Bangkok Post: Ни один город не является безопасным, пока продолжается сирийская война

Франция и все остальные страны, участвующие в сирийском конфликте, должны держать в памяти уроки из недавнего опыта борьбы России с такого рода терроризмом: он не прекратится до тех пор, пока не будет устранен его эпицентр. Путин вмешался в сирийские события отчасти потому, что он помнит Чечню, и потому, что тысячи сепаратистов, которые воевали с ним там, теперь уже вступили в ряды Исламского Государства и Фронта аль-Нусра, сирийского подразделения Аль-Каиды

Газета Bangkok Post опубликовала аналитическую статью Леонида Бершидского, находящегося в Берлине обозревателя издания Bloomberg View, под названием «No city is safe while Syria war drags on» — «Ни один город не является безопасным, пока продолжается сирийская война».

терроризм игил

В ней говорится так: «Хотя многие детали, касающиеся предпринятых в Париже в ночь на пятницу атак, в ходе которых погибли свыше 120 человек, остаются неизвестными, Исламское Государство, похоже, взяло на себя ответственность за них.

Франция и все остальные страны, участвующие в сирийском конфликте, должны держать в памяти уроки из недавнего опыта борьбы России с такого рода терроризмом: он не прекратится до тех пор, пока не будет устранен его эпицентр.

Французский президент Франсуа Олланд в субботу утром заявил, что эти нападения являются «актом войны», который был совершен джихадистской «армией».

Такой вывод может быть в каком-то смысле оправданным, даже если выяснится, что некоторые из нападавших лиц являлись не проходившими специальной подготовки людьми или французскими гражданами или жителями Франции (очевидцы, которые видели, как террористы открыли беспорядочную стрельбу по толпе в концертном зале «Батаклан», сказали, что те говорили по-французски без иностранного акцента).

Четверо из восьми известных атаковавших — три рядом со «Стад де Франс», где французская национальная футбольная команда встречалась с немецкой сборной, и один на бульваре Вольтера — взорвали себя, не нанеся какого-либо серьезного урона. Кроме них самих, лишь один посторонний человек погиб в результате этих неудачных терактов.

Остальные террористы убили свыше 120 человек, одновременно стреляя в зрителей в концертном зале «Батаклан» и посетителей в оживленном кафе.

Эта синхронность довела до максимального уровня эффект террора с учетом того, что не так уже много времени прошло после январских терактов в Париже, в результате которых погибли 17 человек. Такой характер действий очень хорошо знаком россиянам.

В 2004 году серия терактов потрясла их страну. В течение последующих лет в России имели место также другие террористические атаки. Но серии терактов такого масштаба больше не было.

В 2005 году президент Владимир Путин привлек сына бывшего верховного мусульманского священнослужителя Чеченской Республики Ахмада Кадырова — убитого в результате одного из терактов 2004 года – с тем, чтобы тот управлял Чечней за него.

Рамзан Кадыров, которому тогда было 29 лет, был готов отомстить за смерть своего отца, и поскольку сами Кадыровы в прошлом являлись сепаратистами, он располагал прекрасной разведывательной сетью в охваченном войной регионе.

Ему понадобилось свыше трех лет на то, чтобы закончить войну и сделать бессмысленной для террористов организацию терактов в российских городах. Кампания была, если прибегнуть к выражению, который господин Олланд использовал в отношении Исламского Государства, «безжалостной».

В 2004 году основная война велась в горах Чечни, и для исламистских повстанцев нападения на Москву и другие мирные города явились способом вселить страх в сердца простых россиян, повышая цену войны для правительства.

Террористы в Париже могли иметь такую же мотивацию. Основная война сейчас ведется в Сирии.

Путин вмешался в сирийские события отчасти потому, что он помнит Чечню, и потому, что тысячи сепаратистов, которые воевали с ним там, теперь уже вступили в ряды Исламского Государства и Фронта аль-Нусра, сирийского подразделения Аль-Каиды.

Эти люди представляют собой такую же угрозу, с какой Россия столкнулась в 2004 году. Потому что новая война порождает новую цель и новые источники финансирования.

Ставка у господина Путина теперь такая же, какая она была в Чечне: он помогает безжалостному местному лидеру Башару аль-Асаду в ведении войны со всеми, кто берется за оружие — будь то исламист, террорист или сепаратист.

Франция и другие страны, входящие в состав коалиции во главе с США, теперь должны отдавать себе отчет в том, что они являются потенциальными целями для таких атак, какие имели место в Париже. Они должны решить, надо ли им присоединяться к методу господина Путина по подавлению террора. Такой прием доказал свою эффективность в Чечне, хотя даже самому российскому президенту, возможно, не дано знать, сработает ли он в Сирии.

Одно, впрочем, определенно: пока сирийский конфликт не будет урегулирован и Исламскому Государству не будет нанесено поражение в его эпицентре, ни одна страна не застрахована от таких атак, какие потрясли Париж в пятницу вечером».

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...