ЕНПФ: государство будет контролировать, частник — управлять, Всемирный банк — потирать руки. А будет ли доволен вкладчик?

Национальный банк избавляется от хлопотных функций, международный финансовый центр «Астана» (МФЦА) с радостью их принимает. Президент страны Нурсултан Назарбаев, выступая с очередным ежегодным посланием народу Казахстана, объявил о намерении вернуть пенсионные активы в конкурентную среду

Алматы. 22 декабря. КазТАГ — Татьяна Батищева. Национальный банк избавляется от хлопотных функций, международный финансовый центр «Астана» (МФЦА) с радостью их принимает. Президент страны Нурсултан Назарбаев, выступая с очередным ежегодным посланием народу Казахстана, объявил о намерении вернуть пенсионные активы в конкурентную среду.

казахстан пенсионный фонд

«Надо устранить имеющиеся у Национального банка институциональные дефекты. И вывести из-под его контроля Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ) и другие финансовые институты», — заявил глава государства.

Любопытно, но наказ президента прозвучал спустя каких-то полтора года после передачи активов частных НПФ в пенсионный фонд под патронажем государства. И основным посылом изъятия пенсионных активов как раз было недовольство государства результатами инвестиционной деятельности частных управляющих, мол, комиссионные услуги высоки, а инвестиционная доходность — низка.

И нам обещали, что государство в отличие от коммерческих НПФ не подкачает: и тариф на услуги государственного управления будет адекватным, и доходность — более сберегающей. А значит, работающее население Казахстана не должно больше беспокоиться за грядущую старость. Теперь пенсионную систему разворачивают если не на 360, то как минимум на 180 градусов, поскольку имеет значение и то, как собирают, и то, как управляют. Получается, что управляют не очень? Кому вообще потребовалось частичное реформирование пенсионной системы?

Государственный пенсионный фонд, управляемый Национальным банком, видит главной своей задачей сохранность пенсионных накоплений. И формально эта роль ему вполне удается. По итогам 10 месяцев 2015 года (то есть на октябрь) доходность пенсионных активов составила 10,2%. На фоне официальной годовой инфляции за октябрь на уровне 8,2% (по итогам 2014 года — 7,4%) — результат вполне себе рядовой. Почти один к одному.

Конечно, можно придраться к цифрам, поспорить, какова реальная инфляция в стране после впечатляющего августовского девала, но не суть. Результат есть результат. Если посмотреть крайне неудобную статистику Национального банка из-за отсутствия информации по коэффициентам доходности фонда в динамике и с разбивкой по месяцам, чего в отношении частных НПФ практика не допускала, то среди растущего числа вкладчиков и исправно поступающих обязательных взносов можно обнаружить положительный инвестиционный доход. За 10 месяцев 2014 года его прирост составил 22,5%, за 10 месяцев 2015 года — 49,3%.

Что покупает ЕНПФ?

Структура инвестиционного портфеля фонда показывает, что управляющая команда, то есть Национальный банк, держит нос по ветру и постоянно перекладывает средства в инструменты, имеющие потенциал роста. Например, в течение года (ноябрь 2014 — ноябрь 2015 года — КазТАГ) была ликвидирована позиция по аффинированному золоту, и понятно почему: в последнее время золото слишком волатильно и чревато для консервативных вложений. В свою очередь, были удвоены инвестиции в долговые инструменты, номинированные в долларах, что позволило в текущем году значительно заработать на курсовой разнице.

Основную долю инвестиций совокупного портфеля ЕНПФ занимают защитные инструменты с фиксированной доходностью: государственные ценные бумаги и облигации казахстанских эмитентов – 44,5% и 39,6% соответственно. На аналогичную дату прошлого года доли были следующие: 49,6% и 21,8% соответственно. Зато присутствие акций казахстанских компаний снизилось с 3,6% до 2%, так как за последний год акции больше падали в цене, чем росли. Также упала доля вкладов в банках второго уровня — с 17,3% до 7%. И совсем немного в портфеле ЕНПФ иностранных ценных бумаг, объем которых не превышает 7%.

Таким образом, портфель ЕНПФ местный и понятный в управлении. После глобальной чистки активов фонда в декабре 2014 года, когда были списаны «мусорные» бумаги на сумму Т97,9 млрд, текущие активы ЕНПФ вполне пристойного качества. И больших вопросов к ним быть не должно.

Конечно, как любой другой инвестор, фонд несет рыночные риски, связанные с состоянием мировой и национальной экономики, влиять на которые он не в силах и когда есть опасность снижения стоимости ценных бумаг конкретных эмитентов.

Например, на начало ноября, кроме многострадальных облигаций компании «Казахстан Кагазы» и других убыточных инвестиций, доставшихся в наследство от НПФ, снижение цены показал ряд вполне «твердых» эмитентов. Значительно «просели» отдельные долларовые облигационные выпуски Сбербанка России, Роснефти, Газпрома, американского банка Merrill Lynch, рублевый выпуск банковского немецкого концерна Commerzbank AG и тенговый заем американской Citigroup INC.

Естественно, фондовые волнения не прошли мимо казахстанских банков, Банка развития Казахстана и квазигосударственных компаний: «Казмунайгаза» и НУХ «КазАгро» – часть облигаций которых упали в цене – и даже отдельных выпусков госбумаг минфина РК. Однако это технические и вполне исправимые моменты.

Кто рискует, тот пьет шампанское

Значит, дело в другом. Разгосударствление активов ЕНПФ означает, что частные управляющие компании получат мандат на управление пенсионными активами, как в старые добрые времена. Возврата к эпохе НПФ, естественно, не будет. Но если дело не в доходности, кому все же выгодна передача активов в частные руки?

