Eurasia Review: Китаю отводится основная роль в новом мирном процессе в Афганистане

Пекин, в отличие от Вашингтона, хорошо ладит не только с Исламабадом, но и также с Тегераном. Ведь Афганистан с трех сторон охвачен границами с двумя соседними региональными державами - Пакистаном и Ираном. И они оказывали, оказывают и, видимо, будут продолжать оказывать большое влияние на развитие ситуации в Афганистане. Китай, принимающий на себя роль брокера мирного процесса в этой стране, укрепляет свою позицию в таком качестве, с одной стороны, закреплением давних добрых отношений с Пакистаном. А с другой стороны – поступательным улучшением связей с Ираном

Издание Eurasia Review опубликовало аналитическую статью под названием “Afghan Peace Process: Marred By Short-Sightedness”.

Китай и Иран имеют широкий круг общих интересов в борьбе с терроризмом

В ней говорится так: “Афганское правительство готовится вести переговоры о мире с афганским Талибаном при спонсорстве военно-разведывательного ведомства Пакистана и содействии Китая. Новый мирный процесс поддерживается Соединенными Штатами, и основная роль была отведена Китаю, которому доверяет Пакистан и который рассматривается им как страж его стратегических интересов. Делегация лидеров афганского Талибана недавно посетила Пекин с тем, чтобы обсудить условия предлагаемых переговоров. Администрация Обамы тепло приветствовала вступление Китая в дипломатическую сферу Афганистана, и “мозговые центры” в Вашингтоне заняты формулированием различных оправданий и выгод принятия Китаем на себя главной роли в Афганистане”.

Далее в этой статье речь ведется о наличии у Пакистана требований, не допускать Индию и Иран к процессу примирения на афганской территории, несмотря на то, что у этих двух стран имеются более весомые, чем у Китая, интересы в стабилизации ситуации в Афганистане.

Но Пекин, в отличие от Вашингтона, хорошо ладит не только с Исламабадом, но и также с Тегераном. Ведь Афганистан с трех сторон охвачен границами с двумя соседними региональными державами. Имеются в виду Пакистан и Иран. И они оказывали, оказывают и, видимо, будут продолжать оказывать большое влияние на развитие ситуации в Афганистане. Китай, принимающий на себя роль брокера мирного процесса в этой стране, укрепляет свою позицию в таком качестве, с одной стороны, закреплением давних добрых отношений с Пакистаном. А с другой стороны – поступательным улучшением связей с Ираном.

Издание Diplomatic Courier опубликовало материал под названием “The New Sino-Iranian Security Axis: How the Rise of Militant Sunni Islam is Aligning China’s Interests with Iran’s”.

В нем излагается следующее: “И поэтому Китай все больше тяготеет к Ирану, который, как он полагает, может выступать в качестве буферной зоны на пути движения суннитского радикального ислама в восточном направлении. В ноябре Мэн Цзяньчжу, который возглавляет правоохранительные органы в Китае, нанес визит в Тегеран, где он заключил соглашения по расширению сотрудничества в борьбе против терроризма.

“Китай и Иран имеют широкий круг общих интересов в борьбе с терроризмом, — сказал Мэн, — и Китай готов дальше наращивать сотрудничество с Ираном и играть активную роль в поддержании интересов безопасности обеих стран и продвижении дела пропаганды регионального мира и стабильности”.

Иран, похоже, готов работать с Китаем в плане противостояния суннитскому радикальному исламу постольку, поскольку это приносит экономические выгоды, открывает доступ к передовой китайской военной технике и обеспечивает дипломатическую поддержку со стороны Пекина в продолжающемся споре из-за ядерной программы Тегерана. Иран также рассматривает сотрудничество с Китаем как возможность обеспечения себя полным членством в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Укрепление китайско-иранских связей, конечно же, принесло бы важные стратегические выгоды Центральной Азии, где Иран еще не дал почувствовать свой геополитический вес. Со времен распада Советского Союза в 1991 году и последующего провозглашения независимости бывшими советскими республиками Ирану не довелось восстановить свое культурное влияние на регион к своей собственной экономической выгоде. До сих пор пробные попытки Ирана расширить свое влияние в Центральной Азии и на Кавказе сталкивались с сопротивлением. Соответствующие государства региона рассматривают иранскую внешнюю политику как чрезмерно идеологическую и глубоко увязшую в тенетах шиизма и революции.

Фактическое партнерство с Китаем в области безопасности, выверенное на противостояние суннитскому радикальному исламу, придаст Ирану больший политический вес в регионе. Это также помогло бы подключению Ирана к центрально-азиатским рынкам, открывая новые торговые маршруты для связей с бывшими советскими республиками, стремящимися получить доступ к международным рынкам через Иран и Персидский залив. Персидский залив также оказывается в фокусе геостратегических интересов Китая, так как Пекин рассматривает Иран как государство, в наибольшей мере способное обеспечивать там безопасность. По этой причине Китай, по-видимому, готов продолжать оснащение Ирана передовой морской технологией, возможно, превосходящей по типу и масштабу все то, что он поставлял в прошлом, вроде передового противокорабельного и противовоздушного вооружения или новейших систем ведения огня на воспрещение занятия района”.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...