Сообщение замгенпрокурора Меркеля о проблемах с коллегиями присяжных опровергли в Верховном суде РК

Астана. 8 ноября. КазТАГ — Бауыржан Муканов. Судья Верховного суда Адил Куркбаев опроверг сообщение первого заместителя генерального прокурора Иогана Меркеля о сокращении подсудности дел, подлежащих рассмотрению судом присяжных в Казахстане, передает корреспондент агентства.

“Он, видимо, не заметил, что проект нового уголовно-процессуального кодекса существенно, концептуально не меняет положение присяжных заседателей, вообще принцип их участия в уголовном судопроизводстве”, — сказал А. Куркбаев в интервью корреспонденту КазТАГ в пятницу.

“Если сравнить действующий кодекс и проект статьи нового кодекса, то подсудность не меняется. В полном объеме эта норма из старого в новый кодекс перешла. Почему Меркель (заместитель генерального прокурора Иоганн Меркель — КазТАГ) заявил, что сокращается, лично мне не понятно”, — добавил он.

Судья пояснил, что в июле 2013 года был принят закон “О внесении изменений и дополнений в конституционный закон РК и в некоторые законодательные акты РК по вопросам исключения противоречий, пробелов, коллизий между нормами права различных законодательных актов и норм, способствующих совершению коррупционных правонарушений.

“Это сокращение, если будем так называть, произошло полгода назад, внесены изменения в УПК, оптимизировали дела, подсудные суду присяжных.14 статей, 14 составов преступлений так и остались подсудны суду присяжных заседателей. Государство считает, что уголовные преступления, связанные с организованными преступными группами, с экстремизмом и терроризмом требуют тщательного и длительного разбирательства. Было предложено убрать отдельные квалифицирующие признаки, то есть не передавать их присяжным”, — рассказал он.

В результате изменена подсудность дел с участием присяжных. Раньше они рассматривали дела по особо тяжким преступлениям. Теперь, согласно ст. 543 УПК, суд с участием присяжных заседателей рассматривает дела о преступлениях, за совершение которых предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы.

Исключения составляют преступления, предусмотренные ст. 96 ч. 2 п. “п” (убийство, совершенное организованной группой), ст. 162 ч. 4 (участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях, повлекшее гибель людей или иные тяжкие последствия), ст. 165 (госизмена), ст. 166-1, 167 (посягательство на жизнь первого президента РК — лидера нации), ст. 171 (диверсия), ст. 233 ч. 4 (акт терроризма), ст. 235-1 ч. 5 (создание и руководство преступным сообществом), ст. 250 ч. 4 (контрабанда изъятых из обращения предметов или предметов, обращение которых ограничено), 259 ч.4 (незаконные изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ), ст. 260 ч.4 (хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ), ст. 261 ч.4 (склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ) УК РК.

“Я связался со всеми регионами, уже с 2007 года наблюдаю, фактов родственных отношений при подборе присяжных заседателей у нас вообще не было! Правосознание наших граждан не осталось же на первобытном, дореволюционном уровне. Мы (Казахстан — КазТАГ) относимся к странам высокообразованным, культурным”, — возмутился А. Куркбаев.

Вместе с тем он признал, что в Казахстане имеются отдельные факты, когда присяжные игнорировали судебные заседания, а в состав коллегии попадали родственники подсудимых.

“(Такие факты — КазТАГ) имели место в Атырауской области. По-моему, в Мангистауской области десятки присяжных заседателей были привлечены к административной ответственности в связи с неявкой. Получили повестки, однако без уважительной причины не явились. Такие меры принимаются”, — пояснил судья.

“Они иногда вот эти факты открыто заявлять стесняются, и бывает сокрытие. Потом выясняется, и по этим основаниям отменялись приговоры, особенно оправдательные”, — продолжил А. Куркбаев.

Судья также обратил внимание, что каждые 13 из 100 человек желают рассмотрения дел с участием присяжных заседателей. Ежегодно в отношении 500-600 человек из десятков тысяч осужденных в Казахстане выносятся оправдательные приговоры, это 1% из общего числа уголовных дел.

“У нас в государстве работает мощный следственный аппарат, который в течение 2 месяцев, а порой годами собирает доказательства по поводу виновности человека. Это не как в Америке, когда нет предварительного следствия. Они в суде собирают доказательства”, — говорит судья.

“Причину малых (небольшого числа — КазТАГ) оправдательных приговоров я объясняю тем, что у нас мощный следственный аппарат работает. Но! Никто не обращает внимания на статистику возбужденных дел. Только каждое третье дело поступает в суд. Остальные прекращаются из-за недостатка доказательной базы!” — отметил он.

“В целом, я полагаю, что суд присяжных в Казахстане состоялся как одна из форм отправления правосудия”, — заключил А. Куркбаев.

По данным Верховного суда РК, в 2010-2012 годах специализированными судами были рассмотрены дела с участием присяжных в отношении 1196 человек, из них 97 человек оправданы (8-10%), за 9 мес. 2013 года окончено 163 уголовных дела, вынесены оправдательные приговоры 23 лицам.

Как сообщал ранее первый заместитель генерального прокурора РК И. Меркель, в Казахстане будет сокращена подсудность дел, рассматриваемых судами присяжных.

“Я, конечно, имел в виду, что у нас такие факты имеются. А присяжных вы как переделаете? Вы их не переделаете, если они родственники между собой, (виновные — КазТАГ) никогда не будут осуждены”, — сказал он.

И. Меркель подчеркивал, что в определенных регионах в Казахстане невозможно подобрать присяжных по причине множественных родственных связей.

Новости партнеров

Загрузка...