Рынок лекарств Казахстана: купить дорого, умереть дешевле

Лекарства в Казахстане стремительно дорожают. В 2003 году упаковка фирменного препарата стоила в среднем 2 евро, в 2011 году – 6,28 евро

Алматы. 16 октября. КазТАГ – Тулкин Ташимов. По уверениям властей, фактор Таможенного союза должен был расширить рынок сбыта казахстанских лекарств, стимулировать открытие новых фармпредприятий и за счет эффекта масштаба снизить розничные цены на препараты на внутреннем рынке. На самом деле, наблюдаются обратные процессы, и на фоне удорожания лекарств трещат по швам семейные бюджеты казахстанцев.

В самом начале от масштабов возможностей – рынок объемом в 17 млрд долларов и с населением в 170 млн человек – аж дух захватывало. От таких large prospects даже голова кружилась. Действующие предприятия просто будут вынуждены работать в три смены, с объемами поставок точно не справятся, потому Казахстану придется строить новые фармзаводы, чтобы удовлетворить все возрастающий спрос. И на эффекте масштаба розничные цены на лекарства на внутреннем рынке пойдут вниз.

Но это, оказалось просто поэзией…

Правда, тогда никто и не собирался слушать прозаиков, которые крепко стояли на грешной земле и предостерегали от слишком больших ожиданий.

Все хорошо, все хорошо…

А между тем власти никак не могут открыть рынок Таможенного союза для отечественных производителей. Ведь идея была более чем здравая: производители нарастят производство, и за счет этого упадут розничные цены.

И здесь возникает очень интересный вопрос. Почему Москва зашла в интеграционное объединение, если заранее знала, что свой внутренний рынок партнерам не откроет?

Вопрос, конечно, интересный, но больше риторический, чем прикладной.

Не хочет, и все.

Так, Россия на словах пообещала с 2013 года ввести взаимное признание регистрационных удостоверений. Год вот-вот закончится, а воз и ныне там. Как говорится, слова к делу не пришьешь, поэтому Москва может и дальше обещать, а Астана – просто ждать.

Между тем Казахстан очень заинтересован во “взаимном признании”. И объяснение этому лежит на поверхности. В Казахстане стандарт GMP (надлежащая производственная практика) становится обязательным для всех отечественных фармкомпаний с 2015 года, тогда как в России – только с 2018 года.

Отсюда и пляшем.

А именно от процедуры регистрации лекарственных препаратов. По словам экспертов, в Казахстане европейская модель регистрации, согласно которой за 4,5 тыс. долларов у нас сделают все: проведут доклинические, клинические, лабораторные исследования, зарегистрируют. Между тем, в России стоимость регистрации зашкаливает за 100 тыс. долларов, и ведомства, от которых зависит добро, друг другу вообще не подчиняются. Так что можно деньги отдать, добро не получить, и остаться у разбитого корыта.

Естественно, при такой большой разнице России удобнее занять позу страуса – зарыть голову в песок, и отмалчиваться. И в особенности по вопросу взаимного признания регистрационных удостоверений. Все и так понятно. Как только Россия и Казахстан подпишут подобное соглашение, все крупнейшие фармкорпорации будут регистрировать лекарства в нашей стране: понятнее, проще, дешевле. А потом по нулевым таможенным ставкам экспортировать продукцию на российский рынок.

Впрочем, власти кое-какие меры противодействия обсуждают. Ассоциация фармакологических предприятий Казахстана “ФармМедИндустрия” и министерство индустрии и новых технологий обсуждают вопрос ужесточения требований к импортируемым лекарственным препаратам. На первый взгляд, мера направлена на то, чтобы сделать рынок цивилизованным и максимально свободным от некачественных препаратов. При более пристальном взгляде, понимаешь, это ответная мера в отношении российских фармацевтов.

Нам не нужен берег… российский?

По большому счету Россия и не собирается создавать равные условия для своих и чужих производителей. И потому Таможенный союз только прибавил казахстанским фармацевтам головной боли. Например, в Казахстане еще несколько лет назад отменено лицензирование на ввоз фармпродукции. Логика, проще некуда: при существующей процедуре регистрации лекарств нет никакой необходимости создавать еще один дополнительный барьер. Между тем в России лицензирование существует.

Но вместо того, чтобы договориться об отмене лицензирования, Казахстан снова прогнулся: мы вернулись к лицензированию. Это не могло не притормозить развитие фармацевтического рынка. Что же касается розничной цены лекарств, то и она из-за дополнительного барьера на пути лекарств, безусловно, выросла.

Если бы только лицензирование…

В Казахстане таможенные склады не должны получать лицензию на фармдеятельность, так как их основная задача – хранение товара. Но такие лицензии есть в России. И снова, как обычно – прогнулись. Теперь и мы ввели лицензирование таможенных складов. Нонсенс, конечно, и на розничной цене лекарств это сказывается. Но и это еще не все.

