Почему реальный размер проблемных кредитов угрожает сохранности пенсионных накоплений?

Алматы. 24 апреля. КазТАГ – Сергей Зелепухин. То, о чем так долго говорят эксперты, нашло подтверждение в заявлениях руководителей Национального банка Казахстана. Регулятор фактически признал неадекватность оценки уровня проблемных активов со стороны банков второго уровня (БВУ). Однако это признание никак не снимает угрозу не только устойчивости банковского сектора, но и сохранности значительной части пенсионных накоплений граждан.

О чем молчат банкиры

Вопреки тому, что практика занижения уровня «плохих» займов приняла широкое распространение еще 10 лет назад в период финансового кризиса 2007-2009 годов и с каждым годом по мере их увеличения становилась все более изощренной, регулятор только в последние годы начал признавать несоответствие масштабов проблемных активов тем оценкам, которые в регулярной отчетности представляют банки.

Причем до последнего времени практически не делалось ничего, чтобы не на бумаге, а на деле кардинально снизить уровень неработающих кредитов. Но шила в мешке не утаишь. Теперь же, когда эта проблема достигла того уровня, когда закрывать глаза на ее масштабы, а тем более на ее возможные негативные последствия для финансового сектора страны стало невозможно, Нацбанк решил не только ее признать, но и попытаться в корне исправить ситуацию. Но не слишком ли поздно?

Недавно в интервью газете «Казахстанская правда» заместитель председателя правления Нацбанка Олег Смоляков недвусмысленно дал понять о наличии проблемы неадекватности оценки банками уровня проблемных кредитов.

«В 2015 году произошли сильные макроэкономические шоки, что отрицательно отразилось на финансовом состоянии и платежеспособности заемщиков банков. Однако банки стремятся отложить признание убытков по займам, в том числе за счет «искусственной» реструктуризации займов, перенося срок выплаты платежей на более поздние сроки. Такие займы в финансовых кругах называют «вечнозелеными». В результате займы, по которым фактически отсутствуют платежи, не включаются в категорию неработающих по отчетности банка. Поэтому у Национального банка есть основания полагать, что потенциальный объем неработающих займов в целом по системе превышает текущий уровень, заявленный банками в отчетности», — признался О.Смоляков.

Однако банкир не дал даже приблизительную оценку того, какое на самом деле количество неработающих кредитов накопилось в банковской системе. Он отметил лишь то, что «реальное качество активов банков требует дополнительной оценки из-за низкого качества финансового состояния заемщиков, практики использования «нетвердых» залогов, например, денег и имущества, поступающих в будущем, страховых полисов аффилированных компаний, гарантий физических лиц и т.д., а также невозвратного кредитования бизнеса акционеров и связанных с ними лиц».

Впрочем, можно уверенно утверждать, что, как регулятор, Национальный банк хорошо осведомлен о том, какой хотя бы приблизительный реальный уровень неработающих кредитов есть в банках второго уровня (БВУ). На то он и регулятор, который, обладая соответствующими полномочиями, может изучить, как под микроскопом, финансовое состояние любого казахстанского финансового института.

Неработающие займы

Арифметика «плохих» займов

Официальная же статистика Нацбанка рисует нам блаженную картину. Справедливости ради надо отметить, что она (статистика) составляется на основе отчетности БВУ, которую они представляют регулятору.

Так вот, согласно данным Национального банка, на начало марта текущего года уровень неработающих займов с просрочкой платежей более 90 дней в совокупном кредитном портфеле банковского сектора достигал 7,32%, или Т1,1 трлн, против максимального уровня в Т3,8 трлн, зафиксированного в 2014-м.

Тем временем международные рейтинговые агентства, в частности S&P Global Ratings, не согласны с оценкой регулятора и называют куда более тревожные цифры. «Приведенные в официальной статистике показатели проблемных кредитов по существу не отражают реальной ситуации: мы полагаем, что их доля (включая реструктурированные кредиты) может достигать 25-30% совокупных кредитов банковской системы», — говорится в мартовском отчете агентства по банковскому сектору Казахстана.

Если говорить об абсолютных цифрах, то, исходя из величины кредитного портфеля банков на 1 марта этого года в размере почти Т15,138 трлн и оценки S&P Global Ratings, доля неработающих займов в банковской системе на начало первого месяца весны достигала Т3,784-4,542 трлн!

Тем самым сумма неработающих кредитов у казахстанских банков предположительно в 1,5-1,9 раза больше, чем заявленная официально помощь государства для оздоровления банковской системы (в первую очередь Казкоммерцбанка) в размере почти Т2,1 трлн за счет госбюджета плюс Т300 млрд за счет средств Фонда проблемных кредитов.

Если при этом учитывать уровень сформированных банками провизий на 1 марта этого года в размере Т1,632 трлн, то сумма недоформированных провизий может примерно достигать Т2,1-2,9 трлн. То есть примерно такую же величину составляет размер необходимой капитализации банковского сектора.

Не знаем, простое совпадение это или нет, но получается интересная картина: как будто сумма необходимой государственной помощи для оздоровления банковской системы рассчитывалась исходя из минимальной оценки S&P Global Ratings доли неработающих кредитов казахстанских БВУ в 25% от совокупного ссудного портфеля банковского сектора.

Если это не так, то вполне справедливо предположить, что неофициальная оценка регулятором уровня неработающих займов казахстанских банков примерно совпадает с оценкой этого показателя S&P Global Ratings.

Средства ЕНПФ под угрозой?

И последнее, на чем хотелось бы сделать особый акцент, — это средства Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), размещенные в банках второго уровня. Хотим мы этого или нет, но из-за непростой ситуации в банковском секторе сохранность как минимум части пенсионных денег находится под угрозой. А это немаленькая сумма: по официальной информации, в банках второго уровня размещено 26% пенсионных активов, или Т1,809 трлн.

Очевидно, что при неблагоприятном развитии ситуации часть их может быть потеряна, поскольку государство, являясь управляющим средствами ЕНПФ, не гарантирует их сохранность в банках. Ведь на пенсионные активы, которые размещены как вклады в БВУ, не распространяется гарантия Казахстанского фонда гарантирования депозитов. Также никто не гарантирует возвратность пенсионных средств, которые были инвестированы в облигации банков.

И это при том, что есть печальный опыт размещения пенсионных накоплений в казахстанских БВУ. До сих пор нет точных данных о том, какая часть пенсионных средств была потеряна в результате дефолтов и реструктуризаций долгов банков БТА, «Альянса» и «Темира».

Единственно известно то, что, согласно оценкам ЕНПФ, по результатам объединения всех НПФ в единый фонд было списано Т90 млрд пенсионных накоплений. Однако, по неофициальной информации, сумма пенсионных средств, которая была потеряна в результате финансового кризиса 2007-2009 годов еще тогда частными пенсионными фондами, значительно больше официальной цифры списанных активов.

Не пора ли регулятору принимать более решительные меры в интересах сохранности средств будущих пенсионеров?

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...