Diplomat: Таджикская трагедия Узбекистана

Многие независимые наблюдатели считают, что таджики до сих пор составляют большинство населения в Бухаре и Самарканде, а также на большей части Южного Узбекистана

Издание Diplomat опубликовало аналитическую статью Акилеша Пиллаламарри под названием «The Tajik Tragedy of Uzbekistan» — «Таджикская трагедия Узбекистана».

В предисловии к ней говорится так: «Прошлое Узбекистана тесно переплетено с прошлым Таджикистана».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Узбекистан, как и остальная часть Центральной Азии, имеет дело с грузом ответственности за собственное появление на свет в результате советского произвольного этнического инжиниринга и начертания границ. (Я в предыдущей статье уже объяснял, как Советский Союз формировал современную узбекскую идентичность). Этнически неоднородная Ферганская долина, самый благодатный район Центральной Азии, также была разделена Советским Союзом на три части, отошедшие, соответственно, Узбекской, Кыргызской и Таджикской республикам. Жители Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана для того, чтобы попасть в свою часть долины из других областей собственных стран, должны преодолевать горные перевалы.

Одна из самых огорчительных особенностей центрально-азиатской демографии заключается в том, что плохие карты достались персоязычному населению Центральной Азии, являвшемуся в прошлом превалирующей и элитной культурной группой региона.

Самарканд

Сейчас персы Центральной Азии известны под названием «таджики» и населяют периферийную страну Таджикистан; ключевые таджикские культурные центры Самарканд и Бухара, которые также являются главными культурными центрами региона, находятся на территории современного Узбекистана.

Большинство независимых наблюдателей считает, что таджики до сих пор составляют большинство населения в Бухаре и Самарканде, а также на большей части Южного Узбекистана. Такие представления основываются на результатах переписей, проводившихся Российской империей в поздний ее период, а также на том, что они лишь записываются «узбеками» в своих национальных удостоверениях личности с тем, чтобы оставаться в Узбекистане.

Таджики, вероятно, составляют до 30 процентов населения Узбекистана. Иначе говоря, их количество там может составлять порядка 9 миллионов, что больше численности таджиков в самом Таджикистане. Каримов, родившийся в Самарканде, на самом деле мог являться наполовину таджиком.

Коренными жителями большей части Центральной Азии являлись иранские народы, которые говорили на языках, близкородственных современному пушту и в некоторой степени близких фарси.

В числе этих народов были согдийцы, бактрийцы, хорезмийцы и другие, все они очень активно вовлекались в сухопутную торговлю по всей Азии. Империя Саманидов, базировавшаяся в Самарканде и Бухаре, возникла в 819 году нашей эры и была первым независимым персидским государством после арабского завоевания, возродившим персидскую литературу и культуру. Таджики сейчас рассматривают империю Саманидов в качестве первого таджикского государства».

Грустно слышать такого рода рассуждения. Тем более – из уст западного эксперта по международным отношениям, каковым является Акилеш Пиллаламарри, который, получив степень магистра в области исследований по вопросам безопасности в американском Джорджтаунском университете, стал специализироваться на изучении ситуации в Южной и Центральной Азии. Вопрос даже не в том, насколько уместным может считаться заявление территориальных претензий на основе того, что имело место, согласно историческим данным, свыше 1000 лет назад. Он заключается в том, как же западный специалист, получивший превосходное базовое научное образование в одном из старейших и, соответственно, авторитетнейших университетов США, может выступить в прессе с позиции безоглядной поддержки такого рода притязаний таджикской стороны в отношении узбекской стороны, да еще в такое время, когда в Узбекистане ожидается смена власти, а следовательно, усиливаются тревоги касательно обеспечения стабильности и сохранения безопасности в этой стране.

Что же в этой связи мы могли бы сказать со своей стороны? Ситуация, конечно же, непростая. Напряженность в отношениях между Таджикистаном и Узбекистаном сохраняется в течение ряда лет. И она, надо полагать, останется теперь надолго. Ибо сейчас уже повод для противоречий не столько так и не сложившиеся по-доброму отношения между ушедшим из жизни И.Каримовым и здравствующим Э.Рахмоновым, сколько исторического характера факторы. Налаживанию добрососедских отношений препятствует осуществленная в последнее время реанимация культурно-исторических предпосылок для антагонизма между таджикским и узбекским народами. Причем инициатором в этом деле выступает таджикская сторона. Она со ссылкой на историческое прошлое вроде как не признает узбекской государственности. Официальное Душанбе формирует Республику Таджикистан как наследницу и где-то даже как правопреемницу государства Саманидов, существовавшего в IX-X в.в. и имевшего в качестве главных городов Бухару и Самарканд. Нынче территорию, на которой некогда располагалось это государственное образование, занимает главным образом Узбекистан. Но династия, по имени которой оно названо, приобрела значение государственного исторического символа не там, а в соседнем Таджикистане. А в Узбекистане на аналогичную роль отобрана другая династия, тимуридов, правившая в том же Самарканде, но несколькими веками позже саманидов. В таджикском общественном сознании очень сильна тенденция к рассматриванию значительной части современного Узбекистана как земли, которая по историческому праву должна принадлежать таджикам. Официальная политика и идеология, которая нынче проводится под руководством Э.Рахмонова, подогревают подобного рода настроения. Это сильно раздражает узбекское руководство и правящие в Ташкенте круги. И все же в этом узбекская сторона больше настроена на примиренческую позицию. Она с использованием даже московских каналов масс-медиа пытается протолкнуть такую идею, согласно которой узбеки и таджики – это один народ с двумя разными языками.

Но таджикскую сторону такая идеологическая база как основа для разрешения противоречий явно не прельщает. Она гнет свое. По ее идеологии Узбекистан в его нынешнем виде как бы является искусственно созданным, а посему временным государственным образованием.

Вообще государственная идеология Таджикистана, судя по всему, базируется на непризнании тюркских народов в качестве коренного населения региона и, соответственно, отказе за ними права на историческое прошлое в здешних местах. Такой вывод может формироваться у наблюдателя вследствие знакомства с взглядами не только деятелей таджикской культуры, но и – теперь уже – некоторых западных экспертов. Чего, к примеру, стоит утверждение следующего содержания из уст Акилеша Пиллаламарри: «Коренными жителями большей части Центральной Азии являлись иранские народы». Да, судя по историческим данным, являлись. Но было это, по меньшей мере, 16 веков тому назад. Тогда, все по тем же историческим данным, современная Англия уже почти четыре века контролировалась Римской империей, чьей наследницей считает себя современная Италия, а англосаксов, с которыми эта страна ассоциируется, там еще не было (они пришли позже). И что же теперь итальянцам, исходя из такого стародавнего фактора, можно заявлять претензии на территорию туманного Альбиона?! В Европе такое предположение было бы воспринято как шутка. В Центральной Азии аналогичная идея – это вовсе не шутки. Свидетельство тому – вышеназванная статья американского автора.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...