран и получил убежище в Мешхеде. Таким, образом, проект зашел в тупик.

После свержения режима талибов в Афганистане силами западной коалиции Туркменистан возобновил свои усилия по прокладке газопровода в Южную Азию. Но из этого до недавнего времени ничего реального не получалось. Проект этот не устраивал Москву. Теперь, выходит, он не по душе и Пекину.

Но в том, чтобы этот трубопровод наконец-то был проложен и начал эксплуатироваться, имеют геополитический интерес Соединенные Штаты. Но американцы вместе со своими союзниками собираются уйти из Афганистана. Так что опять-таки возникает неопределенность в вопросе гарантирования безопасности такого газопроводного маршрута в случае, если он начнет действовать. Ведь в Афганистане твердой централизованной власти нет. Значит, опять надо будет договариваться с такими тамошними местными руководителями, каким был в свое время вышеназванный Исмаил Хан. А подобные варианты в долгосрочном плане представляются ненадежными. Тем более тогда, когда Россия и Китай, две великие державы, выступающие гарантами сохранения политико-экономического статус-кво в Центральной Азии, оказываются противниками этого проекта.

Но он, тем не менее, уже осуществляется при финансировании Азиатского банка развития. Ожидается, что в 2017 году трубопровод ТАПИ начнет транспортировать туркменский газ через Афганистан в Пакистан и, далее, в Индию.

Перспективы этого проекта и рассматривались в Конгрессе США. Перед конгрессменами выступал вышеназванный Эдвард Чоу, который консультирует американский государственный департамент по ТАПИ.

«Китай уделяет особое внимание развитию сети трубопроводов из Центральной Азии, включая нефтепровод из Западного Казахстана и газопроводы из Туркменистана через Узбекистан и Казахстан в Китай», — сказал он.

Далее в статье из газеты Economic Times излагается следующее: «Китай заменил Россию в качестве крупнейшего импортера туркменского газа, и ожидается, что его импортный объем удвоится или утроится в ближайшие годы.

«Следующим растущим источником конкуренции за нефть и газ Центральной Азии, скорее всего, явится Индия, которая следует по пятам Китая в плане роста спроса на нефть и газ, а, следовательно, и в плане роста импорта нефти и газа», — сказал Чоу.

В действительности, поскольку китайский демографический рост замедляется и население стареет, по общим прогнозам ожидается, что энергетический спрос в Индии будет расти быстрее, чем в Китае через десятилетие или около того.

Хотя у нее более благоприятное месторасположение, чем у Китая, в плане получения нефти и газа из района Персидского залива, Индия, по словам Чоу, тоже хотела бы диверсифицировать свой импорт нефти и газа, в том числе центрально-азиатскими поставками.

«Это объясняет последние вторжения Нефтегазовой корпорации Индии (Oil and Natural Gas Corporation — ONGC) в проекты в Азербайджане и Казахстане, а также интерес Газового управления Индии (Gas Authority of India Ltd — GAIL) в газопроводе Туркменистан – Афганистан – Пакистан — Индия (ТАПИ)», — сказал Чоу».

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...