«$22 млрд никто никогда у нас не отберет. Эти деньги остаются в собственности Казахстана, они защищены суверенным иммунитетом»

Сетевые СМИ о заморозке активов Национального фонда

Андрей КАРПОВ – «Казахстан-2018: BadStati и «замороженные» активы. Плохой сюрприз на Новый год» — В самый канун Нового года достоянием казахстанской общественности стала пугающая новость. Бельгийский суд принял решение о заморозке сберегательного портфеля Национального фонда Казахстана на общую сумму примерно в $22 млрд. Под «санкции» попало около 40 процентов государственных сбережений.

Впрочем, эта информация для «тех, кто в теме» сюрпризом не стала. Американский банк New York Mellon еще 30 октября, до принятия судебного решения заморозил казахстанские активы «на упреждение». Также заморожены акции, принадлежащие «Самрук-Казына» в голландском предприятии KMG Kashagan BV, через которое правительство Казахстана участвует в международном консорциуме по месторождению Кашаган. В список «на заморозку» попали активы, размещенные в Швеции.

Такое жесткое решение было принято по иску молдавского бизнесмена Анатоли СТАТИ. В конце нулевых годов его компания выступила стратегическим инвестором при строительстве в Мангыстауской области Боранкольского газоперерабытывающего завода. Сумма начальных инвестиций была относительно скромной для подобного проекта — 150 млн. долларов. Но в докризисные времена каждый доллар, вложенный в казахстанскую нефтянку, мог потенциально превратиться в золотую жилу. В интервью, которые охотно раздают партнеры Стати фигурирует сумма в 1 млрд. долларов, которую он якобы потерял в результате конфликта с казахстанской стороной.

Анатоли СТАТИ
Анатоли СТАТИ

Очевидно, что юридические битвы еще далеки от завершения и если бы не целый ряд привходящих обстоятельств, то вся сложившаяся ситуация могла бы рассматриваться под совершенно иным углом. Но есть серьезные геополитические резоны, которые придают делу «Стати против Казахстана» глобальный смысл.

Николай КОНЬКОВ – «Фининтерн против Казахстана» — История о том, как голландский и бельгийский суды в обеспечение иска молдавских бизнесменов Анатола и Габриэла Стати, владеющих фирмой Ascom Group, «заморозили» активы Национального фонда Казахстана на общую сумму в 22 миллиарда долларов, которые находились под управлением Bank of New York Mellon, явно выходит за рамки «спора хозяйствующих субъектов» — причем сразу по целому ряду причин.

Во-первых, прецеденты подобного рода в формате «фирма против государства» случались, но обычно под «заморозку» попадали государственные средства «банановых республик» или бывших колоний, вступивших в конфликт с крупными ТНК, чаще всего — из США или экс-метрополий. Здесь же формально совсем иная ситуация. Казахстан — одно из важнейших государств «постсоветского пространства», занимающее ключевое положение в Центральной Азии и лидерские позиции по производству целого ряда важнейших сырьевых товаров, прежде всего — урановой руды. А при всём уважении к отцу и сыну Стати, их фирма, вложившая в казахстанскую экономику около миллиарда долларов, относится к несколько иной «весовой категории», чем Shell, Exxon или Toshiba, а также другие «акулы большого бизнеса», активно сотрудничающие с официальной Астаной. Следовательно, за этим «статигейтом» стоят некие гораздо более влиятельные, чем семья молдавских миллиардеров (кстати, вам не режет слух это странное словосочетание — откуда там такие деньжищи-то?) силы.

Во-вторых, «замороженная» в обеспечение иска сумма госактивов Казахстана примерно на порядок превышает размер самого иска… В общем-то, если ситуация с данными средствами «зависнет», это будет национальная катастрофа. И это явно «чёрная метка» действующему президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву от западных «партнёров» — сигнал о том, что ему нужно либо срочно менять свою политику, либо уходить в отставку, не дожидаясь очередных президентских выборов, намеченных на 2020 год.

