От Каддафи до «Мәңгілік ел»

В казахской литературе нет достойных представителей, признанных в мировой культуре, утверждает один из современных поэтов. Мужская борода для кого-то стала просто признаком красоты, а не веры. Чем был хорош Каддафи? По какой причине казахи отказываются от прививок? Зачем женщины идут на «сексуальный джихад» и почему казахские боевики не хотят возвращаться на родину? Обо всем этом в очередном обзоре казахоязычной прессы

Газета «Қазақия» неожиданно вспомнила про Каддафи. Восхваляя режим покойного в статье «Қазақтың “мәңгілік досы”жоқ!» (У казахов нет «вечных друзей») автор уверяет, в Ливии все было хорошо, пока не вмешались американцы.

Начав с истории казахстанца Азамата Тажаякова, обвиненного в пособничестве террористам в Бостоне, журналист Кажымукан Габдолла переходит в целом на судьбу «несчастных» казахов.

«Бедные казахи как всегда остаются крайними, один из братьев Царнаевых умер, другого посадили, но пострадали казахи. Теперь казахи боятся говорить, что они мусульмане, кабы чего не вышло», — начинает автор.

По его мнению, Америка не позволит никому стать лучше, чем она, поэтому им не понравилась «хорошая жизнь мусульман Ливии».

«Американцы считали, что в Ливии нет справедливости и демократии, что диктатор Каддафи морит людей с голоду, а вы посмотрите, как жили там люди при нем», — пишет автор и перечисляет:

«Бесплатные медицина и образование, отсутствие коммунальных платежей и больших налогов, бесплатное электричество, часть лекарств бесплатно раздавалась, изготовление препаратов в кустарных условиях каралось смертной казнью, зарплата медсестры — 1000 долларов, запрет на продажу алкоголя, бензин дешевле воды — 0,14 доллара, молодой семье 64 тысячи долларов на покупку жилья, каждому родившемуся ребенку — 7 тысяч долларов, каждому члену семьи — ежегодное пособие в размере 1000 долларов, беспроцентные кредиты на покупку авто жилья и многое другое», — назвал он почти 20 пунктов.

Журналист не скрывает своего восхищения бывшим лидером Ливии. «Что говорить, один Каддафи, сумевший создать для своего народа рай на земле противостоял всей Америке, про таких говорят, львиное сердце», — восторгается он, сожалея о смерти Муаммара.

Вообще, к чему все это он рассказал? «Поэтому не надо ждать милостей от США, а также России и Китая. Наше будущее — в нашем единстве! У казахов нет вечных друзей, но чтобы стать Мәңгілік ел, мы должны защищать свои интересы!», — патриотично завершает автор.

Сайт радио «Азаттык» вновь пишет о судьбе казахстанских боевиков на территории Сирии. В статье «Cириядағы ұлымды қайтара алмай келдім» (Сына из Сирии вернуть не смогла) речь идет о женщине, которая не смогла убедить сына вернуться.

казахстанская пресса

Как рассказывает автор материала, жительница города Жезказгана Куралай Нурмагамбетова решилась отыскать казахстанцев, находящихся в рядах экстремистской организации «Исламское государство».

– Я съездила в Сирию через Турцию в поисках своего 26-летнего сына Баглана Салыкова. Надеялась, что после беседы с глазу на глаз сын вернется на родину, однако эти надежды не оправдались. «Лучше мы останемся тут и будем помогать своим братьям-мусульманам строить исламское государство, чем вернемся в страну и будем осуждены», сказал он мне. Он не внял моим доводам об ответственности за двоих детей и брата-инвалида, — передает ее слова Азаттык.

Женщина вкратце рассказала о жизни своего сына в Сирии. «Живут неплохо. Мне не довелось увидеть боевых действий. Рядом с сыном я была всего лишь два дня. Мы остановились в доме Ержана Даниханова, сына Мухамбеткали Даниханова. Там мне довелось увидеть еще нескольких парней из села Кенгир».

Автор также приводит слова супруги Баглана Салыкова, которая подала на развод.

– Третьего августа этого года я родила нашего второго ребенка. 27 августа Баглан вместе с жителем села Кенгир по имени Жанат поехал в Астану, чтобы купить автомобиль. Через два дня к нам пришел сотрудник КНБ и сообщил, что Баглан уехал в Сирию через Турцию. Через несколько дней позвонил сам Баглан, сказал, что находится в Ираке на учениях.

