Stratfor: Амбиции Китая в Синьцзяне и Центральной Азии

Китай продвигается к своим целям в Центральной Азии, не прибегая «к дестабилизирующему захвату ресурсов», а предлагая взаимовыгодное сотрудничество

Издание Market Oracle со ссылкой на агентство Stratfor опубликовало аналитическое исследование под названием «China's Ambitions in Xinjiang and Central Asia» — «Амбиции Китая в Синьцзяне и Центральной Азии».

В нем говорится так: «В середине сентября китайский президент Си Цзиньпин совершил 10-дневное турне по Центральной Азии, которая включало государственные визиты в Туркменистан, Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан, а также саммит G-20 в Санкт-Петербурге и саммит ШОС в Бишкеке.

При каждой остановке новый президент давал сердечные обещания финансовой поддержки и призывал к дальнейшему сотрудничеству в сфере дипломатической деятельности, безопасности и энергетики.

В Туркменистане, Си присутствовал на церемонии сдачи в эксплуатации месторождения природного газа. В Казахстане он согласился инвестировать $30 млрд. в энергетические и транспортные проекты.

В Узбекистане и Кыргызстане он давал аналогичные обещания в плане увеличения инвестиций и расширения сотрудничества в ближайшие годы.

Турне Си может рассматриваться как составная часть борьбы Китая с целью снижения своей подверженности рискам безопасности и перебоев с поставками со стороны побережья путем разработки новых сухопутных транспортных маршрутов для товаров, энергоносителей и других природных ресурсов. Восточное побережье Китая и прибрежная морская зона доминировали в китайском политическом, экономическом и военном планировании за последние десятилетия, и они во многом продолжат делать это в обозримом будущем.

Побережье будет сохранять свое ключевое значение в рамках роли Китая в мировой экономике, способствуя вывозу китайских товаров на зарубежные рынки, а также ввозу доставляемых по морю энергетических и сырьевых ресурсов, от которых в значительной мере зависят прибрежные провинции в плане подпитки своих чрезмерно разросшихся производственных баз.

Однако за последние годы беспокойство внутри Коммунистической партии Китая относительно связанных с вопросами безопасности последствий зависимости страны от прибрежной торговли принимает множество форм. Агрессивные усилия Китая по модернизации своего флота и расширению сети энергетических, ресурсных и инфраструктурных проектов за рубежом, пожалуй, представляют собой наиболее заметные его попытки справиться с геополитическими последствиями своих экономических и энергетических потребностей. Турне Си, наряду с рядом других недавних событий, высвечивает непреходящую обязательность для Китая фокусирования также внимания на развитии в западном направлении».

Вот так специалисты неформально считающегося «теневым ЦРУ» агентства Stratfor объясняют причины нарастания китайского интереса к Центральной Азии, в том числе и к Казахстану.

В чем заключается новизна подобной постановки вопроса? В общем-то — ни в чем. Более того, в США и других развитых государствах уже давно выражалась обеспокоенность тем, что Китай может, рано или поздно, предпринять акции, способные вызвать дестабилизацию в Центральной Азии. Причем китайцы, в свою очередь, полагали, что именно американцы могут пойти или уже идут на принятие всяческих мер по выстраиванию препятствий на пути Поднебесной в этот регион. Страсти уже давно кипели нешуточные. Вот как еще полтора десятилетия тому назад, к примеру, представлял касающуюся этого региона картину к 2018 году известный японский экономический эксперт Тадаси Накаме в своем исследовании «Три варианта будущего для Японии»: «Япония твердо укрепилась в качестве уважаемого мирового лидера спустя две декады. При таких условиях Япония, бок о бок с США, может использовать свою передовую технологию для обеспечения того, чтобы Китай мог облегчить свои продовольственные и энергетические затруднения, не прибегая к дестабилизирующему захвату ресурсов Центральной Азии и Южно-Китайского моря… Потребность в зерне в Китае, которому необходимо обеспечивать питанием дополнительные 12 млн. человек ежегодно, и массивный рост его энергопотребления вынудили китайское правительство обратить взоры на запад, на ресурсы Центральной Азии». (T. Nakamae, президент «Nakamae International Economic Research» в Токио, журнал Economist, 21.09.98 г.).

До 2018 года остается 5 лет. Про продовольственные проблемы Китая говорить что-либо серьезное пока не приходится. Другое дело – его энергетические затруднения. Повод говорить о них в потенциальном ключе, видимо, есть, раз такая серьезная структура, как агентство Stratfor, обращается к этой теме. В 1998 году Тадаси Накаме предсказывал, что к 2018 году «массивный рост энергопотребления» вынудит «китайское правительство обратить взоры на запад, на ресурсы Центральной Азии». Названный им срок еще не настал. Но то, что китайский интерес к «ресурсам Центральной Азии» стремительно растет, не составляет никакого секрета. Однако при этом определенным представляется и то, что Китай продвигается к своим целям в Центральной Азии, не прибегая «к дестабилизирующему захвату ресурсов», а предлагая взаимовыгодные пути сотрудничества.

Одним словом, китайцы достигают своего не силой и не угрозой применения силы даже, а предложением прибыльных контрактов и выгодных вариантов взаимодействия. И делают они это уже давно.

Но все-таки даже теперь по объему инвестиций в нефтегазовую отрасль Казахстана – основной нефтедобывающей страны и крупнейшей экономики Центральной Азии — на первом месте с показателем 25 процентов находятся США, а доля Китая составляет 24 процента. И он занимает второе место.

Что же касается экспортных поставок казахстанской нефти, не менее 80 процентов их общего объема приходится на входящие и не входящие в ЕС страны Европы (доля Италии – 25, Голландии — 12, Франции – 8, Австрии – 7, Швейцарии – 6), а также на другие государства, находящиеся к западу от Казахстана. И лишь 16 процентов — на Китай.

И главная озабоченность Запада в данном случае заключается, надо полагать, в том, что китайцы с поступательной настойчивостью добиваются увеличения своей доли в нефтяных экспортных объемах Казахстана. В том числе – и в будущих поставках, с поправкой на их предполагаемое нарастание в связи с введением в эксплуатацию гигантского месторождения Кашаган.

А это, соответственно, предполагает сокращение доли западных стран в экспорте из нашей республики. Вытекающая, как нам представляется, из такой тенденции озабоченность и присутствует, в том виде или ином виде, в публикациях западных авторов, в которых они анализируют итоги турне нового китайского лидера Си Цзиньпина по странам Центральной Азии.

***

© ZONAkz, 2013г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...