Вопрос только в том, каких именно «шагов навстречу» могут потребовать у елбасы (лидера нации) те, кто затеял эту крайне рискованную игру с казахстанским Национальным фондом. Понятно, что это не структуры ЕС, которые с Казахстаном работают постольку поскольку, и не администрация Трампа — в противном случае были бы использованы совсем иные «рычаги давления» на официальную Астану. А вот представители «фининтерна» на подобное вполне могли решиться — никаких препятствий для этого у них нет.

Данияр КАНАФИН, адвокат – «Какая связь между герцогом Альба и арестом $22 млрд Нацфонда РК» — Так что же общего между ситуацией в средневековой Голландии и нашей страной сейчас? Экономика в современном мире основана на кредите. Кредит основан на доверии. Доверие основано на честности. Честность основана на справедливости. Если вместо справедливого суда устраивать «кровавые советы», никто не даст денег. Не дадут денег – проиграешь.

Фернандо Альварес де Толедо
Фернандо Альварес де Толедо и Пиментель, известный как Великий герцог Альба и Железный герцог.

Если использовать сомнительное уголовное преследование для разрешения политических или экономических споров – проиграешь. Но современный инвестор сегодня защищен лучше, чем средневековый ростовщик. Вот, например, что-то пошло не так с уголовным делом против молдавского инвестора – и он обратился в международный арбитраж. В итоге арестовали деньги государственного Национального фонда. Это, конечно, не поражение в войне, но приятного все равно мало.

Порой наши силовики и чиновники ведут себя как герцог Альба в средневековой Голландии – пугают инвесторов, которые в этом глобальном мире могут легко уйти в другие, более предсказуемые юрисдикции, или подать в международный суд на то государство, что злоупотребляет полицейской властью.

Сейчас уже очевидно: если мы не реформируем суд – мы разоримся как глупое средневековое королевство. А такие продукты юридической вивисекции, как финансовые суды английского права на теле нашей судебной системы нас не спасут. Даже если эти искусственные органы будут держаться на допинге административного ресурса и не деградируют сразу, они все равно не решат главной задачи: не смогут защитить как внешнего, так и внутреннего инвестора от злоупотребления уголовным судопроизводством. Жалобы на это злоупотребление позволили молдавскому бизнесмену арестовать наши $22 млрд. Где гарантия, что этого не случится снова?

Айдос САРЫМ – «Завели инвестора, не понравилось — можно и кинуть» — Насчет заморозки средств Нацфонда. Создается впечатление, что многие сограждане восприняли новость, будто эти деньги уже забрали с концами. Это не так.

Заморозка счетов — это, в общем-то, обычная процедурная мера в такого рода делах. Не мы первые, не мы последние. Если проиграем в суде, снимут деньги СТАТИ плюс судебные издержки. И, скорее всего, на время заморозки не будут идти проценты.

Вопрос, кажется, глубже. Наши госорганы, которые привыкли считать наши суды недоразумением и формальностью, оказываются полностью беспомощными в более или менее конкурентном суде за рубежом.

Из правового нигилизма следует и второе следствие. Наши чиновники и госбизнес смотрят на контракты как на формальность. Завели инвестора, не понравилось, можно и кинуть. Благо силовой и судебный ресурс свой. Между тем инвесторы собирают бумаги, нанимают юристов и при случае потом могут поставить в позу зю не тех кто их кинул, а конкретно государство.

«Молдавский бизнесмен послал в нокдаун власти Казахстана» — Политолог Досым САТПАЕВ — Такое уже не раз происходило в истории Казахстана. И не только с иностранными инвесторами, но чаще с отечественными. Только казахстанские бизнесмены, в отличие от иностранцев, предпочитали молчать. Война, объявленная Анатолем Стати против властей Казахстана, создает опасный прецедент: появляются реальные угрозы для разных государственных активов, размещенных по всему миру…

Понятно, что казахстанские власти постараются приложить все усилия, чтобы оспорить выдвинутые обвинения. Но осадок в любом случае останется. Так же, как останутся бреши и уязвимые места в безопасности зарубежных государственных активов.

