Посол Ермухамет ЕРТЫСБАЕВ: Никто и никогда не отдаст свой суверенитет

Глобальный кризис заставляет даже крупные и богатые державы искать новые модели стратегического развития, приведшие к резкой активизации ряда стран по созданию региональных интеграционных объединений. Как этого можно не видеть и не понимать?! Удивительно, на дворе ХХI век, а некоторые политики мыслят категориями раннего средневековья.

Тбилиси. 12 октября. КазТАГ – Георги Циклаури. В Казахстане звучат требования выйти из Таможенного союза и Единого экономического пространства. Между тем в Грузии продолжают обсуждать неожиданное заявление премьер-министра Иванишвили о гипотетической возможности присоединения к Евразийскому союзу. Плюсы и минусы интеграционных процессов. Где проходит грань между экономическим развитием постсоветских государств и политическими амбициями Москвы? Об этом – в эксклюзивном интервью с первым чрезвычайным и полномочным послом Казахстана в Грузии Ермухаметом Ертысбаевым.

***

— Чем обусловлено требование казахстанской оппозиции провести референдум по вопросу о выходе из экономического блока с Россией и Беларусью, и насколько масштабный характер имеет эта инициатива?

— В отличие от Грузии, в Казахстане всегда была очень слабая оппозиция, и говорить о масштабной кампании – это большое преувеличение. Ряд общественных деятелей, представители гражданского сектора распространили обращение к властям с призывом отказаться от вступления в Евразийский экономический союз. Какой главный мотив? Главной причиной сами организаторы называют “имперские амбиции Кремля” – что, дескать, “под маской экономической интеграции прячутся имперские амбиции Москвы”.

— Вы не согласны с этим?

— Не согласен. Американский доллар является главной мировой валютой, но я не слышу об “американских амбициях”. Китай – главная промышленная мастерская всего мира, но я не слышу о “китайских амбициях”. Германия занимает ведущее место в Евросоюзе, но я не слышу о “немецких амбициях”. Россия – видя, что в мире происходят интеграционные процессы – вместе с Казахстаном Беларусью учреждает ТС, и сразу же начинают твердить о “кремлевских амбициях”.

Почему? Потому что двадцать два года назад мы все входили в состав Советского Союза. Думаю, что глобальные игроки – наши конкуренты – используют этот исторический факт на мировых рынках для “черного пиара”, намеренно искажая реальное положение дел. Особо хочу подчеркнуть, что после распада СССР уже никто и никогда не отдаст свой государственно-политический суверенитет. Президент Казахстана Назарбаев ясно и твердо сказал, что если объединение будет угрожать суверенитету, то мы выйдем из такого объединения. Мы стоим только на позициях Экономического союза.

Политика любого государства определяется его географией. Группа государств, близких по истории, территории, формам мысли, экономическим и родственным связям, стремится получить от этого очевидного ресурса наибольшую эффективность, наибольшую выгоду. Вот главная пружина инновационного проекта под названием Евразийское экономическое пространство.

Через призму исторической ретроспективы нападки и подозрения в сторону Кремля были и будут: существовала царская Российская Империя, был сталинско-брежневский Советский Союз – то есть, та же империя…

Инициаторы референдума по выходу Казахстана из ТС постоянно напоминают об этом. Их у нас называют национал-патриотами. Думаю, что они искренне переживают за свою Родину. Но искренние переживания и эмоции – это не аргумент в серьезной политике. Знаете, та старушка, подбросившая вязанку хвороста в костер, на котором сожгли Яна Гуса, тоже действовала искренне. Я видел в Тбилиси надпись на одном постаменте: “Грузия для грузин!”. Думаю, что автор тоже действовал искренне. Но людям нужен конкретный результат. И каким бы ты националистом ни был, каким бы ты патриотом ни был, но если падает уровень жизни, растет безработица, сокращаются поступления в бюджет, то такая политика терпит крах, народ перестанет ее поддерживать.

Сейчас формируется совершенно новая архитектура мировой экономики. Глобальный кризис заставляет даже крупные и богатые державы искать новые модели стратегического развития, приведшие к резкой активизации ряда стран по созданию региональных интеграционных объединений. Как этого можно не видеть и не понимать?! Удивительно, на дворе ХХI век, а некоторые политики мыслят категориями раннего средневековья.

