Барахолки регулярно горят, а про их хозяев до сих пор молчат

Пожар, который произошел на вещевом рынке Алматы, стал еще одним поводом для городских властей его снести и вынудить предпринимателей покинуть насиженные места. Не иначе, чем переделом большого и выгодного бизнеса это не назовешь…

Алматы. 25 ноября. КазТАГ – Тулкин Ташимов. Пожар, который произошел на вещевом рынке Алматы, больше известном как барахолка, стал еще одним поводом для городских властей его снести и вынудить предпринимателей покинуть насиженные места. Не иначе, чем переделом большого и выгодного бизнеса это не назовешь.

После того, как жители близлежащих микрорайонов, наконец, смогли избавиться от удушающего смога, открыть форточки и глотнуть несвежего воздуха, у многих из них, если не ошибаюсь, стали зреть два ключевых вопроса: кому выгоден пожар, и почему он случился именно сейчас?

Разумеется, следствие должно выполнить свою часть работы — квалифицированно разобрать причины, которые привели к пожару, а суд, взвесив все факты, проведя необходимые экспертизы – выявить и наказать виновных. В отличие от них, журналист может поделиться лишь некоторыми своими соображениями, которые, возможно, могут показаться кое-кому интересными. Не больше того.

Начнем с очевидного факта. Он заключается в том, что снос барахолки, каким бы путем он не был произведен, и переезд торговцев на новое место есть передел собственности. Все очень даже просто: если кто-то теряет прибыль, значит, другой – приобретает. Что может быть проще этой истины?

Давайте вспомним, как некоторое время назад междугородние автобусы пытались “вырвать” с автовокзала “Сайран” на новый автовокзал “Уш Коныр”. Были задействованы силовые структуры и другие инструменты принуждения и убеждения. В конце концов, идея (видимо, сверху надавили) не прошла, но приобрела иные формы. Автобусы в “Уш Коныр” не передислоцировались, но на автовокзале “Барлык” в районе Алтын Орды все же оказались. К счастью, обошлось без пожара.

Конечно, огонь и сам выбирает, где ему гореть. Особенно удобно ему разгуляться там, где свалены кучи легковоспламеняемой упаковки, такого же горючего товара, где многие десятки непонятных тупичков и заполненных толпой узких лабиринтов, где не только торгуют, но и жарят, парят, кипятят чай, курят и на противопожарные меры, мягко говоря, плюют. И вот здесь-то, в этой толчее, заронить искорку, из которой может разгореться пламя, очень легко и вполне безнаказанно. Тем более, что даже совсем небольшой очаг потушить здесь абсолютно невозможно. И просто счастье, что все последние пожары на рынках возникают, почему-то в неторговые часы и обходятся без пострадавших.

Чтобы попытаться понять тайные течения мыслей всех причастных к барахолочным проблемам и ответить на вопрос: кому выгодно, чтобы здесь все горело синим огнем, нам пришлось потолкаться среди торгующих, покупающих, услышать, как говорили древние латиняне vox populi (глас народа) и суммировать все их рассуждения в какие-то внятные формулировки.

Что удивительно, вариантов ответов на другой популярный вопрос древних латинян cui prodest (кому выгодно?) сложилось всего два с половиной: по мнению большинства опрошенных нами базарных аборигенов, это или агашки, которые хотели бы контролировать рынок и не любят других агашек, уже его контролирующих, или власти, которым нужно выполнить свое обещание и навести здесь порядок, но они не могут это сделать из-за мощного противодействия торговцев.

Впрочем, несколько слов и о “половинке”. Некоторые базарные мудрецы предположили, что одни агашки, не любящие других агашек, используют местные власти как инструмент по захвату необычайно прибыльного бизнеса, коим является владение барахолкой.

Большинство склоняется, конечно, ко второму варианту. Есть очевидность, говорят они, мимо которой пройти просто нереально. А именно то, что акимат Алматы более всех заинтересован в ликвидации барахолки. И в этом стремлении его поддерживают многие жители Алматы, и я, в том числе. Разумеется, я далек от глупой мысли, что некий чиновник темной ночкой крадется чиркнуть спичкой у базарного забора. Но припомните, разве не вы, уважаемый читатель, говорили не раз, измученно выбираясь из базарной толчеи: “Чтоб она сгорела, эта барахолка!”. А мысль, чтоб вы знали, материальна! Так что с мыслями будьте поосторожней!

Понятно, что в том виде, в котором барахолка существовала последние годы, она не имела права на жизнь. И резоны у акима Алматы Ахметжана Есимова не любить барахолку очень даже правильные.

Именно ему, а никому другому, приходится заниматься вопросом благоустройства мегаполиса, а также получать за это все синяки и шишки. То, что барахолка — бельмо на глазу, это и так понятно. Снос ее и возрождение в цивильном виде — есть вопрос благоустройства Алматы, в чем, думаю, никто и никогда не сомневался. И именно Есимов с осени прошлого года довольно крепко и безапелляционно высказывался по поводу барахолки. Давайте вспомним, как это было.

В начале ноября 2012 года на совещании в акимате Алматы по модернизации рынков аким заявил, что рынки, находящиеся на “красной линии” будут перенесены на другие территории. Те рынки, — продолжил Есимов, — которые не выполняют нормы пожарной и санитарной безопасности, а также замеченные в нарушении правопорядка и миграционного режима, будут закрыты. Обратите внимание: и в первом, и во втором случае речь идет, в конечном счете, об одном и том же – переносе рынков. В первом случае – сразу и навсегда, во втором случае – со временем и постепенно.

