Каким окажется влияние потепления взаимоотношений Узбекистана и Таджикистана на ситуацию с безопасностью у южных границ СНГ?

Все это очень хорошо, если смотреть на такое развитие событий с позиции необходимости востановления добрососедских отношений между двумя братскими республиками. И совсем иным оно видится при воспоминании о Баткенских событиях 1999 года и 2000 года

Издание Diplomat опубликовало статью Паоло Сорбелло под названием «Uzbekistan Makes Up With Tajikistan Over Electricity» — «Узбекистан находит общий язык с Таджикистаном касательно электроэнергетики».

В предисловии к ней говорится так: «На протяжении двух с лишним десятилетий узбекско-таджикские отношения омрачались напряженностью, однако недавний двусторонний визит может ознаменовать собой начало настоящей оттепели».

Узбекистан и Таджикистан

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Общение Мирзиева с Рахмоном в ходе их встречи в Душанбе носило все признаки джентльменского соглашения, так как они там вновь и вновь заверяли друг друга в том, что не станут затруднять водоток или подрывать региональное сотрудничество по водным вопросам.

«Мы приветствуем поддержку Узбекистана в отношении строительства гидроэнергетических объектов в Таджикистане, в том числе в Рогуне», — сказал Рахмон».

На встрече в Душанбе эти два лидера договорились, помимо прочего, об упразднении визового режима между их странами, а также о возобновлении автомобильного, железнодорожного и авиационного сообщения между Узбекистаном и Таджикистаном.

Теперь ожидается, что в поэтапном порядке будет восстановлена работа всех 16 контрольно-пропускных пунктов на границе между ними. Шавкат Мирзиеев заявил, что теперь между двумя странами не осталось «ни одного нерешенного вопроса».

Все это очень хорошо, если смотреть на такую ситуацию с позиции необходимости востановления добрососедских отношений между двумя братскими республиками. И совсем иной она видится при воспоминании о Баткенских событиях 1999 года и 2000 года. Имеются в виду осуществленное в 1999 году вторжение террористических сил в лице боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ) со стороны Горного Бадахшана на территорию Баткенской области Кыргызстана с целью пройти оттуда через кыргызско-узбекскую границу в ферганский регион Узбекистана и захватить его; предпринятое в 2000 году боевиками того же ИДУ вторжение на территорию Сариасийского и Узунского районов Сурхандарьинской области Узбекистана с целью продвинуться в направлении Термеза, а в дальнейшем захватить Джизакскую, Бухарскую, Самаркандскую области. В том же 2000 году радикальные исламисты также вторично вторглись в Баткенский регион Кыргызстана. Во всех трех случаях они приходили со стороны Таджикистана. И главной их целью было проникновение на территорию Узбекистана и закрепление там. Сейчас, возможно, многие уже забыли о том, как все тогда было. Для освежения памяти таких людей хотелось бы привести здесь некоторые отрывки из подготовленного в 2000 году материала под названием «Баткенские события»: «Сегодня стало ясно, что боевики чувствуют себя в этой республике (Таджикистане) более чем вольготно (вспомним: в течение нескольких дней они выступают в поход из весьма далеких друг от друга таджикских районов). Без определенного покровительства со стороны влиятельных таджикских бонз такое было бы невозможно. В чьих интересах было сохранение в Таджикистане отрядов исламских экстремистов? Парадоксально, но необходимо подчеркнуть пассивную, выжидательную политику Таджикистана в Баткенских событиях 1999 — 2000 годов в Кыргызстане. Как свидетельствуют источники, вторжение бандформирований исламских экстремистов на сопредельные граничащие государства вновь произошло с территории Таджикистана… На начальном этапе баткенского конфликта нынешнего года таджикские власти официально по-прежнему утверждали, что появившиеся боевики на границах сопредельных государств проникли не с их территории. Если вспомнить события Баткена 1999 года, то проникновение и беспрепятственный уход бандформирований также произошел со стороны таджикской границы».

После событий 2000 года Ташкент предельно ужесточил систему контроля в узбекско-таджикском приграничье. В 2000 году Узбекистан возвел на своей границе с Таджикистаном ограждения с колючей проволокой, а ее горные участки заминировал в целях предотвращения проникновения на свою территорию боевиков. В 2001 году Узбекистан ввел визовый режим для граждан Таджикистана. Сейчас, к сожалению, мало кто вспоминает о том, для чего все эти меры в прошлом были приняты. Более того, наблюдаются попытки списать все это на так и не сложившиеся в прежние времена по-доброму отношения между Исламом Каримовым и Эмомали Рахмоном.

И происходит такое в то время, когда российский министр иностранных дел Сергей Лавров ответственным образом заявляет: «Нас тревожит то, что, к сожалению, военные США и НАТО, которые присутствуют в Афганистане, пытаются всячески замалчивать и отрицать (факты присутствия ИГИЛ). По нашим данным, это присутствие ИГ на севере и востоке Афганистана достаточно серьезное, уже тысячи бандитов. Это повышает риски проникновения террористов и в Центральную Азию, и оттуда не так сложно пробраться и в РФ».

Остается сказать лишь одно: все это – нелицеприятная правда. Но она должна была быть сказана.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...