Министр юстиции Казахстана Марат БЕКЕТАЕВ призвал не драматизировать ситуацию — «$ 22 млрд никто никогда у нас не отберет. Эти деньги остаются в собственности Казахстана, они защищены суверенным иммунитетом. В ближайшей перспективе эти активы передать, продать кому-то будет невозможно. Риски ограничены суммой иска, это $ 0,5 млрд, но мы не хотим отдавать даже оспариваемую сумму, поскольку считаем, что арбитражное решение получено незаконным путем».

«В заморозке активов Нацфонда замешана политика» — Политолог Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ отмечает, что Казахстан, как государство, активно вовлеченное в международное сообщество, естественно, вынужден подчиняться определенным законодательным актам международного характера и судебным решениям, касающимся взаимоотношений с иностранными инвесторами. Это необходимое условие привлечения в Казахстан дополнительных иностранных инвестиций.

Другой вопрос — этот конфликт с Анатолием Стати длится уже с 2010 года. Почему нашим правительством не были приняты необходимые меры для урегулирования этой проблемы? Почему доведено до судебных тяжб и заморозки наших активов? — недоумевает Султангалиев.

Как выясняется, компании молдавского миллиардера в течение десяти лет, не имея лицензии, реализовывали нефть, прогоняя её по трубам «Казтрансойла». Как такое могло случиться? Налицо функционирование явно коррупционной преступной схемы с участием высокопоставленных менеджеров, — считает политолог.

Так как ситуация с заморозкой казахстанских активов, по мнению Султангалиева, имеет политический подтекст, многое будет зависеть от результатов визита в Вашингтон.

Экономист Магбат СПАНОВ, в свою очередь, удивляется тому, как спокойно реагирует Казахстан на арест имущества чуть ли не половины Нацфонда — Я просто поражаюсь. Я не вижу, чтобы со стороны власти шло какое-то движение и кто-то понес ответственность со стороны органов, отвечающих за эти процессы. Царит безмятежность. Неужели мы настолько богаты, что не боимся лишиться таких огромных сумм? — недоумевает экономист.

По его словам, разговоры о том, что риски Казахстана ограничиваются суммой в 500 млн долларов, сродни детскому лепету — Ведь деньги должны работать. А замороженные активы не работают. Сумма получается почти 30 млрд долларов. Пора делать какие-то выводы, — говорит он.

По мнению Спанова, учитывая опыт заморозки активов Нацфонда, есть риск и для активов ЕНПФ, которые сейчас тоже активно инвестируются за рубежом.

«Минюст РК не будет комментировать информацию о замороженных казахстанских активах за рубежом» — «На сегодняшний день Министерство юстиции предоставило для СМИ всю возможную информацию об интересующем Вас деле. Дополнительные комментарии могут повлечь за собой негативные для страны последствия. Поэтому Министерство не будет комментировать перспективы разморозки или других аспектов дела. Это может использоваться другой стороной против интересов Республики Казахстан и расцениваться как давление на суд», — говорится в сообщении от 10 января.

Как отмечается, истец по делу — Анатола СТАТИ выбрал в качестве своей тактики создание ажиотажа и скандального информационного фона внутри нашей страны. «Информационные вбросы являются лишь агрессивной пропагандой, а не объективной информацией», — отметили в ведомстве.

В министерстве также отметили, что некоторые непроверенные материалы ряда информагентств и изданий, неумышленно поддерживают тактику истцов и работают против интересов Республики Казахстан.

«Министерство юстиции вновь хочет заверить общественность, что арест является временной мерой и не ограничивает права на получение дивидендов и вознаграждений. Республика имеет право и будет использовать все возможности для возмещения ущерба нанесенного незаконным арестом активов. В любом случае, риски Республики ограничиваются суммой арбитражного решения. В настоящее время никаких денежных средств истцам выплачено не было», — говорится в информации.

При этом в ведомстве отметили, что для защиты интересов республики в иностранных судах привлечены лучшие международные юристы.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...