«На предстоящих президентских выборах победит Нурсултан Назарбаев, а на парламентских – партия «Нур Отан»

Сетевые СМИ о новом политическом сезоне

«В ожидании перестановок» — Активизация Нурсултана НАЗАРБАЕВА в конце лета, в том числе его поездки по регионам и встречи с руководителями госструктур, не остались без внимания общественности и экспертного сообщества. По стране поползли слухи о предстоящих кадровых рокировках в высшем эшелоне госуправления, включая отставку правительства Бакытжана САГИНТАЕВА.

Проблема, однако, в том, что дискуссия в казахстанском обществе на тему предстоящих кадровых решений «лидера нации» в основном сконцентрировалась на двух вещах: во-первых, кто займет, или, наоборот, потеряет то или иное кресло, во-вторых, как эти изменения отразятся на балансе сил в казахстанской правящей элите, с упором на то, что транзит верховной власти в стране вот-вот грянет. В то же время куда более важные вопросы — какую социально-экономическую политику будет или должно проводить новое правительство республики и какие корректировки во внутренней политике можно ожидать в случае обновления руководства администрации президента, даже не поднимаются.

Почему не поднимаются – понятно. Всем без исключения ясно, что принципиальных изменений в государственной политике не будет до тех пор, пока верховная власть в стране не перейдет из рук елбасы в руки другого человека. В результате этого коллапса Казахстан автоматически лишает себя возможности экспериментировать и опробовать методы, которые привели к успеху другие страны.

назарбаев транзит

«Не исключено, что президент продумал конфигурацию более сложных рокировок» — В Казахстане стартует новый политический сезон: 1 сентября депутаты вернутся с каникул, члены правительства и акимы — из отпусков. Что ожидать с его началом? Об этом наш корреспондент побеседовал с казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии “Кто есть кто” Данияром АШИМБАЕВЫМ — Прежде всего замечу, что в Казахстане есть два вида кадровых изменений — стратегические и тактические. У нас достаточно много вакансий, в частности, вакантна должность секретаря Совета безопасности. И в зависимости от того, кого президент выберет на эту должность, назначение будет тактическим или стратегическим.

Сейчас везде пишут, что пост секретаря Совбеза займет Карим МАСИМОВ. Но в таком случае он будет вынужден освободить пост главы КНБ — должность, которая за последние полтора года сильно окрепла в политической иерархии. Были приняты законы, усиливающие контроль со стороны главной спецслужбы страны за информационным пространством, за борьбой с терроризмом и экстремизмом, за борьбой с коррупцией и так далее. И здесь возникает вопрос: если Масимов уйдет в Совбез, кому доверить КНБ?

Наиболее вероятной кандидатурой считается нынешний первый замглавы КНБ Самат АБИШ. Но его назначение, на мой взгляд, вызовет новую волну слухов о преемничестве. А президент, как мне кажется, от этой темы давно устал. Поэтому повторюсь: сегодня большое количество постов в высшей иерархии политического бомонда “выключены”. Они как бы значимые, но занимают их люди, которые не самые амбициозные и не самые жесткие руководители. За примером далеко ходить не надо. Пост спикера сената, а фактически вице-президента страны занимает уже во второй раз Касым-Жомарт ТОКАЕВ. Человек профессиональный, образованный, но при этом его в качестве преемника мало кто воспринимает. Или другой пример: пост главы правительства занимает Бакытжан САГИНТАЕВ, на которого возлагались большие надежды. Но по итогам двух лет его премьерства можно смело сказать, что особых достижений за ним не числится. Или вот пост главы Нацбанка, его занимает Данияр АКИШЕВ. Человек, безусловно, хороший. Допускаю, что он, возможно, даже специалист в своей узкой сфере. Но как руководитель Нацбанка он не имеет политического веса, авторитета как финансист-экономист. И стоит ли сейчас удивляться, что только ленивый не ругает работу правительства и работу Нацбанка.

На мой взгляд, о том, что президент в последнее время проводил последовательный курс по снижению значимости определенных постов и выводил их из системных. Вполне возможно, что это делалось для снижения накала страстей. Другая причина: президент взял тайм-аут для того, чтобы продумать, какая политическая конфигурация должна быть в стране. На мой взгляд, у нас должен быть более жесткий премьер, более системный и понимающий проблемы экономики, умеющий координировать работу всего правительства. У нас должен быть более компетентный глава Нацбанка. Поэтому я не исключаю того, что президент продумал конфигурацию более сложных рокировок, с тем чтобы вывести на поле более сильных, но, возможно, менее известных игроков. Мы видим, какие гигантские теневые разборки проходят вокруг банков второго уровня. Банки — это лакмусовая бумажка казахстанской политики. За каждым банком стоит конкретный авторитетный человек, замыкающий на себе или правительство, или олигархат, или представителей политического бомонда. И любые действия с банками определяют не борьбу банка “А” с банком “Б”, а борьбу одного акционера с другим за контроль над денежным потоком. А денежные потоки для банков сейчас генерируют государство и квазигоссектор. Именно государство покупает банковские облигации и размещает у них депозиты. И понятно, что политическая борьба в Казахстане долго в такой форме находиться не может. Она выглядит сейчас слишком уж монетизированной. У нас и так много разговоров об уровне коррупции в стране. Но пока политическая борьба будет идти вокруг денежных потоков, это еще больше будет дискредитировать политическую работу внутри страны. Президент сейчас стоит перед определенным выбором: либо выводить на поле новых игроков, либо соблюдать статус-кво в надежде, что ситуация разрулится сама по себе. Но надежды на второй вариант очень мало.