Так, согласно российской практике, предприниматель, завозящий лекарства, должен обращаться в налоговый орган, представляя туда такой же пакет документов, как и на таможню. Кроме всего прочего он должен предоставить налоговикам подтверждение таможенников о том, что ввозимая продукция освобождена от НДС. И в этом вопросе мы пошли на поводу России.

И что в итоге? Оказалось, что казахстанская таможня не была готова выдавать такие подтверждения, и пока таможенники пытались решить данную проблему, товар залеживался на складах. А это дополнительные расходы, которые, в конечном счете, лягут на плечи потребителей.

Кстати, чтобы хоть как-то уравнять шансы в вопросе регистрации лекарств в России и Казахстане, нам предложили создать единую сеть официальных лабораторий по контролю качества лекарственных средств и интегрированную систему инспектирования субъектов рынка по аналогии с Евросоюзом. Но, как водится, только предложили. На сегодняшний день прогресса в этой области пока нет.

Значит, все обещания властей о том, что Таможенный союз уберет все преграды на пути следования товара, в частности, лекарств, оказались на самом деле пустыми. А наши надежды за счет масштаба снизить розничные цены на внутреннем рынке тщетными.

Сами также с усами

Безусловно, высокие цены на лекарства не могут не беспокоить власти. Согласно исследованию Федеральной антимонопольной службы РФ “Первые результаты мониторинга цен на лекарственные средства в СНГ”, примерная доля расходов населения на лекарственные средства (в среднем на душу населения) по отношению к располагаемым денежным доходам населения составляют 1,3% в России и Казахстане, 0,8% — в Кыргызстане. Это самые высокие показатели в странах СНГ. При этом надо иметь в виду, что средняя заработная плата в России составляет 760 долларов, тогда как в Казахстане – 600 долларов.

Не удивительно, что население недовольно, раздражено и нервничает. Потому власти и реагируют. В частности, агентство РК по защите конкуренции и министерство здравоохранения предлагают ввести государственное регулирование цен на лекарства, которое поможет противостоять необоснованному завышению цен медпрепаратов. Напомним, что в Беларуси цены на лекарства регулируются государством, в России и Казахстане – частично, Таджикистане и Кыргызстане – госрегулирования нет.

Вместе с тем власти предлагают создать еще один госорган. То ли один из комитетов Минздрава, который контролирует фармрынок, им не нравится, то ли еще что, непонятно. При этом эксперты сходятся во мнении, что нынешний контроль за фармрынком более чем эффективный. Вопрос, зачем вместо эффективного комитета создавать отдельный госорган, просто зависает в воздухе.

Знаете, почему нам нравятся наши чиновники? Они инициативные. Так вот не осталось в стороне от попыток модернизации фармрынка и министерство финансов. По разумению тамошних специалистов Казахстану кровь из носа нужен единый орган по организации государственных закупок лекарств. Значит, централизованный закуп, который для медучреждений осуществляет СК “Фармация”, мягко говоря, недостаточная мера. То есть под ценовой контроль нужно взять и розницу. Так это нужно понимать.

Но удивительно, многие местные эксперты от предложения финансистов почему-то не испытывают большой радости. Так, к примеру, аналитик Сергей Смирнов уже сейчас называет “отдельный государственный орган” лишь очередным стригущим маржу посредником. При этом он ссылается на печальную практику ТОО СК “Фармация”, из-за которого начало каждого календарного года начинается с массовых жалоб со стороны руководства больниц и поликлиник на нехватку лекарств. Ну, и самое примечательное в том, что централизованный закуп не стал стимулятором снижения розничных цен на лекарства: они, наоборот, выросли.

Как все запущено

Кстати агентство РК по защите конкуренции аргументирует свое предложение о необходимости введения госрегулирования цен на лекарства стихийностью фармрынка. В частности, здесь отсутствуют четкие критерии взаимозаменяемости лекарств, и присутствует большое количество оптовиков-посредников, в сельской местности конкуренции практически нет.

Есть и но. Никто пока толком не знает, какие оптовые или розничные цены на лекарства предлагается регулировать. Но пока госорганы определятся по данному вопросу, предлагаю посмотреть, каким оно будет – это самое госрегулирование. Благо, опыт уже имеется.

Если вас попросят охарактеризовать качество госрегулирования розничных цен на бензиновом рынке, то, полагаю, с языка невольно сорвется мат. Ныне действующая схема госрегулирования — это дамоклов меч, занесенный над небольшими компаниями. Любой ценовой скачок, обусловленный, как у нас принято, не мировой конъюнктурой, а, например, плохим госрегулированием цен на бензин в соседней России, ставит небольшие компании на колени. Рынок лихорадит, а врачи не всегда успевают дать необходимую микстуру. Думать, что госрегулирование цен на лекарства будет более качественным, по меньшей мере, наивно.

Кстати, нельзя забывать и о другом основополагающем факторе. По сути своей госрегулирование цен на лекарства – антирыночная мера. И потому, если власти искусственно занизят маржу оптовиков или аптек, то аптекам станет невыгодно продавать недорогие лекарства. Как раз это и произошло на российском рынке, когда там ввели подобную меру.

