Что ожидает экономику и банковский сектор Казахстана в 2015 году?

Нынешний кризис в Казахстане начался в 2008 году. Однако после повышения цен на нефть многим показалось, что кризис закончился. Частный и публичный сектор никак на это не отреагировал и ныне привел к осложнениям. 2014 год не только показал хронический характер кризиса, но и обещает продолжение в следующем. Давайте посмотрим, как нынешняя ситуация окажет влияние на экономику и банковский сектор Казахстана 2015 году…

Алматы. 23 декабря. КазТАГ – Расул Рысмамбетов. Нынешний кризис в Казахстане начался в 2008 году. Однако после повышения цен на нефть многим показалось, что кризис закончился. Частный и публичный сектор никак на это не отреагировал и ныне привел к осложнениям. 2014 год не только показал хронический характер кризиса, но и обещает продолжение в следующем. Давайте посмотрим, как нынешняя ситуация окажет влияние на экономику и банковский сектор Казахстана 2015 году.

Кризис в Казахстане начался в 2008 году

Зависимость от глобальной перспективы

Как КазТАГ ранее обращал внимание, двумя основными событиями в следующем году, на которые казахстанской экономике придется ориентироваться, являются действия Федеральной резервной системы США (ФРС) и Европейского центрального банка (ЕЦБ). Если ФРС завершила программу количественного смягчения, которой добилась пост-кризисного восстановления экономики США, то ЕЦБ наоборот – запускает выкуп облигаций, чтобы выбросить на рынок наличность. Обилие денег на рынке снизит процентные ставки, сделает кредитные средства дешевле, что теоретически должно стимулировать деловую активность в Европе.

Эти две противоположных тенденции могут в следующем году привести к удорожанию доллара и снижению курса евро к другим валютам. Нарушить запланированные действия ФРС и ЕЦБ могут лишь чрезвычайно значительные события – снижение темпов экономического роста в США и повышение роста в Европе.

Сильный доллар вкупе с высокой процентной ставкой привлечет инвестиции в акции американских компаний, что ослабит другие валюты – важны из которых нам российский рубль и китайский юань. В практическом плане для Казахстана это, скорее всего, будет означать и ослабление тенге к доллару и укрепление к евро.

Таможенный контроль из-за падения рубля

Однако российско-украинский кризис вносит свои коррективы. Активные международные санкции против России уже значительно снизили курс рубля к другим валютам, включая доллар США и наш тенге. Низкий курс рубля при Таможенном союзе с Россией уже сделал неконкурентоспособными казахстанские товары. Российские компании отчаянно борются за выживание, работают с сокращением издержек в производстве и заходят как на рынок Казахстана, так и на рынки третьих стран, куда казахстанские компании ранее экспортировали свою продукцию. Нам достоверно известно, что в правительство Казахстана поступают официальные и неофициальные обращения от казахстанских компаний об этой ситуации. Фактически российский рынок вытягивает валюту из Казахстана.

Но так как импорт в Россию также в долларах США и евро, то уже по результатам первого квартала 2015 года будут видны потери российских производителей от падения рубля. Однако за период действия санкций против России Казахстан станет наиболее удобным источником валютной выручки для ряда российских компаний, что заставит закрыться казахстанских производителей. Один из экономистов уже заявил КазТАГ, что Казахстану необходимо ввести таможенный контроль с Российской Федерацией, чтобы избежать дефолта в экономике.

“Казахстан вынужден будет ввести таможенный контроль с Россией, если правительство хочет избежать дефолта и затяжной рецессии. Сложившаяся ситуация с оттоком капитала из Казахстана в Россию подтверждает прогноз президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о том, что казахстанские компании не могут конкурировать с соседями. Российский рынок при слабом рубле сейчас работает, как пылесос: вбирает в себя валюту из Казахстана, и завтра это приведет к массовым неплатежам казахстанских компаний по кредитам”, — отмечал собеседник агентства.

Новые ставки или налоговые каникулы

Однако наши компании перестанут платить не только банкам, но и налоги. Их будет не с чего платить. Классическая ошибка правительства будет заключаться в попытке поднять налоговые ставки, пытаться вырвать платежи с казахстанских компаний за счет штрафов и других силовых действий. Это сильно ударит по казахстанскому бизнесу, который уйдет в тень и оффшоры, окончательно потеряв доверие к правительству. Поэтому в данном случае правительству придется пойти на налоговые каникулы для бизнеса и максимально дружелюбное отношение к своим согражданам, которые поддерживают свою страну титаническими бизнес усилиями в серьезном кризисе.