Понятно, что формально передача активов выгодна рядовому вкладчику. Появляется условная конкуренция за право инвестирования его накоплений: чтобы оставаться у пенсионной кормушки, частные управляющие будут толкаться локтями, доказывая Национальному банку собственное преимущество. Почему конкуренция условная?

Потому что возможная конкуренция – скорее иллюзия, чем реальность. Инвестиционная декларация ЕНПФ жестко регламентирует управляющего в том, что ему покупать. И разницы нет, один управляющий у фонда или десять, если все будут покупать одинаковые инструменты. Чтобы сложилась реальная конкуренция и был инвестиционный выбор, нужна более свободная декларация и действующий фондовый рынок.

Более подробно о фондовом рынке. После того как активы НПФ были слиты, образовался мега-монстр – ЕНПФ, который стал диктовать эмитентам условия. Если ранее цены на фондовом рынке складывались хоть с большой натяжкой, но все же рыночно, то теперь приходится договариваться о цене размещения облигаций с ЕНПФ, а фактически с Национальным банком – все длинные деньги у него. И пока что наиболее удачно договариваются с ЕНПФ системообразующие и некоторые средние банки.

Ситуация, когда на рынке всего один покупатель и масса продавцов, мало способствует удовлетворению их потребностей. Поэтому крупные казахстанские компании смотрят в сторону глобального рынка для проведения IPO акций и размещения корпоративного долга, а средний бизнес больше уповает на госпрограммы «Даму». Декларированная ранее идея, что длинная и сравнительно дешевая пенсионная ликвидность должна кредитовать экономику, растворилась в воспоминаниях. Банки пенсионные деньги получают, но кредитное предложение не увеличивают.

С начала этого года совокупный ссудный портфель банковского сектора вырос на 2,2% – фактическое топтание на месте. А займы юридическим лицам с начала года вообще уменьшились на 5,8%. Если Национальный банк и дальше будет сжимать железной рукой инвестиционную декларацию ЕНПФ, передача его активов в частное управление не принесет особой выгоды ни вкладчикам, ни фондовому рынку, ни реальной экономике.

Вероятность того, что Национальный банк ослабит хватку, крайне слаба. Слишком высока доля ответственности за сохранность пенсионных накоплений и второго миллиарда убытков никто не потерпит. Экономическая ситуация в стране сложная и недостаточно фундаментальных условий для качественного роста производственных компаний. И любой хозяйствующий субъект, еще вчера имевший высокие рейтинги надежности и кредитоспособности, завтра может объявить дефолт, сославшись на высокие отраслевые риски, неподъемный уровень долговой нагрузки и существенные валютные риски. Ну, а те, кто не сильно рискует и пьет шампанское, уже есть в портфеле ЕНПФ и лимиты по ним увеличены не будут.

Заграница нам поможет

Иными словами, частным управляющим, получившим активы в управление, сложно будет разгуляться и блеснуть профессиональными навыками. А спросят с них по полной: доверенность на управление пенсионными активами дадут на условиях результативности и гарантий их сохранности. То есть установят таргет доходности, при недостижении которого активы будут переданы более удачливой команде управляющих.

Чтобы управляющие не разбрелись по миру в поисках оптимальной формулы риск-доходность, словно кролик из шляпы, изящно и очень своевременно возникает идея международного финансового центра Астаны – как плацдарма для эффективных инвестиционных решений. Закон об МФЦА, подписанный президентом страны под занавес этого года, и вступающий в силу с января следующего года, устанавливает одной из основных функций центра управление активами, в том числе пенсионными. Поэтому к работе МФЦА, помимо местных игроков и инвестбанков, призовут международные управляющие компании. Чтобы все они поверили в МФЦА, закон дает его участникам привлекательные условия: особый статус правовой системы – английское право, и ряд преференций, например, освобождение от налогов на 50 лет (кроме НДС).

Понятно, что одними налоговыми льготами сытых управляющих из Европы в Среднюю Азию не заманишь. Да и сам центр на пустом месте не запустишь. И тут пенсионные накопления объемом в Т5456,2 млрд (данные на 1 ноября 2015 года) и средним ежегодным приростом в полтриллиона тенге – удачная наживка для иностранцев. Ведь те же управляющие компании – технические инвесторы, поскольку управляют не столько собственными, сколько доверенными средствами.

И Бог с ним, что иностранные компании придут управлять казахстанскими активами за наши же деньги, получая оплату от пенсионного фонда. И даже не важно, каким образом активы ЕНПФ будут делиться между местными и чужими управляющими компаниями. Дело в том, что пенсионные активы представляют собой инвестиции в ценные бумаги. И этот «винегрет» нужно будет распределить между управляющими компаниями. Что будет, если управляющий захочет продать казахстанские бумаги из «своего» портфеля? Кто купит такой объем на дохлом казахстанском фондовом рынке? И не обвалит ли такая продажа и без того низкие цены? Все это, по сути, технические частности.

Если вспомнить, что в мае 2012 года Всемирный банк предложил объединить все пенсионные активы в единый фонд, который должен управляться зарубежной компанией, инвестировать в зарубежные активы и тем самым показать более высокую доходность, все становится на свои места. На объем выставленных в МФЦА пенсионных денег придут именитые иностранные эмитенты, а значит, управляющие получат долгожданное расширение инвестиционных возможностей. И Национальный банк, наконец-то, может сказать с облегчением, что идея консолидации пенсионных активов удалась: государство активы контролирует, частник управляет, Всемирный банк потирает руки. А будет ли доволен вкладчик?

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...