По ее словам, она изредка общается с мужем в социальной сети «Вконтакте», Баглан зовет жену в Сирию, но она отказалась.

Религиозная тема нашла продолжение в газете «Алаш Айнасы» в статье «Сақал қою сүннет пе, әлде сән бе?» (Отпустить бороду — долг, или красота?). «Многие ограничивают ислам отращиванием бороды. Молодые люди, отпустившие бороду, хотят показать себя религиозными людьми. Похоже, многие из них считают, что чем длиннее борода, тем больше в них веры. Честно говоря, мы стали пугаться бородатых мужчин. Раньше, когда наши отцы или деды отпускали бороду, их лица казались очень добрыми. Ныне лица бородатых мужчин кажутся очень холодными. К тому же, когда видишь их сразу почему-то думаешь о нетрадиционных течениях или сектах. Есть среди них и те, кто просто ради красоты отращивает бороду», — рассуждает автор.

Далее в материале приводятся мнения респондентов редакции. Писатель Мархабат Байғұт считает, что многие не знают, что написано в Коране, хадисе по этому поводу и ошибочно полагают, что бороду стричь нельзя, поэтому ходят неаккуратные. На самом деле, говорит, писатель, есть культура, правила отращивания бороды, об этом сказано в Коране. По мнению, актера Бекжана Турыса есть такие, кто видит в этом религиозный смысл, а есть, которые просто отдают дань моде. «Многие молодые парни отпускают очень густые и длинные бороды, на мой взгляд, их это не красит. Наши предки знали культуру отращивания бороды, к примеру, очень красиво и гармонично смотрелись борода Абая или Махамбета». Певец Бейбіт Құшқалиев, считает, не каждый отпустивший бороду может считать себя посвятившим вере, «сначала это должно быть в душе, иначе, это просто останется атрибутом». Сатирик Жарылқасын Дәулет в свою очередь, говорит, «кто понимает ислам для того — это долг, а кто нет — просто красота. Сатирик Жарылқасын Дәулет говорит, что мужчины отпускают бороды из-за богобоязненности. «Но у нас почему-то воспринимают бородатых мужчин неприязненно, со страхом, из-за того, что много тех, кто пытается создать негативное мнение об исламе».

В связи с этим газета в статье «Жыныстық жиһад деген не сұмдық?» рассказывает о понятии «сексуальный джихад». «Женщины и девушки Туниса отправляются в Сирию для оказания сексуальных услуг исламским боевикам, об этом сообщил министр внутренних дел Туниса. Эта новость стала шоком для многих мусульман. По словам чиновника, каждая женщина на пути «жиһад әл-никаха» вступает в половую связь с 20-30 исламистами, некоторые возвращаются беременными. В арабской прессе говорится о сотнях женщин. Салафисты на пути свержения режима Башара Асада говорят о приемлемости любых средств», — пишет автор.

Описание: C:UsersNatDropboxФБ42014-11-04-kazakhskaya-pressa-4.jpg

На этот счет в статье приводится мнение члена Духовного управления мусульман Казахстана Абдулла кажы Жолдасулы.

— В исламе нет такого понятия «жиһад әл-никах». Так называемый «сексуальный джихад» — это действия людей, вставших на путь разврата. Это бесстыдство женщин, которые, ссылаясь на религиозную борьбу поставили себе цель выйти замуж или забеременеть. У суннитов нет понятия «временный брак», а шииты называют это «мутья», что означает «вата» или «нужный предмет». Ханафисткий мазхаб, в целом сунниты, не признают, сексуальный джихад, — разъясняет религиовед.

