Унылый год

Все накрывалось медным тазом в каком-то вялотекущем до тоскливости режиме…

Все накрывалось медным тазом в каком-то вялотекущем до тоскливости режиме. Видимо, сказываются архетипы меридионального типа кочевания. Это у Кыргызстана с его вертикальным кочеванием все происходит ярко и стремительно, что зафиксировали 2005 и 2010-ый годы. Ну а меридиональный маршрут – это стайерская дистанция, в отличие от спринтерской вертикальной кочевки. Поэтому все идет к долгожданной развязке постепенно, но от этого не менее неотвратимо. Долгожданная она только в силу сроков ожидания, а так население никакого энтузиазма по поводу приближающегося не испытывает, справедливо полагая, что наблюдаемые процессы хорошего финала не предвещают.

2013-ый год показал, что власть так и не научилась избавляться от своих представителей, которые по факту приносят ей больше вреда, чем пользы. Просто в Год Змеи целый серпентарий всевозможных гадов был “отмазан” высокопоставленными либо денежными родителями от хотя бы видимости наказания. Легион опасных отпрысков агашек можно поделить на две категории: “насильники” и “дтп-шники”. Трудно навскидку сказать какая криминальная когорта была больше, но объединяет их одно: деньги и связи четко прописали фемиде стоп.

Власти в широком смысле слова невыгодно, когда случаи демонстративной безнаказанности выходят в тираж. По идее, она сама должна отправлять на алтарь заботы о своем имидже тех, кто дискредитирует ее изнасилованиями или убийствами с помощью автомобилей, да еще без прав на вождение и в состоянии алкогольного опьянения. Однако структурная дисфункция дошла до такого состояния, когда власть на свой мундир получает все новые грязные пятна, а применить “мыло” не в состоянии. Когда на этом фоне демонстративно и грозно арестовывается мелкий чиновник с взяткой менее $100 за то, что не сносит подлежащий ликвидации “камок”, то у обывателя такое вызывает уже не смех, а нецензурные выражения. “Агашки” ведут себя так, будто на дворе не XXI век с его всепроникающими информационными технологиями, а где-то рубеж XV-XVI, когда вполне достаточно перехватить одного-двух гонцов и на этом существенно задержать распространение сведений.

Такие фигуры как Бауыржан Байбек очень типичны для унылого года. Вопрос как такие кадры могут бороться с коррупцией меркнет на фоне их неумения показать мастер-класс мытья полов той водой, которой они перед этим помыли посуду. Очень органично смотрелся Ахметжан Есимов с идеей сделать как можно больше платных автомобильных дорог, дабы люди пересели в общественный транспорт. Автобусы Алматы давно пора вносить в Книгу рекордов Гиннеса по количеству вмещающихся в них пассажиров в час пик, но вся забота о них выражается лишь в платных автодорогах.

Показательным стало убийство эколога Нурлана Утеулиева. Мужчина боролся против вырубки парка Аксайской детской больницы. На месте деревьев для больных детей выросли особняки больших людей. Последовательного защитника остатков зеленых насаждений (все другое в тех краях уже продано и застроено) остановила пуля. Общественность смогла лишь расписаться в своем очередном бессилии. Слабая информационная волна быстро угасла, а следственные органы все свели к бытовухе. После этого за деревья заступаться стало некому и новые фундаменты зданий пошли в форсированном режиме.

Если бы не Мурат Телибеков со своей неистощимой фантазией в виде пресс-релизов от Союза мусульман Казахстана, то информационный поток страны еще сильнее угнетал своей беспросветной серостью. Особенно “удались” в плане унылости государственные праздники. При всех помпезности и лоске официальные праздничные мероприятия удручали тусклостью. Предельно сильно это бросается в глаза, если сравнить с трибунами болельщиков на играх футбольной команды “Шахтер” Караганда.

Гайку на поле СМИ закрутили до такой степени, что социальная сеть “Фэйсбук” по своему информационному воздействию стала сравнима с телеканалами. Правда, дальше сброса общественного пара дело не идет. Синдром выученной беспомощности на личностном опыте был сплетен с унылым годом как волокна одной веревки. Даже заявления и акции нацпатов весь год проходили на холостом ходу и с прогрессирующей утерей общественного интереса.

С фактом, что какие-либо производства, не связанные с добычей и экспортом сырья, в стране не возникают, а прежние разваливаются, большинство смирилось на ментальном уровне. Может, с этим и связаны предлагаемые поправки в уголовный кодекс, по которым за один призыв к забастовке можно получить до 5 лет лишения свободы. Кто-то пытается хоть таким способом сохранить еще функционирующие проекты. Тут уже не до сильных вещей вроде социальной справедливости – хотя бы из-под палки удержать последнее.

Завоз импортных коров самолетами из-за океана весь год приводил к трем результатам: они погибали при транспортировке, были недокормлены по прибытии (хотя по идее должны были стремительно набирать в весе) или умирали от болезней.

Весь год повторялась одна и та же схема. Государство говорит о необходимости заботы в отношении малого и среднего бизнеса – и тут же повышает налоги, нарушает права собственности (например, как в истории с остановочными комплексами в Алматы), добавляет новые административные препоны. Повышение пенсионного возраста для женщин тоже осуществлялось под лозунгом заботы о прекрасной половине человечества в отдельно взятой стране. Разговоры о необходимости производства качественного и недорого бензина шли фоном к сокращению его выработки, ухудшению качества и повышению цены…

В итоге население стало еще меньше воспринимать официальные заявления и декларации всерьез. Что характерно, власть тоже знает, что обыватель ей не верит. Наглядно такое состояние вещей можно отследить на истории с юбилейными банкнотами. Отпечатали 20-тысячные купюры тенге в честь 20-летия национальной валюты, но так и не пустили их в оборот. Здесь хоть объяснение такого шага похоже на правду: чтобы не подогревать девальвационные ожидания населения. Ясное дело, что появление в обороте 20-тысячной банкноты было бы воспринято как стимул побыстрее запасаться долларами. Курс к доллару – это ведь не единственный показатель самочувствия денег. Достаточно сравнить покупательскую способность купюры в 10 тысяч тенге с началом и концом 2013 года.

Реакция общественности на сюжет, где сначала печатают деньги (тратя на это внушительные ресурсы), а потом боятся пустить их в оборот, вполне рядовая. Людей таким государственным менеджментом не удивишь. Ведь с вариациями на подобную тему – когда закупается дорогостоящее медицинское оборудование, а потом пылится на складе, потому что на нем некому работать – население уже не удивишь. Обыватель от всего этого устал до такой степени, что нет сил даже бурно возмущаться. Разве что молодежь нет-нет отставляется демотиваторами.

Унылость не означает полной предсказуемости. Здесь примером выступает предновогодняя история с новым обвинением в адрес Рахата Алиева. Генпрокуратура вдруг приняла во внимание, что Рустам Ибрагимов, исполнитель убийства оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева и его помощников, в 2006 году на полиграфе (детекторе лжи) сообщил сотрудникам ФБР, что заказчиком выступил Рахат Алиев. Почему все эти годы в тюрьме сидел Ержан Утембаев – унылый год вразумительно ответить не в состоянии.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...