«Линия разлома уже прошла через казахстанское общество, разделив его на «традиционалистов» и «либералов» по ценностным принципам»

Сетевые СМИ про уят (стыд)

Жанар ТУЛИНДИНОВА – «Уят-скандалы и линии раскола казахстанского общества» — Внимание общества было приковано к уят-скандалу, разразившемуся вокруг известного Инстаграм-блогера, владелицы алматинского ночного клуба Айжан БАЙЗАКОВОЙ, и резонансному видео, в котором казахстанский имам и религиовед Ризабек БАТТАЛУЛЫ поучает пытливую паству, что в деле воспитания жён умеренное насилие вполне допустимо.

Поляризация оценок этих двух скандалов очевидно продемонстрировала, что линия разлома уже прошла через казахстанское общество, разделив его на «традиционалистов» и «либералов» по ценностным принципам. «Уят» («стыд») – стержневое понятие в системе национальных этических норм для первых, для вторых стало не более, чем досадным пережитком прошлого.

стыд
Иллюстрация: camonitor.kz

Происшествие в ночном клубе, принадлежащем скандальной Инстаграм-диве Айжан Байзаковой, без сомнения, выглядит как пощечина общественной морали. Напомним, что в сеть было слито видео, на котором две девицы в пьяном угаре, раззадоренные Байзаковой, выступавшей в роли ведущей вечеринки, разделись донага за вознаграждение в 50 тыс. тенге (примерно 150 долларов). Инцидент, конечно, не слишком хорошо характеризует «обликоморале» завсегдатаев увеселительных заведений южной столицы, однако бывалые посетители казахстанских ночных клубов поговаривают, что случай этот отнюдь не из ряда вон выходящий.

Происшествие вызвало волну негодования в традиционной части казахского общества: особенное возмущение вызвал тот факт, что в нецеломудренном поведении были уличены две представительницы титульной национальности. Поскольку исполнительницы стриптиза остались инкогнито, гнев был излит на известную своими вызывающими фотосессиями и скандальными поведением Айжан Байзакову. Любопытно, что «традиционалисты» продемонстрировали довольно высокую степень самоорганизации, записав видеообращение с требованием остановить моральное разложение общества и «развращение казахских девушек».

Между тем достаточно значительная часть общества поддержала эпатажную звезду Инстаграма, обвинив поборников морали в лицемерии: дескать, в стране, куда более остро стоит проблема насилия над женщинами и детьми – займитесь лучше ею.

Конечно, подобные уят-скандалы – это не лучший индикатор для замера состояния общества, поскольку в хайп чаще всего вовлекаются наиболее радикально настроенные лица как с одной, так и с другой стороны. Однако тем, кто сегодня моделирует проект будущего казахстанского общества, не мешало бы задаться вопросом: могут ли эти два сегмента сосуществовать изолированно – одно, продолжая архаизироваться, второе – либерализироваться по «передовым» западным образцам – или все-таки конфликты между ними неизбежны, а потому необходимо их сближать на основе единых ценностей и идеалов?

Мади АЛИМОВ – «Облико морале: кризис ценностей казахского общества» — Так уж получилось, что с началом суровой эпохи рыночных реформ все связанное с духовностью, этикой у нас как-то незаметно отошло на задний план. И мы долгое время не осознавали, что это может привести к малоприятным последствиям. Но сегодня уже нельзя, уподобляясь страусу, делать вид, что в морально-нравственном состоянии общества ничего плохого не происходит. Скандалы, все чаще выплескивающиеся в СМИ и в соцсети, свидетельствуют о том, что ситуация может выйти из-под контроля.

Как представляется, главная причина наблюдаемых сегодня в духовной сфере явлений и тенденций заключается в том, что максимально расплывчатым стало само понятие «казахский социум». В основе этого лежит другой не менее печальный фактор – чудовищное социальное расслоение. Оно настолько глубоко разделило казахское общество, что уже не видно, на каких принципах его можно хоть как-то объединить.

Размышляя над природой морально-нравственной деградации нашего общества, сталкиваешься с еще одним парадоксом. Почему при заметном росте религиозности нашего общества уровень его духовности оставляет желать лучшего? При всей кажущейся сложности вопроса ответить на него можно достаточно просто. Схематично это выглядит примерно так.

Во-первых, казахи никогда не были фанатиками религии, поскольку ислам у нас всегда переплетался с традиционными космогоническими воззрениями, бытовыми обрядами и обычаями и в силу этого носил прикладной характер.

Во-вторых, в советский период многие казахи имели возможность получить полноценное среднее и высшее образование, что наряду с господствовавшей тогда идеологией отделяло их от религии. Ведь чем просвещеннее человек, тем труднее его затянуть в тенета тех же ваххабитских проповедников. Сегодня получение высшего образования вроде бы не проблематично. Но с другой стороны, его качество упало ниже плинтуса. То, что отечественная система образования (не только высшего, но и школьного) переживает серьезный кризис, в том числе «благодаря» бессистемным и непродуманным реформам, ни для кого не секрет. А в результате малообразованные граждане становятся легкой добычей миссионеров самых разных мастей.

В-третьих, нарастание в обществе религиозных настроений во многом вызвано нерешенностью социально-экономических проблем. Особенно это касается молодежной среды. Не найдя работы, не имея постоянной крыши над головой, молодые люди начинают видеть выход из сложной жизненной ситуации в религии. Тем более когда эмиссары нашептывают, что, только встав на такой путь, они смогут решить свои насущные проблемы. Но это ведет не столько к росту духовности, сколько к архаизации массового сознания.