Пятьсот лет назад Николло Маккиавелли говорил: “Сохраняй свое государство, опасайся другого, кто становится сильным, а также бойся объединения с более сильным государством, ибо этим ты навлечешь на себя погибель”. Я бы назвал всех противников интеграционных объединений “неомаккиавелистами”. Если следовать порочным и безнравственным советам Маккиавелли, то всем странам нужно замкнуться в своей национальной скорлупе.

— Какую пользу принесло Казахстану членство в ТС и ЕЭП, и какие недостатки Вы видите в работе этих структур?

— С 1 января 2012 года стартовало Единое экономическое пространство трех стран. Результаты – впечатляющие. Только за девять месяцев прошлого года на 40 миллиардов долларов увеличился совокупный товарооборот Беларуси, Казахстана и России. Функционирование единой таможенной территории создало единый рынок товаров, в рамках которого отсутствуют тарифные и нетарифные барьеры. По расчетам экспертов, суммарный интеграционный эффект, измеряемый дополнительным производством ВВП, к 2015 году составит 400 миллиардов долларов США.

То есть, за этот период государства-участники ТС получат за счет интеграционного фактора дополнительно около 15% ВВП. В докладе Европейского банка реконструкции и развития формирование ТС и ЕЭП названы примером первой успешной региональной интеграции на постсоветском пространстве.

— В чем преимущества Таможенного союза?

— Это, прежде всего, единая таможенная территория. Во взаимной торговле товарами собственного производства и товарами из третьих стран не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера. На границах между тремя странами грузы стали передвигаться более активно, так как не нужно заполнять таможенные декларации и платить сборы на товары, произведенные внутри ТС. Сократились издержки предприятий и время, которое ранее затрачивалось на очереди на границах и заполнение деклараций – импортные товары из других стран, прошедшие таможенное оформление на внешней границе ТС, свободно перемещаются внутри единой таможенной территории. Отменены ограничения на перемещение внутри ТС иностранной валюты. Увеличился объем взаимных инвестиций, увеличился объем таможенных пошлин в бюджет Казахстана. Только за первый год сразу на 37%! Короче, свободное движение товаров, услуг, капиталов и трудовых ресурсов – вот что такое ТС.

— Неужели нет минусов?

— Почему же? Есть и трудности. Некоторые политики считали, что если для Казахстана откроется 153-миллионный рынок, то это автоматически приведет к резкому увеличению сбыта казахстанских товаров, бешеному росту занятости и загрузки промышленных мощностей. При этом забыли, что есть такое понятие, как конкурентоспособность. Другие убеждены, что главное – конкуренция между белорусскими, казахстанскими и российскими товаропроизводителями внутри ТС. Объем внешней торговли государств ТС с третьими странами составил в 2012 году 939,3 миллиарда долларов США, но доля Казахстана в ТС составляет чуть меньше 17%. В 2011 году этот показатель составлял 20%. Отчасти это объясняется еще и товарной интервенцией европейских, азиатских и американских компаний.

Понимаете, на мировых рынках везде идет острая конкуренция, идет борьба за рынки сбыта. В структуре экспорта Казахстана, по-прежнему, преобладает сырье. У нас сейчас активно внедряется индустриально-инновационная программа, рассчитанная до 2020 года, и в плане товаропроизводства Казахстан, мягко говоря, видимо, не совсем был подготовлен к такой конкуренции.

Кроме того, в Евразийской экономической комиссии часто констатируют факты недобросовестной конкуренции, установления искусственных барьеров во взаимной торговле. Только сейчас стали осознавать, что перспективным направлением сотрудничества в ТС является промышленная кооперация в виде создания совместных предприятий и сборочных производств, а также расширения действующих и реализации новых совместных проектов в таких сферах, как сельское хозяйство, строительство, транспорт и логистика, нефтехимия, коммуникации и высокие технологии.

Между тем для открытия совместных производств в Казахстане имеются привлекательные экономические условия – налоговые льготы для инвесторов, более низкие тарифы на энергоносители, а также общий деловой климат. Надо работать. Надо активно прибегать к кооперации в сфере транзита и логистики по использованию транзитного коридора Казахстана. Промышленная кооперация в рамках трех государств будет способствовать созданию высококонкурентной продукции внутри ТС и ее продвижению на рынки трех стран.