В случае, если ситуация с санкциями и Таможенным союзом сохранится и в 2015 году, то правительство Казахстана будет перед выбором – или закрыть таможенную границу с Россией и ввести полномасштабную проверку, или смотреть, как российские производители душат казахстанских. В этой ситуации договоры о добрососедстве и политические соглашения станут просто бумагой. Таковы законы экономических джунглей.

Альтернативой может стать резкая девальвация тенге на 25-30%, чтобы казахстанские фирмы могли конкурировать с российскими при открытых таможенных границах. Но если санкции на заимствования в Россию останутся, то рубль будет искать дно курса к доллару весь срок действия санкций, тем самым опуская и тенге.

Это подвергает угрозе программу “Нурлы жол”, по которому государство будет дополнительно выделять по$3 млрд ежегодно для развития бизнеса. Крупные инфраструктурные проекты, программа индустриализации открыты для российских компаний по условиям учредительного договора Евразийского экономического союза. Следовательно, при слабом рубле, активной конкуренции со стороны российских компаний казахстанские компании рискуют потерять рыночную долю. Существует риск, что средства Национального фонда по законам рынка перетекут к наиболее сильным компаниям – российским. Это никак не обеспечит роста казахстанской промышленности и бизнеса.

Поэтому в наступающем году Казахстан будет стоять перед непростым выбором – спасти российский бизнес за счет казахстанских компаний или приостановить действие договора о Таможенном союзе. Кстати, если правительство посчитает нужным спасти казахстанские компании, то для этого есть инструмент – договор о ЕАЭС может быть приостановлен из соображений национальной безопасности.

Резервная валюта вместо доллара

Несколько лет назад президент Казахстана озвучил мысль о новой мировой резервной валюте, апеллируя к факту, что доллар несовершенен и нестабилен. Затем эту идею начали озвучивать политики в СНГ, что очень понравилось официальному Пекину, который надеется на включение китайского юаня в перечень резервных валют. В России также популярно мнение о том, что доллар является основной проблемой, и отказ от него решает немало проблем.

Однако тут существует другая проблема. Чтобы отказаться от доллара, должна быть реальная замена. Если это наднациональная валюта, как евро, то странам придется договариваться – кто будет печатать деньги и управлять центральным банком. Еще одна проблема – подобная валютная зона должна быть достаточно мощной экономически, чтобы не зависеть от сильных колебаний глобальной экономики.

Понимая, что сразу глобальной валютой не стать, Китай активно кредитует африканские страны вдобавок к России и Казахстану. Поэтому в январе 2014 года китайский юань вошел в 7-ку самых часто используемых валют в международных платежах, сообщало тогда SWIFT. Удельная доля платежей в юанях составила 1,39%, а доля российского рубля – 0,4%.

Для сравнения: американская валюта в тот же период составила 38,75% в мировой торговле, а евро – 33,51%. То есть для того чтобы США и Евросоюз частично перешли на расчеты в рублях, юанях, казахских тенге или евразийских алтынах, им нужно отчетливо видеть пользу от этого. Нужен серьезный аргумент и сопоставимый объем экономики. Например, всемирный ВВП составил приблизительно $85 трлн долларов в 2012 году, из которых 46% пришлось на Евросоюз и США. ВВП Китая немногим менее $10 трлн, РФ – около $2,1 тлрн. Казахстан может поставить на стол $225 млрд долларов.

Более того, чтобы дедолларизация как подход к независимости от доллара достигла своих целей, требуется, чтобы все страны, входящие в альтернативный блок, снизили свой импорт из стран, где доллар является основной валютой международных торгов. Это длинный путь диверсификации экономик стран блока и активное строительство нетарифных барьеров. Длина этого пути – десятки лет, как минимум.

В то же время есть и политизированный подход к дедолларизации, т.е. любой ценой. Это путь простых запретов, на который когда-то пошел СССР. Это значит учредить государственный внешэкономбанк, затем обязать все компании обменивать валюту по административному курсу только в этом банке. Именно такая инициатива является чрезвычайным риском для экономики Казахстана и приведет к ограничению свободной торговли. Именно о политической дедолларизации ведут беседы эмиссары наших соседей в Казахстане. Но мы должны знать, что экономические решения, построенные на политических мотивах, ведут к непредсказуемым последствиям.

Новые вызовы для казахстанских банков

Давление вышеперечисленных факторов является сильной угрозой для казахстанской банковской системы. В первую очередь, когда казахстанские компании столкнутся с трудностями при выплате кредитов, это перенесет бремя кризиса на отечественные банки. Говоря о банковской системе Казахстана, следует отметить ее особенность.

