Третья степень обнищания. Третий месяц белорусы остаются чистыми продавцами наличной валюты

Есть такой анекдот. У белорусов три степени обнищания: первая – "денег нет", вторая – "денег совсем нет" и крайняя – "надо ж доллары менять". Похоже, у белорусов как раз наступила крайняя степень

По данным Нацбанка РБ, в апреле белорусы продали наличной валюты на $269,9 млн. больше, чем купили, перекрыв мартовский рекорд – $243,8 млн.

Эта тенденция продолжается уже третий месяц: белорусы превратились в чистых продавцов наличной валюты, при этом увеличивают объемы ее сдачи. Объемы покупки, соответственно, снижаются. Если в декабре граждане скупили почти $900 млн. наличными, то в апреле только $372 млн.

С учетом безналичной продажи валюты население также остается чистым продавцом. В январе-апреле граждане продали $2,337 млрд., купили – $1,807 млрд.

беларусь инфляция

"Человеку не нужен рост зарплат"

Секрет прост. Если в конце прошлого года население активно конвертировало белорусские рубли, спасая их от грядущей девальвации, то в этом году деньги кончились.

Какое-то время после 40-процентного обрушения белорусского рубля власти держали цены, но бесконечно это продолжаться не могло, и цены отпустили. Зарплаты же остались почти на прежнем уровне. В результате реальная зарплата, рассчитанная с учетом инфляции, в первом квартале упала на 3,1% к аналогичному периоду прошлого года.

Номинальная средняя зарплата в Беларуси в I квартале, по официальным данным, составила около $425 до вычета налогов и порядка $370 – после вычета. Неудивительно, что с такими доходами людям не только не откладывают про запас, но и распечатывают личные валютные резервы.

Отличие нынешнего кризиса в Беларуси от предыдущих в том, что он пришелся на выборный год. Президентские выборы состоятся осенью, и значит сейчас, согласно сложившимся политическим традициям, должен быть период активного роста зарплат. И только после блестящей победы главного кандидата – девальвация.

Так, выборы 2010-го года, перед которыми людям, согласно обещаниям Лукашенко, напечатали 500-долларовую среднюю зарплату, в начале 2011-го обернулись исчезновением валюты и почти 3-кратной девальвацией.

Но в этот раз все произошло наоборот: сначала девальвация, потом – выборы. И, что самое обидное, после девальвации нет денег на ее компенсацию. Поэтому властям пришлось ставить новую социально-политическую задачу: не увеличить зарплаты, а сохранить их, объявив войну инфляции.

"Когда наблюдается рост цен по контролируемым позициям и особенно в ЖКХ, еще где-то, там, где государство повышает цены, – это недопустимо, – заявил Лукашенко на майской встрече с министром труда и соцзащиты Марианной Щеткиной. – Потому что мы зарплату сегодня не можем поднять. Человеку не нужен рост зарплат, если не растут цены ".

Провозгласив тезис о "ненужности" роста заработной платы, Лукашенко строго-настрого запретил поднимать зарплаты госслужащим, тем более что президент "не сторонник перед выборами это делать". В результате зарплаты чиновников за апрель решено лишь проиндексировать, а вот прочие бюджетники и студенты обойдутся и без индексации.

Гастрономы спасут МАЗ

К слову, сдерживать рост цен получается хуже, чем рост зарплат. Те же жилищно-коммунальные услуги, на подорожание которых рассердился президент, за 4 месяца набрали 19%. В целом же инфляция за январь – апрель в Беларуси составила 4,9% при обновленном годовом прогнозе 18%.

Сейчас Совмин по поручению Лукашенко работает над антиинфляционной программой. Что в этой программе будет, пока непонятно. Но со слов премьер-министра Андрея Кобякова, выходит, что банальным запретом торговле повышать цены, как это было зимой – в начале весны, не ограничатся. "Мы серьезным образом уменьшили административные воздействия на ценовые параметры в начале апреля. Главная задача – достаточно жесткий денежно-кредитный инструмент. Деньги должны быть заработаны. Раздачи денег не будет", – заверил Кобяков.