Недавно состоялся казахстанско-грузинский деловой форум, на котором казахстанские бизнесмены продемонстрировали такую продукцию. Считаю, что не стоит из-за временных трудностей стенать и посыпать голову пеплом – надо максимально реализовывать конкурентные преимущества каждой из стран, не пытаясь дублировать мощности и отрасли.

— В Тбилиси этот вопрос обычно рассматривают так: или Европа, или Евразия. Может ли Грузия участвовать в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, учитывая конфликт с Россией?

— И старое правительство Саакашивили, и новое правительство Иванишвили заявили о своем главном векторе – Евросоюз. Это ваш выбор. Но вы должны понимать и предвидеть будущие трудности и сложности, которые неизбежно возникнут. И то, что у вас тоже есть свои “национал-патриоты”, которые со временем потребуют выхода Грузии из Евросоюза, если вы туда вступите. Я не исключаю такого развития событий.

В прошлом году я был в Чехии, Венгрии и в Польше. Разговаривал с местными предпринимателями. Все поголовно не хотят тесного сближения с Западной Европой, не желают внедрения евро. Часто разговариваю с простыми грузинами. Они так говорят: Америка далеко, а Россия – вот за этим хребтом!

Убежден, что Грузия может быть вполне конкурентоспособной на рынке ТС со своей специфической и известной во всем мире продукцией. Но это пока из области фантастики. Слишком много негатива накопилось в грузино-российских отношениях, и это печально. Тем не менее, я считаю, что определенное потепление наметилось. Очень надеюсь и жду, что, в конце концов, дипломатические отношения будут восстановлены. Нужен нормальный переговорный процесс.

— Одно из главных опасений Тбилиси связано с накопленным опытом невыполнения соглашений Москвой. Не лучше ли для Грузии продолжать постсоветскую интеграцию на двусторонней основе?

— Да, конечно, надо работать со странами-партнерами на двусторонней основе. Скажем, казахстанско-грузинские отношения общеизвестны, и у нас не было никаких коллизий негативного характера. Но меня беспокоит тенденция снижения товарооборота между Казахстаном и Грузией. Судите сами: в 2006 году через Батумский порт, который Казахстан взял в аренду на 49 лет, прошло 12 миллионов тонн нефтепродуктов, а в прошлом году только 5 миллионов 185 тысяч тонн. В прошлом году через Грузию прошло всего 183 тысячи тонн зерна. Это при том, что Казахстан ежегодно производит 18-20 миллионов тонн зерна.

Почему? Потому что в Казахстане одна тарифная политика, в Азербайджане – другая, а в Грузии – третья. Как только был создан ТС, для всех предпринимателей стал привлекательным только северный путь – через Россию. Южно-кавказский транспортный коридор начал ослабевать. Даже крупнейшие американские и западноевропейские компании из нефтегазового сектора в Казахстане предпочитают использовать северный маршрут. Много разговоров о строительстве новых портов на Черном море, о возрождении Великого Шелкового Пути через Грузию, об использовании всех транзитных возможностей Грузии. Все это так, но любой предприниматель пойдет туда, где будет больше прибыли.

Мы живем во время острой экономической конкуренции и борьбы за рынки сбыта. В ХХ веке эта конкуренция привела к двум кровавым мировым войнам, когда возобладали идеи мирового господства, бредовые теории расширения жизненного пространства, выживания одного народа за счет истребления и порабощения других народов. Мы перелистнули эту страшную страницу в истории человечества раз и навсегда.

Сейчас время глобальных перемен, когда формируется новая архитектура мировой экономики. В мире возникают новые центры силы, создаются крупные транснациональные экономические блоки и объединения на основе открытости, прозрачности и включенности в глобальные экономические цепочки. Сделайте единую тарифную политику Казахстана, Грузии и Азербайджана – и вы увидите, как резко активизируется южно-кавказский транспортный коридор. Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан строился с учетом казахстанской нефти. В прошлом году он был загружен всего на 25 миллионов тонн – вместо запланированных 60 миллионов. Барьеры мешают экономическому росту. Резюмирую: экономическая интеграция не имеет альтернативы. Вопрос в другом: в каком направлении интегрироваться?

— Спасибо за интервью!

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...