Слабое притяжение

Казахстан и Беларусь имитируют бурное экономическое сотрудничество

Визит Александра Лукашенко в Астану 3-4 октября актуализировал в Беларуси извечный вопрос, сопровождающий все дальние поездки президента: "Что ищет он в краю далеком?".

"Мда, все-таки Казахстан – это далекая и ненужная нам страна", – иронично протянула белорусская коллега, глянув статистику внешнеторгового оборота между Казахстаном и Беларусью.

Вот эта статистика.

Будучи третьим торговым партнером Беларуси в СНГ после России и Украины, Казахстан по-прежнему имеет микроскопическую долю в белорусском товарообороте — 1,1%.

Для сравнения: доля России – 48,4%, доля Украины – 8%, Нидерландов, через которые в Европу уходят белорусские нефтепродукты – 6,5%. Казахстан на этом фоне, даже входя формально в топ-10 важнейших торговых партнеров Беларуси (10-е место), фактически остается невидим.

Единственное утешение для белорусов – что сальдо все-таки в их пользу. Беларусь поставляет в Казахстан трактора и седельные тягачи, комбайны и грузовые автомобили, бытовую технику, лифты, шины, мебель молочные продукты, сахар, одежду, лекарства.

Казахстан экспортирует в Беларусь стальной прокат, алюминий, пшеницу, минеральные удобрения, нефтепродукты – но совсем чуть-чуть, в разы меньше, чем покупает у белорусов. И без того несерьезный внешнеторговый оборот в этом году упал процента на два: поставки из Казахстана в первом полугодии 2013 года составили $43,1 млн. против $119,7 млн. в 2012 году, поставки в Казахстан – $376,3 млн. против $793,9 млн. соответственно.

Ни разу не конкуренты

А ведь уже который год казахстанско-белорусские отношения культивируются на самом высоком уровне. Специальная Межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству РК и РБ работает с 1996 года. О торговом потенциале двух стран чиновники говорят торжественно и с придыханием.

С тех пор как стартовал Таможенный союз, наши интеграционные стремления только усилились. Каких только мероприятий не было: различные экономические форумы, выставки, визиты глав регионов друг к другу в гости, подписание меморандумов и протоколов намерений – одних только белорусских сборочных производств на территории Казахстана запланировали пару десятков.

Сколько их них сейчас в действительности работает, сказать сложно. Чиновники почему-то избегают точных данных в отчетах, предпочитая говорить о перспективах. Так, из выступления в Астане министра промышленности РБ Дмитрия Катеринича известно лишь, что белорусам в этом году удалось продать Казахстану 420 вагонов на $25 млн. и есть надежды на поставку до конца года 1.500 тракторов.

Недавняя встреча Назарбаева и Лукашенко в Ак-Орде, как говорится, придала новый импульс движению навстречу друг другу. Стороны подписали Дорожную карту двустороннего торгово-экономического сотрудничества на 2014-2016 годы, конкретизировав этим документом более глобальную Программу экономического сотрудничества между Республикой Казахстан и Республикой Беларусь на 2009-2016 годы.

Очевидно, что в дорожной карте те же самые сборочные производства, сельскохозяйственные, транспортные и кадровые проекты. Торгово-экономическую программу президенты подкрепили совместным заявлением, в котором выразили "твердое намерение и впредь тесно координировать совместные усилия по всестороннему углублению и расширению белорусско-казахстанских отношений".

Снижение товарооборота вызвало некоторую озабоченность глав государств, но они списали провал на мировой кризис. "Как сказал президент Казахстана, это результат того кризиса, который происходит в мире, – сослался Лукашенко на своего коллегу. – Но мне понравилось его замечание в конце наших переговоров в расширенном составе, что этим мы не можем оправдывать снижение товарооборота, мы наметили пути роста товарооборота в этих сложных условиях. Уверен, что в будущем году проблему решим. Мы должны приложить максимум усилий для решения всех проблемных вопросов, препятствующих нашему эффективному взаимодействию".

При этом никаких препятствий в отношениях Лукашенко не видит. Казахстан, как всегда, для Беларуси "надежный друг и союзник", и экономики у нас "абсолютно совместимые". "То есть вы производите то, что нужно нам, мы то, что нужно вам, – пояснил Лукашенко в интервью телеканалу 24-KZ. – Мы почти нигде не конкурируем, это большое преимущество наше. Поэтому мы определились, наше правительство, наши специалисты, наши министры определили конкретное сотрудничество. Уже несколько лет, скоро уже 5 лет, мы идем этим путем".

Бескорыстная дружба

Судя по статистике, ушли недалеко. И это неизбежно. Интеграционные процессы на евразийском пространстве не сотрут 3 тысячи километров между Минском и Астаной, не увеличат емкость казахстанского рынка, так же как и не повысят конкурентоспособность дорогой и не очень современной белорусской продукции.

Белорусам Казахстан нужен прежде всего как рынок сбыта продукции машиностроения. Однако Казахстан не в восторге от экспансии белорусской и российской сельхозтехники, что красноречиво продемонстрировал, воспротивившись введению защитной спецпошлины на ввоз зерноуборочных комбайнов из третьих стран. В итоге почти 27-процентную пошлину Высшему Евразийскому экономическому совету пришлось заменить импортной квотой.

Много подводных камней и в вопросах менеджмента совместных проектов. Обе стороны наверняка помнят о бесславном конце проекта по сборке минских тракторов в Павлодаре. Вроде, серьезные люди договаривались, даже белорусский премьер на презентацию первого МТЗ-82.1 приезжал – все-таки на мощность 5.000 штук в год собирались выйти – а ничего не получилось. ТОО "Автоспецмаш-Павлодар" одолело 110 тракторокомплектов и встало, а его директор Виталий Акименко оказался не только неплатежеспособным должником перед добрым десятком казахстанских предпринимателей, но и подозреваемым в неоднократном мошенничестве против своих партнеров.

Проекты с участием белорусских частников продвигаются еще сложнее. Пару лет назад владелец частного предприятия по производству дорожной техники в Минской области рассказывал мне, как нелегко продвигать идею сборки в Казахстане. И встречный интерес вялый, и с деньгами порой "кидают", и господдержки никакой.

"Конечно, на МТЗ случайные люди не попадают, – рассуждал предприниматель. – Тут все зависит от уровня переговоров. Если обсуждение идет на уровне правительств с участием государственных предприятий, то тому же МТЗ просто говорят: вот у нас есть такой-то завод, заключайте с ним соглашение, и это руководство к действию, без обсуждения. Если же речь идет о частниках, то инициатива пробивается снизу. Мы договариваемся, а потом уже чиновники включают нас в свои отчеты: смотрите, мы помогли создать".

Не спешат казахстанские бизнесмены и со своими инвестициями. Белорусские власти на словах не раз приглашали казахстанский бизнес поучаствовать в приватизации нефтеперерабатывающих и нефтехимических активов. Безуспешно. Казахстану предлагали выкупить за $1 млрд. госдолю белорусского мобильного оператора МТС – не захотел. На сегодня с повестки дня не снят разве что инвестиционный проект по производству терефталевой кислоты и ПЭТ-материалов на базе "Могилевхимволокно". Но и тут решения пока нет.

Зачем же так часто ездить в Астану, раз денег там не дают? Есть версия, что казахстанского и белорусского президентов связывают не столько торгово-экономические отношения, сколько бескорыстная интернациональная дружба. Против Путина, добавляют злые языки.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...