Теперь обратим взор на, так сказать, другую сторону медали. В последнее время звездами социальных сетей становятся персонажи типа Асель Баяндаровой и Айжан Байзаковой. Можно ли считать это неким показателем безнравственности, или же мы имеем дело с вполне объективными последствиями эволюции морали нашего общества в период рыночных реформ?

Если говорить о стриптизе и пошлых конкурсах, устраиваемых в стенах специфических увеселительных заведений, к коим можно отнести и ночные клубы, то, по сути, здесь нет предмета для морализаторства. По закону они имеют право существовать? Имеют. Так в чем же дело? Какой был смысл городить огород?

Так на какой же парадигме или парадигмах должны базироваться морально-нравственные ценности в современных условиях: — на установках традиционного казахского общества (читай, архаике)? На синтезе либеральной философии и традиционных ценностей (если такое возможно вообще)? На нормах исламской культуры? На какой-то золотой середине (какой)? Вряд ли кто-то сможет дать однозначный ответ на этот вопрос.

««Ұят» — это больше, чем сетевое ханжество» — Ерлан АСКАРБЕКОВ, PR-специалист — «Уят», как сейчас модно говорить – это гораздо больше, чем сетевое ханжество. Это остатки родового уклада, остатки традиций, именно остатки, а не настоящие традиции, т.к. всё настоящее было истреблено в 1920-30 годах. Именно «уят» сыграл благотворную роль после развала совхозов в 1994, и благодаря какой-то ещё стыдливости перед дальней роднёй и соседями аул до сих пор ещё не спился и не деградировал. Хотя скотокрадство выросло с советских времён до ужасных пропорций. Но всё, увы, впереди.

Пока что ещё живы последние авторитетные старики, которых как-то стыдятся, хотя сельская интеллигенция либо вымирает, либо переезжает в города к детям. И сейчас в аул в качестве самых активных идеологов пришли вахаббиты. Это очень агрессивное, упрямое меньшинство, которое в своих целях ложно трактует казахское как строго асексуальное, закрытое в паранджу, глубоко чуждое настоящим казахским традициям. Казашки на самом деле были и не в парандже, но и не бесстыжи.

Перемножьте это на общую деградацию образования, на вымещение всех социальных обид и зависти на женщинах, на эффект смелости в сетях и на проникновение 4G до райцентров – и мы получаем тот реальный огромный социум, который был ранее не известен да и не интересен ни алматинским СМИ, ни предпринимателям из клубов «Тарлан» и Forbes, ни политикам всех мастей. Повторю – эти люди, половина страны, сегодня идеологически интересуют только вахаббитов. И совсем недавно наконец-то заинтересовалась аулом власть, но отставание от вахаббитов в сроках и методах у государственного PR просто колоссальное.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ – «Угол Байзаковой» — Как обычно в таких случаях, общественность разделилась на две группы. Первая осуждает Байзакову и поддерживает стражей морали. Вторая утверждает, что любая личность вольна делать все, что угодно, пока это не касается свободы другой личности. Вопрос, задевают ли раскованные казашки своим поведением чью-то неприкосновенность и нежные свободолюбивые чувства, едва ли не теологический. А следовательно, неисчерпаемый.

В современном Казахстане секс продается, и тенденция только нарастает. За кино присматривает государство, там особо не разгуляешься. Зато в Интернете — рай. Помимо Байзаковой существует уже целая когорта девиц различной степени раскрепощенности, которые не покладая рук делают рискованные фото и выкладывают в Инстаграм. Количество подписчиков неумолимо растет, а вслед за подписчиками приходят рекламодатели. Скандал с раздеванием и арестом только добавил той же Байзаковой популярности — о ней узнали даже те, кто узнавать не собирался. Не очень понятно, как защитники нравственности угомонят всех казахстанок, которые вдруг решили дистанционно заработать на собственном теле, пользуясь преимуществом высоких технологий.
Надо сказать, что со стороны иногда кажется, будто уятмены побеждают и страна все больше погружается в некий этический архаизм. Но сила действия опять равна силе противодействия. Ревнители традиций уже собирались сжигать ночные клубы и запрещать группу Ninety One. Клубы все так же стоят, Ninety One продолжает записывать песни и выпускать клипы. Группа даже удостоилась байопика в собственную честь, которого бы не было, если бы не уятмены и сопутствующий шум. И что-то уже никто не возмущается, не грозит перекрасить парней и научить их жизни. То же самое было и с Асель БАЯНДАРОВОЙ, которая сфотографировалась в зеленых трусах, выложила фото в Фейсбук и вызвала жуткий скандал. Где вся та гвардия моралистов, что хотела едва ли не сжечь женщину? Такое ощущение, что ребята уже не успевают обрабатывать поступающую информацию. Разврата стало так много! Он практически вездесущ. Похоже, несмотря на все проактивности, моралистам от камчи остались только классические стадии столкновения с неизбежным: отрицание — гнев — торг — депрессия — принятие.

И это хорошо. При отсутствии (или редуцировании) многих гражданских свобод свобода раздеваться у девушек и прокалывать уши у парней становится едва ли не главным и единственным демократическим достижением. (Что характерно, насилие в нашей стране тоже не является чем-то уникальным и малораспространенным, но его защитники традиций традиционно, простите за каламбур, не замечают. Байзакову грозили даже убить за разврат, на что она задала резонный риторический вопрос: как же так вышло, что оголение груди стало большим грехом, чем лишение жизни?) Так что пусть показывают все, чем их наградила природа, и борются за право показывать. Кто знает, может, именно с этого в нашей стране начинается большая свобода.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...