«Чего следует ждать от нового парламентского сезона в Казахстане?» — 1 сентября стартует новый парламентский сезон. Что он принесет казахстанцам, как изменит жизнь страны в целом и изменит ли вообще? Стоит ли рассчитывать на то, что депутаты активизируют свою работу в избирательных округах, поддерживая и продвигая инициативы «снизу», а не только продолжат отрабатывать задачи, спущенные «сверху»? Может, пришло время мажилисменам и сенаторам держать ответ перед народом за то, что они делают? Какие законопроекты должны оказаться в наступающем политическом сезоне в парламентском портфеле и почему? Об этом и многом другом мы беседуем с представителями гражданского сектора.

Мирас НУРМУХАНБЕТОВ, участник форума «Жаңа Қазақстан» — Ну, в этом смысле желания и ожидания диаметрально противоположны. Практически на все ваши вопросы, начинающиеся с «должны ли?», могу ответить односложно: «да», дополнив это оговоркой, что с нынешними и им подобными «народными избранниками» это априори невозможно. Они, депутаты, вообще много чего нам должны, а, точнее, обязаны. С другой стороны, желания мои и моих коллег по «Жаңа Қазақстан» вряд ли осуществимы в полной мере, если кардинально не изменить систему. Поэтому напрашивается банальное и уже много раз озвученное – провести честные и прозрачные парламентские выборы со всеми вытекающими из этого последствиями. Но пока это выглядит утопией.

назарбаев транзит

Мурат ТЕЛИБЕКОВ, мусульманский общественный деятель — Наши ожидания затянулись. Разочарование сменилось равнодушием. Общество живет само по себе, парламент – сам по себе. Связь между ними если и не оборвалась окончательно, то стала весьма эфемерной. Чего я ожидаю от нового парламентского сезона? Скажу по секрету: надеюсь, что депутаты, наконец, проснутся, начнут больше двигаться.

Но самое главное – нужно менять принцип формирования парламента. Сейчас там много случайных людей, которые не зависят от избирателей и равнодушны к их проблемам. Каждый человек должен иметь возможность стать депутатом вне зависимости от партийной принадлежности. Это азбучная истина. Без этого не будет изменений к лучшему.

Павел ШУМКИН, профсоюзный лидер — Наблюдая за нашими депутатами в течение четверти века, должен сказать следующее: со дня своего рождения казахстанский парламент – совершенно искусственное и потому абсолютно немощное образование.

По своему составу он (в силу «загадочности» самой процедуры нерегулярных выборов) являет собой набор случайных персон, которые, по сути, не представляют основные социальные страты страны. Достаточно посмотреть на «качественный состав» избранников, чтобы увидеть: «простого» народа там никогда не было.

Наш парламент, как слезу узника в общей камере, нельзя назвать ни демократическим, ни реально представительным. Такое его условное, беспомощное и безответственное состояние вовсю использует исполнительная власть для своих нужд, которые обычно совершенно не соответствуют нуждам страны.

Бауржан ТОЛЕГЕНОВ — «Чем ближе выборы, тем сильнее ожидания досрочной кампании» — 1 сентября депутатский корпус вновь возьмется за работу – клацать затертую кнопку «за». В принципе, ничего примечательного. Но предстоящий субботний выход парламентариев укрепил твердость конспирологов в досрочном формате электорального цикла – президентских выборов 2020 года и парламентских выборов 2021 года. Кроме традиционного «выборы в Казахстане всегда проходят досрочно», какие еще аргументы могут сыграть в пользу внеочередных избирательных кампаний?

Специально, или нет, но благодаря последним действиям властей, создан неплохой электоральный задел – ипотечная программа «7-20-25», студенческие общежития, повышение пенсий и т.д. Анонсируемая реформа МВД также сулит власти электоральные барыши. К 2020/2021 году, эти фишки обнулятся. К тому же еще неизвестно, сможет ли власть к этому времени тянуть социалку в ее нынешнем объеме. Относительно неутешительных прогнозов социально-экономического развития, текущий момент позволяет власти провести электоральный цикл в более-менее благоприятном режиме.

«Данияр Ашимбаев: Сценарии транзита власти сегодня заморожены» — Прогнозами на предстоящий политический сезон делится известный казахстанский политолог, главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр АШИМБАЕВ — Напомню, что досрочные выборы у нас проводятся не из политических, а из финансовых и бюджетных соображений с одной стороны, с другой – чтобы лишний раз подтвердить легитимность действующего главы государства. У меня есть большие сомнения в том, что следующий электоральный цикл будет использован для реализации проекта «Преемник». Нурсултан Абишевич не показывает никоим образом того, что он собирается уходить. Исходя из этого, не думаю, что вопрос о транзите стоит в среднесрочной перспективе. Скорее всего, президент не определился и с преемником, и с самой возможностью своего досрочного ухода. Скорее всего, Нурсултан Абишевич останется на посту главы государства до конца.

Думаю, что сценарии транзита определены уже сегодня, но в настоящий момент они заморожены и при необходимости будут реализованы в самый последний момент с тем, чтобы исключить какие-то варианты подковерных интриг или противодействие намеченному сценарию. Таким образом, можно прогнозировать, что на предстоящих президентских выборах победит Нурсултан Абишевич Назарбаев, а на парламентских – партия «Нур Отан». И других каких-то вариантов в настоящий момент ожидать не следует. Коротко говоря, транзит к электоральному циклу привязан не будет.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...