Energy Global: Некоторые эксперты, исходя из качества китайских нефтяных инвестиций в РК, полагают, что Китай опоздал с приходом в Каспийский регион

Разговор о плюсах и минусах трубопровода, который доставляет нефть из района Каспийского моря в провинцию Синьцзян на северо-западе Китая

Издание Energy Global опубликовало аналитическую статью Томаса Шелтры под названием «Taking charge of China's future» — «Заботясь о будущем Китая».

В предисловии к ней говорится так: «Томас Шелтра рассматривает попытки Китая обеспечить энергетическую безопасность путем развития сети транснациональных нефтяных и газовых трубопроводов».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «В 1992 году Китай стал нетто-импортером нефти. За последние два десятилетия осуществлялась энергетическая стратегия «выхода вовне», посредством которой Китай инвестировал в нефтяные месторождения и построил или договорился построить транснациональные нефтепроводы и газопроводы с тем, чтобы улучшить свою энергетическую безопасность. Китай в настоящее время испытывает серьезные трудности на всех трех этапах нефтяной промышленности – в секторах апстрим (геологоразведочные работы на нефть и газ, а также весь производственный процесс добычи нефти и попутного газа), мидстрим (транспортировка) и даунстрим (переработка и сбыт ее продукции). Поскольку страна пытается найти баланс для своих энергетических потребностей, для чего она делает ставку на получение надежных источников нефти для своего экономического роста, и поскольку политики связывают свои властные позиции с экономическим ростом, нефть будет оставаться ключевым ресурсом на десятилетия вперед. Наряду с этим, Китай также пытается найти баланс между экономическим ростом и последствиями, которые сопутствуют ему в плане повышения экологической деградации.

Поскольку объемы внутренней разведки и добычи в Китае уменьшаются, зависимость от импорта посредством танкеров и трубопроводов будет становиться все более важным по мере увеличения потребления. По расчетам Международного энергетического агентства (МЭА), к 2030 году Китай может импортировать целых 12 миллионов баррелей в сутки. В силу увеличения китайской нефтяной зависимости и того, что китайцы все больше ищут такую нефть, которая обходит стороной Малаккский пролив, Китай, кажется, готов платить (или даже переплатить) при инвестировании в сектор апстрим в виде покупок нефтяных месторождений и в сектор мидстрим в виде прокладки многомиллиардных трубопроводов. Два примера — нефтепроводы в Казахстане и Мьянме – являют собой типы проблем нефтяной зависимости, с которыми Китай столкнется в ближайшие десятилетия.

Нефтепровод Казахстан-Китай – это трехэтапный трубопровод, который доставляет нефть из района Каспийского моря в провинцию Синьцзян на северо-западе Китая. Трубопровод имеет свои плюсы и минусы: при стратегической задаче уменьшения зависимости от Малаккского пролива и географическом положении Казахстана, транснациональный трубопровод по тридцатилетнему контракту является куда более дешевым и быстрым способом поставки 400 тысяч баррелей нефти в Китай, чем их перевозка по железной дороге, как это делалось в прошлом.

Однако покупка Китаем за $4,18 млрд. компании PetroKazakhstan у ее канадских владельцев, расходование корпорацией CNPC $3 млрд. на трубопровод и строительство, а также использование Казахстаном правовых и политических приемов для получения 50-процентой доли собственности в деле проливают свет на неважность качества инвестиций, которые Китай делает в своих долгосрочных нефтяных покупках. Некоторые полагают, что инвестиции в Казахстане отражают то, что Китай опоздал с приходом в Каспийский регион и застолбил себе лишь нефть более низкого качества».

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...