Но очевидно, что без административного воздействия не обойдется. При этом чиновники работают на опережение. Так, например, министр торговли РБ Валентин Чеканов уже собрал в своем ведомстве руководителей крупных торговых сетей и подотчетных организаций, чтобы напомнить об их социальных обязательствах.

То, что на встрече он повторил про строгий контроль за ценообразованием, импортом и просроченной задолженностью, это неудивительно. Такие внушения торговле делаются регулярно. Но кроме этого, министр поручил всем присутствующим "в ближайшее время изучить потребность в приобретении техники, производимой на ОАО "МАЗ" и сообщить данную информацию в ведомство в целях содействия дальнейшему заключению контрактов с предприятием на ее приобретение".

То есть сдерживание цен торговля теперь будет органично совмещать с разгрузкой складов.

Кризис закольцевал проблемы в разных отраслях: белорусские склады затоварены, потому что упал спрос у главного потребителя – России, из-за этого предприятиям не хватает оборотных средств, из-за этого они вынуждены сокращать объемы производства и трудовые коллективы, отправлять рабочих в неоплачиваемые отпуска, из-за этого падают зарплаты и, соответственно, внутренний спрос на товары. Поэтому задание торговым центрам срочно купить по МАЗу, хоть и кажется абсурдным, строго укладывается в логику белорусской системы экономики.

В эти недели белорусскому правительству как раз предстоит ответить на вопрос: как сохранить на плаву и предприятия, и рабочие места, да еще и удержать цены в магазинах (а ведь внеплановую покупку МАЗов торговле захочется как-то "отбить" – Прим. авт).

Лукашенко спасает кадры

Пока с этим все плохо. Четверть всех организаций в Беларуси I квартал закончила с убытками. В промышленности доля нерентабельных предприятий еще больше – около 36%. Объемы промышленного производства в I квартале 2015 года упали на 7,3% по сравнению с прошлогодним периодом, а ведь почти весь прошлый год тоже наблюдалось падение.

Тем не менее затоваренность складов не падает, а растет. На предприятиях скопился 4-месячный объем производства экскаваторов, 5-месячный – самоходных погрузчиков, 9-месячный объем – зерноуборочных комбайнов, 11-месячный – станков для обработки металлов.

Как следствие, предприятия повально переходят на неполную рабочую неделю. Например, в январе – феврале 2015 года в режиме вынужденной неполной занятости в промышленности работали 103,6 тыс. человек, или в два раза больше, чем годом ранее. В отпуска по инициативе нанимателя в первые два месяца года ушли 58,4 тыс. человек, что на 60,5% больше прошлогоднего периода. Еще 99,9 тыс. работников промышленности находились в целодневном (целосменном) простое.

За каких-то 4 месяца официальная безработица в Беларуси выросла в 2 раза: до 43,4 тыс. человек, или 1% от трудоспособного населения. До этого статистики стабильно фиксировали показатель 0,5%. Тут, конечно, во многом сказался президентский декрет "о тунеядцах", который грозит неработающим гражданам немаленьким налогом (чтобы избежать сбора, многие бросились становиться на учет в центры занятости), но объективные причины тоже налицо: в стране быстро сокращается количество рабочих мест. Так, по данным Минтруда, число вакансий за год снизилось более чем вдвое: до 25,8 тыс. против 53,5 тыс.

Вот уже и Лукашенко озаботился этой проблемой. На совещании 14 мая он рассказал правительству о "тревожной тенденции" и потребовал от него "вскрыть истинные причины происходящих процессов и выработать меры незамедлительного реагирования".

"Как бы ни было тяжело, необходимо сохранить квалифицированные кадры. Для этого нужно сделать не только все возможное, но и невозможное", – заявил Лукашенко.

Чиновники, конечно, сделают все возможное и невозможное. Проблема в том, что сохранить рабочую силу в нынешних условиях невозможно без того, чтобы не ухудшить и без того плохие финансовые показатели предприятий.

Зато поддерживать курс нацвалюты в этих условиях достаточно просто. Ведь белорусы больше не бегут менять зарплату на доллары, а наоборот, меняют заначку, чтобы дотянуть до зарплаты.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...