Наши финансово-промышленные группировки выстроены вокруг подконтрольных банков, по образу японских конгломератов – кэйрецу. Банки для них являются источником финансирования по приемлемой цене и для собственных проектов. При высокой цене на нефть казахстанские банки имели выход на международные рынки капитала, обычно через лондонских брокеров. Эта модель предполагала, что классическая банковская розничная деятельность для многих наших банков была лишь способом застраховать вероятные риски в деятельности компаний конгломерата. А основной стратегией было корпоративное финансирование аффилированных компаний.

Необходимо отдать должное – благодаря этой модели наши банковские группы приняли активное участие в развитии экономики Казахстана. Банки исследовали новые виды бизнеса, новые географические рынки, запускали новые виды продуктов. Однако высокая цена на нефть, значительная выручка госбюджета с последующим повышением зарплат и социальных пособий сделала невыгодным активную экспансию наших банков на другие рынки – ведь своих компаний и населения было достаточно. Сыграли свою роль и требования к банкам ограничить непрофильную деятельность и избавиться от посторонних активов, которые ударили по инновациям в банковском бизнесе.

Если вспомнить времена до этого запрета – тогда банковский сектор накопил опыт во всех сферах казахстанской экономики. Достаточно изучить биографию казахстанских участников Forbes и членов правительства – многие из них являются выходцами из банков. Теперь, в 2015 год, казахстанские банки вступают со значительным багажом проблемных кредитов, будучи ограниченными краткосрочными финансовыми продуктами, с дефицитом ликвидности, с невнятной стратегией, которая зависит от доступа к государственным финансам.

Риски акционеров на фоне быстрой прибыли

И самой большой проблемой казахстанских банков является экономика. Слабая диверсификация, активное вмешательство правительства делают нашу экономику невыгодной для инвестирования. Также активное вмешательство правительства в рыночные отношения серьезно повышает риски любого кредита для банка. Не секрет, что качество управленцев у нас низкое не только в госорганах, но и во многих частных структурах. Это логично, ведь часто компании конкурируют на уровне неформальных связей, а не бизнес-моделей.

А в силу ограничения на участие банков в бизнесе эти риски финансирования слабых компаний выражаются в высоких процентных ставках по кредитам. Справедливости ради надо добавить, что не менее серьезным риском являются и неформальные отношения акционеров и менеджеров банков, порой доходящие до того, что акционеры навязывают свои решения менеджерам. Подобная практика присутствует во всем мире, и в таких случаях это приводит к банковским кризисам. Будучи неспециалистом в финансовой сфере, акционер, как правило, принимает решения единолично, руководствуется личной выгодой и ориентируется на сиюминутную прибыль. Поэтому потери банков по кредитным решениям акционеров также являются серьезным фактором высоких процентных ставок.

И все же, несмотря на твердый курс регулятора снизить количество банков, ограничить их участие в бизнесе в свете нынешней экономической ситуации – это не самый лучший выбор. Стреноженные инструкциями банки будут вынуждены уходить из корпоративного сектора на уровень микрофинансовых организаций, который известен еще более высокими ставками.

Говоря о кредитных ставках казахстанских банков, справедливо будет признать, что нынешние проценты чрезвычайно высоки и бьют по заемщикам. Планируя бизнес-стратегию на очень короткие сроки, банки гонятся за космическими показателями роста, негативный эффект от которых скажется уже в первом полугодии 2015 года – это неизбежный рост проблемных кредитов. Все эти факторы откроют финансовый рынок Казахстана для китайских банков, имеющих доступ к большим средствам. Более того, китайские банки согласны на более скромные показатели роста в обмен на рыночную долю.

Ближние страны или Национальный фонд

Поэтому если казахстанские банки хотят выжить в 2015 году, им придется идти на беспрецедентные меры по внедрению новых продуктов, активной работе с клиентами, снижению аппетитов по прибыльности. Впрочем, если “холодная война” вокруг российско-украинского кризиса продлится, то для наших банков будут интересные возможности на рынках Центральной Азии, России (прежде всего Сибирского региона), западного Китая, северного Ирана и Монголии.

Несмотря на нынешнюю политическую конъюнктуру, фундаментальные оценки этих регионов самые благоприятные. Но для этого нашим банкам придется пересмотреть свои бизнес-модели, отказаться от обслуживания лишь одной группы компаний, сбросить лишний жир и бежать за деньгами в чужие края.

Несомненно, следующий год будет тяжелым. Если наши крупные игроки в реальном секторе и в финансовом мире не изменят методов работы, то основным источником средств останутся лишь средства Национального фонда. Усугубившийся экономический кризис откроет наш рынок внешним игрокам, а наши ослабевшие компании можно будет забирать голыми руками. За средства Национального фонда может развернуться нешуточная борьба влиятельных групп. Такая ситуация может смешать в одну кучу политические и экономические интересы крупных игроков.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...