Если в Казахстане и есть что-то очень стабильное, то это наверняка непрерывный подъем цен на горюче-смазочные материалы

Объяснять это принято зависимостью от импорта. А вот что мешает избавиться от нее – никто не может толком объяснить

Согласно статистическим данным от 25 сентября 2017 года, опубликованным на сайте Globalpetrolprices.com («Azerbaijan gasoline prices, 25-Sep-2017»), на начало прошлой недели в Туркменистане средняя цена литра бензина составляла $0,29, в Узбекистане – $0,41, а в Казахстане – $0,47.

цены на бензин
Источник: globalpetrolprices.com

Тут вот что на себя обращает внимание. Из вышеназванных трех центрально-азиатских стран первые две больше славятся как газодобывающие республики, а третья, то есть Казахстан, — как нефтедобывающая. А бензин, как известно, делается из нефти. Тем не менее, Туркменистан и Узбекистан находят способ держать цены на бензин на уровнях, которые ниже казахстанского.

Правда, Туркменистан так же, как и Казахстан, является нетто-экспортером нефти. Но производит (в пределах 10 миллионов тонн в год) и экспортирует (около 6,5 миллионов тонн) эта прикаспийская республика такое углеводородное сырье в объемах куда меньших, чем наша страна (соответственно, свыше 80 миллионов тонн в год и немногим менее 68 миллионов тонн). Да и доказанные запасы нефти там и здесь далеко не сопоставимы – 600 миллионов баррелей (меньше 100 миллионов тонн) против 30 млрд. баррелей (свыше 4 миллиардов тонн). По этому показателю Казахстан занимает 12-место в мире, опережая такие крупные нефтедобывающие страны, как Катар и Бразилия, а Туркменистан делит 44/45 места с Румынией.

А вот Узбекистан является нетто-импортером нефти. Что интересно, он покупает ее не только у России, но и также у Казахстана. Согласно данным, озвученным в прессе председателем правления АО «Узбекнефтегаз», его компания собирается импортировать сырую нефть в объеме до одного миллиона тонн в течение 2018-2020 годов, а с 2021 года после запуска нефтеперерабатывающего комплекса в Джизакской области планирует увеличить объем импорта до пяти миллионов тонн. Надо сказать, что эта республика еще в советское время испытывала нехватку нефти для своих нефтеперерабатывающих заводов. Но с обретением государственной независимости Узбекистан за период с 1992 до 1999 года увеличил показатель добычи нефтяного сырья с 66 тысяч до 162 тысячи б/с (баррелей в сутки), то есть до 8 миллионов тонн в годовом выражении и сделался полностью независимым от импорта нефти. Но в дальнейшем ситуация с нефтью в стране стала возвращаться на круги своя. Добыча сырья там снизилась с 7,2 миллиона в 2001 году до 3,2 миллиона тонн в 2012 году. А его потребление сократилось с 6,7 миллиона до 4,4 миллиона за тот же период. Иначе говоря, объясняющееся объективными факторами снижение объемов добычи нефти обусловило сокращение ее потребления и, соответственно, объемов производства бензина в стране. Дефицит автомобильного топлива в Узбекистане особенно остро проявился в 2013 году. Ввиду такой ситуации в стране принимаются усиленные меры по увеличению производства автомобильного горючего на нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ) посредством наращивания объемов импортного углеводородного сырья. В советское время в Узбекистане было два таких предприятия – Ферганский НПЗ и Алты-Арыкский НПЗ. В 1990-ые годы был еще введен в строй Бухарский нефтеперерабатывающий завод. Сейчас планируется запуск нового нефтеперерабатывающего комплекса в Джизакской области.

Казахстан же таких проблем, связанных с падением объемов нефтяного производства не испытывал. За постсоветский период показатели добычи нефти увеличились с 25 миллионов до 82 миллионов тонн. А нефтеперерабатывающих заводов как было три, так и остается три – в Шымкенте, Атырау и Павлодаре. Новых крупных НПЗ нет. А цены на бензин растут и тогда, когда нефть дорожает на международных рынках, и тогда, когда она там дешевеет. Если в Казахстане и есть что-то очень стабильное, то это наверняка непрерывный подъем цен на горюче-смазочные материалы. Объяснять это принято зависимостью от импорта. А вот что мешает избавиться от нее – никто не может толком объяснить.

В начале второй декады сентября на казахстанских АЗС поднялись цены на бензин — в среднем на два-три тенге. Спустя 20 дней, в начале октября – еще на три-четыре тенге. В прошлый раз при встрече с журналистами директор департамента развития нефтяной промышленности министерства энергетики РК Куаныш Кудайбергенов по такому поводу дал следующее объяснение: «У нас сохраняется импортозависимость от российского бензина и дизельного топлива. По бензину марки АИ 92 -30%, по дизельному топливу — 15%. В свою очередь, заводы продолжают работу по наращиванию производства светлых нефтепродуктов».

Подобное мы слышим уже, по меньшей мере, лет двадцать. А воз, как говорится, поныне там. Почему Казахстан, добывая нефть с большим избытком, не может добиться удовлетворительного обеспечения самого себя горюче-смазочными материалами? Ведь должен же быть какой-то ответ на этот набивший уже оскомину вопрос. Не потому ли получается так, что кем-то там далеко отсюда решено, что Казахстан, прежде всего, должен своими энергоносителями восполнять спрос на международном рынке и удовлетворять свой внутренний рынок по остаточному принципу?!

В этой связи складывается впечатление, что чем больше спрос на наше сырье там, за бугром, тем острей у распоряжающихся тут им людей обида, что часть его приходится оставлять здесь же на нужды больших еще по численности групп населения, не восполняющих потребление ликвидного дефицита производством конкурентоспособной товарной продукции.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...