Пьешь или ездишь

В Беларуси приняли закон о конфискации автомобилей у нетрезвых водителей

То, что безуспешно предлагали российской Госдуме либерал-демократы после серии шоковых ДТП с участием пьяных водителей, случилось в Беларуси. Там принят и опубликован закон об усилении мер ответственности за управление транспортом в нетрезвом виде, который среди прочего предполагает конфискацию средства передвижения.

Согласно поправкам в уголовный кодекс, спецконфискации будет подлежать транспортное средство, если его водитель повторно на протяжении одного года задержан за управление в нетрезвом состоянии.

Когда штрафы не помогают

Кто был пьяным за рулем – владелец или доверенное лицо – для конфискации значения не имеет. Иностранцев, попавшихся на территории Беларуси, это тоже касается. Отнимать автомобиль не будут только в том случае, если он числится в угоне, либо хозяин заявит о самоуправстве. Впрочем, пользоваться этой лазейкой правоохранители не советуют. "Не оказывайте себе медвежью услугу", – предупреждают они, напоминая о статье "заведомо ложный донос".

Новый закон вступит в силу с 24 октября. Это будет третий этап госпрограммы по "отрезвлению" дорожного движения в стране. Первый был в 2007 году, когда за вождение в пьяном виде ввели уголовную ответственность, второй – в 2011: тогда допустимую планку алкоголя в крови снизили с 0,5 до 0,3 промилле.

Ни то, ни другое не помогло, жалуются гаишники. Пьяные уроды сбивают пешеходов на остановках не только в России, но и в Беларуси, просто резонанс гораздо меньше. В прошлом году по вине нетрезвых водителей в республике погиб 181 человек, с начала этого года – 35 человек. Каждый день увечья из-за пьянства за рулем получают два белоруса.

Несмотря на ужесточение ответственности, количество граждан, судимых за повторное вождение в пьяном виде, неуклонно росло и в 2012 году достигло кульминации – около 5 тысяч человек. Всего же за минувший год было задержано 47 тыс. нетрезвых водителей (при населении страны 9,5 млн. человек).

Оказывается, лишение прав водителей не страшит. Свыше 90% наказанных лиц садятся за руль в период запрета. С уплатой штрафов дела тоже обстоят не лучшим образом. Поэтому, объясняют правоохранители, и решили отнимать автомобили.

Давайте накажем дилера

Народ на "крайнюю меру" отреагировал бурно, но неоднородно. В картине общественного мнения вся палитра красок, от горячей поддержки до колкого осуждения.

Со сторонниками конфискации все понятно: это люди, которым осточертел беспредел на дорогах и которые верят, что радикальный метод поможет вправить мозги любителям совмещать руль и бутылку.

А вот противники нового закона позиционируют себя по-разному: одни как радетели частной собственности, другие – как враги коррупции, третьи – как борцы за справедливость. Основные аргументы против: 1) закон потворствует мздоимству среди гаишников и судей; 2) государство покушается на собственность граждан, путая имущественную ответственность с уголовной; 3) крайним может стать невиновный владелец авто, а с пьяницы взятки гладки.

Больше всего споров возникло, конечно, о ситуации, когда нетрезвого водителя ловят за рулем чужой машины и ее конфискуют.

"Неплохо было бы также наказывать автопроизводителей и дилеров, пусть в следующий раз смотрят, кому продают автомобили!" – доводят до абсурда эту норму закона форумчане.

"Отличная перспектива у колхозов, где каждый второй тракторист бухает: можно в кратчайшие сроки потерять вообще весь автопарк", – комментаторы не верят, что закон о конфискации будет работать в отношении юрлиц, особенно государственных.

"Предлагаю отдавать до половины оценочной стоимости конфискованного автомобиля у пьяного водителя гражданам, которые способствовали выявлению данного нарушения", – шкурный интерес гаишников неисчерпаемая тема на форумах.

"Не будет ли "конфискация" индульгенцией для владельцев "Запорожцев"?" – еще один непраздный вопрос.

"Попробуй истребуй с пьяного водителя штраф, даже через судебного исполнителя, а авто – вот оно, бери и конфискуй. Ну да, пьяный особо не пострадает, но, наверное, цель этого законопроекта как раз "разобраться как следует и наказать кого попало" а заодно пополнить бюджет", – к такому выводу склоняются многие критики закона.

Не собственность, а орудие преступления

То, что атмосфера в обществе накалилась, чувствовалось по представителям правоохранительных органов, которые на прошлой неделе презентовали поправки СМИ. Они словно дискутировали с виртуальной общественностью, убеждая ее, что другого пути нет.

 – Все возражения против конфискации сводятся к тому, что происходит посягательство на собственность, – вступал в спор с невидимыми оппонентами чин из Генпрокуратуры РБ. – Но речь не идет о конфискации имущества как такового. Изъятию подлежит только средство преступления.

Да, признавал он, под ответственность может подпасть лицо, которое не управляло автомобилем, которое как бы не виновато.

Но подумай, взвесь, тому ли ты человеку доверяешь машину. Закон дает возможность всем, кто впервые оступился, подумать, что следующий такой же шаг может привести к плачевным последствиям, – уговаривал прокурор, делая акцент на том, что конфискация применяется не с первого, а со второго "попадания" в течение года.

Правовой механизм реализации закона до конца еще не проработан. Как будет изыматься машина, где она будет храниться до окончания судебного разбирательства? Возможные алгоритмы только обсуждаются, но все, как верят власти, расставит по местам судебная практика.

Доживем до октября

В России до этого дело так и не дошло. В правительстве предложение законодателей от ЛДПР о конфискации сочли чересчур жесткой мерой и отозвали законопроект. Более того, с 1 сентября там отменяют правило "ноль промилле". Допустимым пределом, как и в Беларуси, будет 0,3 промилле.

Все выглядит так, как будто белорусы прогрессивнее россиян по части борьбы за безопасность дорожного движения. Но в действительности широкий пиар нового закона еще не гарантирует, что в назначенный срок, 24 октября, он вступит в силу.

Так уже было год назад, когда Минздрав провел широкую кампанию по запрету торговли рецептурными медикаментами без рецептов. Документ должен был вот-вот вступить в силу, пенсионеры запасались лекарствами и готовились к худшему, но в последний момент президент красивым жестом "вступился за простых людей". Список безрецептурных препаратов расширили настолько, что т.н. запрета никто не почувствовал – ни аптеки, ни пациенты.

Когда речь идет о социально спорных решениях, Лукашенко чутко следит за реакцией своих подопечных, стараясь предугадать политические последствия. Закон о конфискации как раз из этой серии. Тут и "сильных мира" интерес, и слабого, но такого нужного иногда электората. Три месяца на вступление закона в силу – достаточный тестовый период, по истечении которого будет понятно, чью сторону в этом вопросе лучше занять для укрепления своей власти.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...