Сегодня на рынке ситуация нездоровая, но, в принципе, более-менее понятная. Посредники дают большую наценку, аптеки от них не отстают, в итоге – потребители из своего кармана оплачивают красивую жизнь оптовиков и владельцев аптек.

Лучше больше, да лучше

Еще одним способом для снижения розничных цен на лекарства власти считают увеличение казахстанского содержания. Согласно планам, к концу 2014 года доля отечественных лекарственных средств на внутреннем рынке должна увеличиться с 30% до 50%.

Сегодня в Казахстане работают 80 предприятий, производящих фармпродукцию. Но только 6 из них, которые имеют полный производственный цикл, производят 90% всех казахстанских лекарств. Это – АО “Химфарм”, “СП Глобал Фарм”, АО “Нобел АФФ”, “Ромат”, ТОО “Нур-Май Фарм”, “Карагандинский фармацевтический комплекс”.

Однако темпы освоения отечественного рынка сложно назвать высокими: за 15 лет доля собственных производителей в денежном выражении увеличилась с 3% до 10%, при этом выпуская не более 10% от объема потребляемых в стране медикаментов.

Причина – небольшой ассортимент отечественной продукции. И потому не удивительно, что рынок сильно зависит от импорта. Но позитив тоже имеется. Так, по данным министерства здравоохранения РК, в 2008 году импортные лекарства составляли 90% всей стоимости рынка, на сегодняшний день – 70%. Но и 70% тоже много.

Чтобы выправить ситуацию, в 2013 году силами фонда науки министерства образования и науки РК планируется реализовать проект по строительству биофармацевтического завода. Причем, согласно планам, на предприятии будут производить вакцины, как медицинского, так и ветеринарного назначения. В целом, чтобы выйти на 50%-й уровень, власти планируют инвестировать в отрасль в период 2010-2014 годов 7,2 млрд долларов. И деньги уже работают.

В стадии строительства находится и ряд других фармацевтических производств. Чтобы им было выгодно производить недорогие лекарства (помните, что госрегулирование может привести к вымыванию из аптечной сети недорогих лекарств), власти планируют подписать с ними долгосрочные 7-летние контракты.

Но вопросы все равно возникают. А именно, будут ли отечественные заводы выпускать весь спектр недорогих лекарств. Если не смогут, то дыры, после введения госрегулирования, обязательно появятся.

Цены растут, как на дрожжах

Пока власти, участники рынка и другие заинтересованные стороны рьяно обсуждают вопросы снижения розничных цен на лекарства, они, цены, напоминают болид: летят стремительно, лишь на крутых поворотах слегка снижая скорость. Так, еще в апреле 2012 года консалтинговая группа Virtis провела исследование, по результатам которого пришла к выводу, что лекарства в Казахстане стремительно дорожают. Причем, этот рост слишком очевиден, чтобы его не замечать.

Если в 2008 году в рознице было реализовано 491 млн упаковок, то в 2011 году – 383 млн упаковок. При этом в 2008 году казахстанцы отдали за лекарства 793 млн долларов, а в 2011 году – 962 млн долларов. Здесь и считать-то особо нечего. Между тем в 2012 году казахстанцы потратили на лекарства уже 1,2 млрд долларов. И по всем признакам, упаковок купили еще меньше, чем в 2011 году.

И вот очень даже интересный нюанс: лекарства отечественного производства розничные цены не сбивают, поскольку поступают в основном в больницы. Там их доля составляет 53% в физическом выражении и 12,8% в стоимостном выражении. Тогда как на розничном рынке отечественные препараты занимают менее 25% продаж в физическом выражении и 7,2% в стоимостном выражении. В такой ситуации импорт будет постепенно и неуклонно выдавливать из розницы отечественные лекарства.

Кроме того, нужно также иметь в виду еще одну особенность рынка. А именно делить его на рынок оригинальных препаратов и рынок дженериков. Так вот, оригиналы продают фирмы-разработчики, тогда как дженерики (клоны тех же оригиналов) производят другие компании после окончания срока патентной защиты формулы оригинала. Обычно этот срок составляет 5-7 лет.

Хотя доля оригинальных лекарств на казахстанском рынке составляет всего 10,9%, они при этом составляют половину всего объема продаж. Кстати, и цены на них растут быстрее, чем на дженерики. Сравните сами: в 2003 году упаковка фирменного препарата стоила в среднем 2 евро, в 2011 году – 6,28 евро. Налицо рост более чем в 3 раза. Тогда как дженерики растут в цене намного медленнее: с 80 евроцентов в 2003 году до 1,23 евро в 2011 году.

Значит, вместо того, чтобы пытаться ввести госрегулирование цен на лекарства, необходимо, в первую очередь, решить все проблемы с Россией и Таможенным союзом, минимизировать протекционизм и развивать конкуренцию.

Других рецептов попросту нет.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...