Кстати, Есимова очень злило то, что владельцы барахолки “взяли участок в аренду”, “только собирают деньги за контейнеры, уборку мусора, укладку асфальта и т.д.” А больше всего его нервировало то, что “для города они ничего не делают”. Ко всему прочему, акиму, как и всем нам, не нравились антисанитария и автомобильные заторы, одни из главных проблем Алматы, которые в сконцентрированном виде присутствуют и на барахолке.

Потом, в начале июля 2013 года, в городском акимате состоялся градостроительный совет, где в числе прочих вопросов поднимался и вопрос барахолки. И в ноябре 2012 года, и летом текущего года градоначальник говорил об одном и том же – наведении порядка на стихийных рынках. В частности, он заявил, что “мы будем убирать хаотично застроенные торговые точки с “красных линий” и придавать им цивилизованный вид, будем строить пешеходные переходы”.

Удивительно лишь то, что резко изменился настрой градоначальника: вместо переноса он ведет речь лишь о модернизации барахолки. Да и вообще, поверхностный анализ цитат мэра свидетельствует о весьма странных вещах. К примеру, о его непоследовательности: то решительный настрой на снос рынков, “и никаких гвоздей”, то компромисс о “цивилизованном виде” и “пешеходных переходах”.

Судя по всему, ближе к зиме градоначальник обретает уверенность. Чем иным можно объяснить то, что в начале текущего ноября на брифинге в Астане он сделал одно из самых смелых заявлений: обещал назвать поименно владельцев знаменитой барахолки, “если те будут мешать ему наводить на базаре порядок”.

Кстати, пожар, который случился недавно, не единственный. Так, 13 сентября на барахолке уже был пожар, и горел рынок “Аян”, специализирующийся на торговле обувью. Спустя некоторое время, в конце того же месяца Ахметжан Есимов на одном из брифингов заявил журналистам о том, что ни один пострадавший индивидуальный предприниматель не смог предоставить акимату документы о количестве и происхождении товара. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы в этих словах не увидеть намек на контрабанду. Увидели все, и правоохранители, в первую очередь. Но никаких уголовных дел, никаких расследований.

И только полтора месяца спустя, 18 ноября, заместитель акима города Юрий Ильин на брифинге заявил СМИ о том, что прокуратура выявила факты контрабанды на вещевых рынках Алматы. “Есть факты, что многие занимались и контрабандой, проводятся следственные мероприятия прокуратурой Алматы. В декабре будут переданы в суд материалы по должностным лицам (рынков – КазТАГ). По всем этим рынкам будет проводиться работа по наведению порядка”, — сказал Ильин.

Вопрос, почему о фактах контрабанды знали раньше, но вспомнили только после второго пожара, уверен, останется без ответа. Тот, кто знает, безусловно, промолчит, тот, кто догадывается, пусть и дальше догадывается. Ведь догадки, как того бы не хотелось, к делу не пришьешь.

Сначала Есимов, после облета места пожара на вертолете, поручил определить точное количество предпринимателей, оставшихся без работы, расследовать причины пожара, устранить его последствия, и не допустить фактов мародерства. Затем Ильин заявил, что именно предприниматели в попытках спасти имущество способствовали распространению пожара. Тот же Ильин сообщил СМИ и о том, что против руководства сгоревших рынков возбуждены уголовные дела по факту хищения электроэнергии.

Надо также обратить внимание на два взаимосвязанных момента в этой истории, как две стороны одной медали. Министр по чрезвычайным ситуациям Владимир Божко заявил, что закрытие стихийных рынков приведет к социальным взрывам, отметив, однако, “… что это теневая экономика. С другой стороны — это нарушение санитарных и противопожарных норм”, — отметил он. Предполагалось, что ко всем собственникам и руководителям рынков, нарушающим правила противопожарной безопасности, будут приниматься меры, и поданы иски в суды. То есть социальная напряженность остается напряженностью, но закон остается законом, и его необходимо соблюдать.

Сразу же после этого депутат фракции партии “Ак жол” Меруерт Казбекова сообщила, что торговцев алматинских рынков вынудили отказаться от претензий к противопожарным службам. Как бы то ни было, после пожара такого масштаба правоохранительные органы должны будут официально установить причины пожара и его виновников, а также вынуждены найти истинных владельцев, начать следствие, завести уголовные и иные дела. А также вести следственные мероприятия или с самими владельцами “барахолки”, или, скорее всего, с их полномочными представителями. Тогда же, наконец, сам собой может проясниться и загадочный вопрос о владельцах — пусть не сам Есимов, но его подчиненные вынуждены будут назвать владельцев “барахолки”, или хотя бы намекнуть, кто они, и какие посты во власти занимают.

Так что именно пожар, случившийся накануне зимы, когда восстанавливать сгоревшее себе дороже, и станет, по всей вероятности, тем архимедовым рычагом, который будет способен сдвинуть вопрос переноса барахолки с мертвой точки. Знаменитая алматинская барахолка, в очередной раз, несмотря ни на что, вынуждена будет постепенно менять не только свою дислокацию, но и хозяев.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...