Информационно-аналитический еженедельник «Рейтинг.кз» религиозную тему поднимает с другого ракурса. Как сообщает ресурс, иногда религиозные воззрения родителей наносят вред здоровья их детям. «В Шымкенте все больше из-за религиозных взглядов отказываются от вакцинации. Недавно врачи областного противотуберкулезного диспансера забили тревогу, сообщив о том, что все больше людей отказываются от вакцины, 90% из них по религиозным соображениям. В прошлом году их число достигло 170 человек, за 8 месяцев текущего года 139. По данным главного специалиста общества потребителей Зейнеп Есенкараевой, с начала года от прививок отказались 463 человек, в прошлом году эта цифра составляла 350. По ее словам, среди них представители христианских и нетрадиционных исламских течений (у которых принято носить укороченные брюки), «они не только отказываются от прививок своим детям, но иногда даже не пускают медиков домой». В западных областях люди также отказываются от вакцинации. В Актюбинской области число отказавшихся составило 1200 человек. За последние 4 года увеличилось их количество и в Атырауской области. Что будет дальше?», — вопрошает автор и завершает на пессимистичной ноте. — В следующем году в Астане опять соберется съезд глав мировых религий. На этом мероприятии о таких вещах не говорят, лишь хвалят друг друга. А мы и рады хвалебным речам».

Между тем, в среде казахской интеллигенции, похоже, назревает очередной скандал. Газета «Қазақ үні» перепечатала интервью «Менен мықты ақын шықса, қуанар едiм» (Если появится поэт лучше меня, буду только рад) поэта Отежана Нургалиева, опубликованное в газете «Жас қазақ».

казахстанская пресса

Поэту недавно исполнилось 70 лет и редакция решила его поздравить, взяв у него интервью, в котором он «обличает» классиков казахской литературы и не только, в том числе и живых. Отвечая на вопрос журналиста: Согласны ли вы с тем, что общество, литераторы причисляют Жумекена Нажимединова, Мукагали Макатаева, Саги Жиенбаева, Абиша Кекилбаева к тем, кто сделал «золотой век» в казахской литературе, поэт говорит:

«Это все неправда. Этот список, который когда-то сделал ЦК, когда-нибудь будет пересмотрен. Народ знает только одну песню, написанную на стихи Нажимединова, сегодняшний гимн «Менің Қазақстаным», и он ничем не отличается от того же Кадыра (Мырзалиева -авт), Туманбая Молдагалиева, Мукагали Макатаева. В свое время власть создала для них условия, но так не должно быть, настоящий поэт должен будить сознание народа, его совесть. Но таких поэтов нет у нас, может родятся в будущем».

Гость редакции продолжает свой «курс» взятый с самого начала интервью и «низвергает» не только местные авторитеты, но и мировые.

«Сейчас русские поэты смеются над творчеством того же Пушкина, не считают его поэтом. Каждый сотый алкоголик в России — поэт. Почему Шекспир стал сейчас авторитетом, потому что англичане начали возвели свою культуру через его имя на пьедестал мировой культуры. А то, что мы не знаем Шекспира — это наша беда. Сейчас мы самый невежественный народ на земле, не можем поддержать разговор на любые темы. Да, что говорить сам Олжас не знает Шекспира. Мне его жаль, это самый бездарный поэт нашего времени, он не знаком ни с мировой литературой, ни с казахской, ему близка только русская литература».

Далее гость редакции продолжает провоцировать читателя.

«Возьмите, опять же Туманбая, Мукагали, Жумекена. Мукагали — поэт среднего уровня, нет в нем величия, сейчас возьми любого поэта, окажи ему почет такой же, и он тоже станет «Мукагали». В нем были все качества, присущие поэту, но он оказался «халтурщиком». У нас вот, говорят, нельзя сравнивать Абая, например, с Шакаримом. А почему? Все познается в сравнении. В мировой энциклопедии нет имени Абая, а имя Жамбыла есть, и кто же тогда великий поэт? Кадыр Мырзалиев — наш классик, а его произведения ни в какое сравнение не идут с трудами ни одного из трех Толстых, которые были в русской литературе. Говорят, наш Мухтар Ауэзов признан в мировой литераторе, а у русских таких писателей — 400. Наши поэты и писатели малодушны, говорят, Магауин смело пишет. Но он лишь восторгается своими произведениями. И он все, что пишет, старается издавать. А я не все что пишу тороплюсь издавать. Если будет нужно, сами найдут. Абай везде раздавал свои произведения, говоря: «читайте». Кто-то читал, кто-то подтирал задницы. Аскар Сулейменов не писатель, он лишь любил личную свободу».

Интересно, что думают читатели по поводу этих слов поэта, и надеюсь, они знакомы с его творчеством?

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...